Дмитрий Билик "Вратарь. Книга первая"

grade 4,6 - Рейтинг книги по мнению 140+ читателей Рунета

Дмитрий Билик – популярный писатель-фантаст, автор нескольких циклов книг в разных жанрах. Представляем первую книгу цикла романов «Вратарь». Эта трилогия в свою очередь является прямым продолжением пятикнижия «Временщик». Вратари – особые служители Системы. Они совершенны и давно отринули все обывательское. Они контролируют проходы между мирами и не вмешиваются в дела Ищущих. Но иногда все меняется, если под удар становится само существование устоявшейся системы. Об этом в первой книге серии.

date_range Год издания :

foundation Издательство :1С-Паблишинг

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 27.01.2021

Вратарь. Книга первая
Дмитрий Александрович Билик

Вратарь #1
Дмитрий Билик – популярный писатель-фантаст, автор нескольких циклов книг в разных жанрах. Представляем первую книгу цикла романов «Вратарь». Эта трилогия в свою очередь является прямым продолжением пятикнижия «Временщик».

Вратари – особые служители Системы. Они совершенны и давно отринули все обывательское. Они контролируют проходы между мирами и не вмешиваются в дела Ищущих. Но иногда все меняется, если под удар становится само существование устоявшейся системы. Об этом в первой книге серии.

Дмитрий Билик





Вратарь. Книга первая

Глава 1

– Седьмой!

От гневного крика вздрогнул весь плац. Шесть моих Братьев не сговариваясь повернули головы в сторону замка. Да и я поглядел на внушительную фигуру, торопящуюся к нам. Вообще Брат-инструктор был спокоен. Раньше. Так мне говорили. Мол, ничем его из себя нельзя вывести. Как и остальных Вратарей. Но вот мне как-то удавалось.

– Седьмой!

У нас не должно было быть никаких порядковых номеров. Как и имен. Мы просто Братья. Даже Второй, который отличался от нас узкими плечами и широкими бедрами, – тоже Брат. Но после начала обучения Брат-инструктор сказал, что мы – самые неусидчивые из всех его учеников. И для улучшения дисциплины, точнее, «раздачи слонов» (что бы это ни значило), нам дали номера.

– Седьмой!

И да, именно этот порядковый номер звучал чаще всего. Седьмой, собственно, – это я. А кто я? Ну, Вратарь. Он же – нить, соединяющая миры между собой. Это пока все, что я знал. И откровенно говоря, мы и Вратарями еще не были. Дальше Ядра, центрального из всех миров, не путешествовали. Ни с кем не сражались, только боролись на плацу, получая бесценный опыт, да в библиотеке изучали особенности миров. То есть проходили стандартный период обучения как послушники, которым лишь предстояло стать Вратарями.

– Седьмой… – уже не прокричал, а прохрипел Старший Брат.

Между собой мы, с моей легкой подачи, называли его Серебрянолобый. Из-за шлема, который наш Брат-инструктор носил. Сейчас же он и вовсе был без головного убора, обнажив свое лицо. Не знаю, почему, но мне оно не нравилось. Скажу больше, физиономия Серебрянолобого заставляла невольно содрогнуться.

На широком, ровном, точно стесанном мечом лице двумя бусинами сиротливо ютились глаза. Ниже гигантским провалом зиял рот. И все. Разве это можно было назвать лицом? Мы, к слову, были совершенно иными. Больше похожими на существ из других миров. На тех, что изучали в библиотеке. И тех, что я издали видел бродящими возле Ям.

К примеру, Второй походил на женщину-аббаса. Только если у Ищущих этой расы имелись странные отростки на голове, у Второго их не было. И конечности выглядели чуть массивнее. Да и кожа у Ищущих-аббасов черная, а у Второго, как и у нас всех, – цвета песка в Ядре.

А Пятый – вылитый фес. Пусть у него не было четырех витых рогов, уходящих назад, но в черепе угадывалось некогда их присутствие. И роста он вышел более внушительного, чем мы. С длинными руками, отчего и бороться с ним было очень тяжело.

Когда-нибудь мы все станем похожи на старших Братьев. Не того, конкретного, с золотыми доспехами, а просто на остальных Вратарей. Я это понимал. Нам часто рассказывали, что с каждым последующим этапом инициации все, что связывает нас с прошлым, будет вымываться пылью. И если честно, меня это почему-то пугало. Я не помнил, кем был, но терять возможность осознавать себя не хотел.

– Седьмой, – беззубый черный рот, казалось, поглотил меня. Пахнуло корицей и пряностями, родным запахом пыли. – Что ты опять натворил?

– С утра ничего. Настроения как-то не было.

Второй и Четвертый издали нечто вроде смешков. Брат-инструктор обратил к ним свое уродливое лицо, но не сказал ни слова. Он вновь посмотрел на меня. И более того, увидел в моих глазах отвращение, после чего надел шлем.

– Иди за мной. Агонетет хочет увидеть тебя.

В груди неожиданно стало жарко. Хотя непонятно, отчего. Наши оболочки всегда имели одну и ту же температуру. Мы не дышали. Сердце, вокруг которого слеплено тело, не билось. Я, если говорить очень грубо, не был живым существом. Но именно сейчас испытывал нечто вроде… волнения?

– Я не могу.

– Почему?!

Брат-наставник не должен был удивляться. Впрочем, как и гневаться. Но в последнее время у него вообще не очень получалось не испытывать эмоции.

– Согласно распоряжению Старшего Брата, мы не можем покинуть плац до окончания тренировки.

Конечно, я не был тем самым Вратарем, что неукоснительно соблюдал все правила. Должен был быть, но не был. А вот с Серебрянолобым ситуация оказалась иной. Иерархия и правила – наверное, единственное, из чего тот состоял. Поэтому он торопливо махнул рукой:

– Пятый, ты уже закончил разминаться? Выходи. Сразись с Седьмым.

Это было попросту нечестно. Послушники, мы то есть, физиологически еще отличались друг от друга. По словам Братьев, с каждой новой инициацией все становятся более похожими. Мы же пока не прошли ни одной. И именно Пятый наиболее выделялся среди нас.

Как я уже говорил, он походил на феса – существо из дальнего мира, которое только и живет войной. Пятый был самым сильным бойцом из нас. Мощным, относительно быстрым, разве что не очень опасным. Потому что являлся мне братом. Признаться, и я не хотел причинить ему вреда. Но каждый раз, состязаясь в ловкости и быстроте c противниками, я чувствовал, как внутри меня просыпается нечто вроде азарта.

– Брат, ты готов? – спросил Пятый, подняв двумя руками перед собой тренировочный меч, будто проверяя его вес.

Подобным оружием нас нельзя было убить. Клинки слишком тупые, хоть и сделаны из особой стали. Немного испортить оболочку они, конечно, могли, но не более. К тому же мы и сами контролировали процесс боя и нарочно навредить друг другу никогда не пытались.

Я подобрал меч и стал медленно обходить Пятого. А сам одновременно с этим открыл интерфейс. Брат-инструктор говорил, что мы такие же порождения Системы, как и Ищущие, лишь созданные с другой целью – помогать им. Я это понимал, но вместе с тем что-то внутри пыталось протестовать. К примеру, мне казалось, что мы вроде усеченной копии. Те же характеристики выглядели совсем скудными.

Вратарь-послушник

Уровень развития: 2.

Прогресс: 120/185.

Наполнение пылью: 100 %.

Целостность оболочки – абсолютный.

Уровень маны – абсолютный.

Уровень упоения – абсолютный.

Скорость восполнения маны и упоения – низкая.

Заклинания: Сферы огня.

Умения: Рабочая рука.

Способности: Контрудар.

Не бог весть что, конечно. Но по развитию я был в тройке лидеров. Теперь же надо думать, как победить Пятого. Заклинаниями тут вряд ли поможешь. Почему именно заклинаниями? Потому что я мог создать все, что каким-либо образом связано со сферами огня. Все ограничивалось лишь знаниями и фантазией, которой, кстати, у остальных Вратарей почти не было. Правда, это все бесполезно. Наши оболочки устойчивы к заклинаниям.

Что до умений – это была постоянная пассивная способность. Конкретно моя заключалась в повышенном пятипроцентном уроне при владении мечами, булавами и топорами. Тренировочный клинок в счет. Насколько я знал, у Пятого вместо Рабочей руки было выбрано умение Двуручник. Собственно, его и объяснять не надо. Эффекты те же самые, что и у меня, только для более внушительных игрушек.

Потому и способность он выбрал соответствующую – Натиск. Мощная силовая атака, увеличивающая повреждение. Собственно, физиология ему позволяла. Мне же оставалось лишь надеяться на ловкость и на то, что упоения тратилось на Контратаку чуть меньше. Мелочь, которая может помочь.

– Готов, Брат, – сказал я ему.

Пятый сразу рванул на меня. Как и всегда. Он старался как можно скорее закончить бой. В его движениях почти не было ненависти и злости. Почти. Все же мы еще не стали настоящими Вратарями, что бы кто ни говорил. Скорее, лишь заготовками под них. Я не знал, кем раньше был Пятый. Но сейчас это существо, хоть и слабо, но прорывалось наружу.

Движения Брата были тяжеловесными. Один такой удар – и оболочка станет поврежденной. Даже после тренировочного меча. И пусть период восстановления быстрый, безболезненный, но лично для меня – невероятно скучный. Приходилось лежать безо всякого движения в Яме и смотреть на хмурое небо.

Я ждал, когда Пятому надоест пляска. И Брат меня не разочаровал. На мгновение тот ускорился. В размашистом движении послушника появилась несвойственная ему ловкость. Его оболочка напряглась, отдавая свои силы упоению. А Пятый использовал Натиск.

Ровно в ту секунду, как понял это, я тут же применил Контрудар. Оболочка наполнилась силой, а меня против воли отбросило назад. Но не вниз, на холодный камень плаца, а назад, лишь уводя от атаки. Пальцы сильнее сжали рукоять тренировочного меча, готовые к следующему этапу способности. Если скажу, что происходящее мне не доставляло удовольствия, совру. В момент использования способности оболочка наполнялась силой. Точнее – упоением боя. Вроде как Вратари со временем перестают испытывать приятную сладость от этого. Но я еще и не был полноценным Вратарем.

И все же Пятый меня задел. В самый последний момент я увидел, как тренировочный клинок прошелся по неудачно вскинутой левой руке. Если бы на его месте сейчас был Первый или хотя бы Четвертый, ничего бы не случилось, ушиб максимум. Но мощь Пятого вкупе с Натиском сделали свое дело. Оболочка дрогнула и разрушилась в месте удара. На плац тонким ручейком посыпалась пыль. Наша кровь и жизнь.

Однако Контратаку было уже не остановить. Пятый развернулся вслед за ударом, а меня будто пружиной выбросило вперед. Клинок прошелся от плеча до спины, разрезая рубаху и оставляя после себя тонкий след на оболочке. Я не был так силен, как Пятый. Но в некоторых местах стала проступать пыль.

Брат развернулся, пытаясь достать меня. Теперь ни ему, ни мне не хватало упоения на повторное применение способностей. Оно начинало восстанавливаться из внутренних запасов пыли, однако крайне медленно. В нынешней ситуации мы могли рассчитывать только на то, чему нас учил Брат-инструктор. Поэтому еще раньше я нырнул за спину Пятому и задел его клинком. А после ударил вновь.

– Хватит, брат, – поднял руку противник.

Все же как ни пыталась прорваться ярость прошлого существа, еще не вытравленного из матрицы, сознание Вратаря было сильнее. Мы никогда не отдавались до конца горячке боя. И не могли допустить серьезного повреждения оболочки.

– С каждым днем ты сражаешься все лучше, – улыбнулся Пятый.

Я улыбнулся в ответ и перевел взгляд на Серебрянолобого. На его чернеющие глаза, неспособные на дружеские эмоции, и улыбка сама собой сползла с лица. Придется все-таки идти к Агонетету. Вратарю необходимо подчиняться более старшему Вратарю. Я лишь на мгновение заглянул в интерфейс.

Прогресс: 140/185.

Целостность оболочки – незначительное повреждение.

И правда, рана уже затянулась, предотвратив потерю драгоценной пыли. На то тренировочные мечи и были тренировочными.

– Пойдем, Брат, – сказал я Серебрянолобому.

Он не произнес ни слова. Лишь махнул рукой и зашагал в сторону замка. Теперь он стал таким же, как и прежде. Спокойным Вратарем, способным выполнить любой приказ.

Под ногами хрустел песок, моя свободная одежда развевалась на ветру, длинные волосы лезли в глаза. У Брата-инструктора волос не имелось, потому мои проблемы ему были неведомы. Да и всю его идеальную, с точки зрения Вратарей, оболочку скрывали доспехи. Брат-инструктор пусть и нечасто, но все же встречался с Ищущими, потому должен был прятать свое лицо и тело.

Мы же, последняя группа призванных Вратарей в этом цикле, располагались в скальных пустотах. Там же находился небольшой плац, библиотека и наши бараки. Последнее – дань традициям. Потому что Вратари не спали. Лишь восстанавливались. Да и не в бараках вовсе, а в Ямах. Которых, кстати, близ скал было порядочно. Пусть по сравнению с пустынными они мелкие и неглубокие, но нам хватало.

Брат-инструктор говорил, что когда придет время, нас инициируют. Мы превратимся во Вратарей в полном смысле этого слова и каждый займет свое место у Врат. Но для подобного необходимо хорошо тренироваться и учиться.

Примеры тех, кто не прошел инициацию, были. В замке до сих пор шастало несколько послушников, занимающихся разными мелкими поручениями. Странная ситуация – полноценными Вратарями они не стали, получается, и доспехов не заслужили. И одновременно с этим Ищущие не должны были видеть их лица. Правда, те существа, что оказывались в Ядре, редко доходили до крепости. Зачастую их путь лежал к Ямам. А наш сейчас – к донжону.

Мне не нравилось в замке. Я чувствовал себя неуютно среди Вратарей. Будто они были существами первого сорта, а я второго. И пусть даже великаны в золотых доспехах обращались ко мне не иначе как «Брат», но они занимались настоящими делами. А я всего лишь еще учился.

– Братья, – кивнул Серебрянолобый Вратарям-стражам у ворот в донжон.

Те не сказали ни слова, лишь немного склонили головы в закрытых шлемах. И мы вошли. Голоса я услышал сразу. А вот обладателей их разглядел значительно позже. Перед Агонететом, главным Вратарем, стояли Старшие Братья. Рослые красавцы (речь не шла про лица) в золоченых доспехах. Я даже узнал нескольких – Добряка, Молчуна и Ворчуна. И надо сказать, диалог, который они вели, был весьма оживленным.

– Необходимо избавиться от него, пока не поздно, – говорил Ворчун. – Этот послушник – словно паршивая овца, что портит все стадо. Ему даже имя дали – Седьмой.

– Не имя, а порядковый номер. Чтобы было удобнее окликать, – поправил Добряк.

Этот Вратарь мне нравился. Он был первым из Золоченых, которого я увидел. Тех самых Старших Братьев. Если быть точнее, он был вообще первым Вратарем, которого я увидел уже здесь.

– Дисциплина всей группы хромает, – не останавливался Ворчун. – А между тем, там есть несколько весьма интересных кандидатов в инструкторы. Если не принять меры сейчас, то мы потеряем всю группу.

– Я уже принял меры.

Голос Агонетета был скрипучим, как пески пустыни рядом с замком. И одновременно тяжелым, как самые большие камни в основании донжона. Я лишь теперь стал рассматривать глыбу, вокруг которой собрались Золоченые. Если они были на голову крупнее Братьев-послушников, то Агонетет значительно превосходил Старших в размерах. Точно стена вдруг ожила, сделала несколько шагов и заняла место в центре зала.

– Займитесь пока действительно насущными проблемами в мирах. Я до сих пор не получил отчета. Идите.

Золоченые поклонились и направились к нам. Проходя мимо, Ворчун неодобрительно посмотрел на меня сверху вниз. Без удивления, конечно, куда ему, но и без особого одобрения. Добряк легонько коснулся своей латной перчаткой моего плеча, отчего я чуть не грохнулся. А Молчун даже не заметил присутствия бездоспешного послушника. Впрочем, как и остальные Старшие Братья.

– Брат, – коротко позвал Агонетет.

Серебрянолобый потянул меня за собой, и мы приблизились к самому главному Вратарю. Он не был похож ни на одно существо, что я видел прежде. Гора, глыба, неприступная крепость, закованная в ослепительные, почти белые доспехи, на которые долго смотреть было чрезвычайно больно.

Агонетет пристально глядел на меня из-под шлема. Под его тяжелым взглядом подкашивались ноги. А от легкого постукивания пальцами по подлокотнику каменного кресла-трона, казалось, сотрясается пол.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом