Алексей Ардашев "Великая подземная война: подземно-минная война под полями Первой мировой"

Война под землей – не такая уж фантастика: подобный способ ведения боевых действий (подземно-минный), как с использованием взрывчатых веществ, так и без оных широко известен уже, по крайней мере, тысячелетия. Люди уже давно воюют под землей. «Мины», то есть подземные ходы, применяли в библейские времена, в том числе для обрушения крепостных стен. Пороховую мину первыми применили турки в 1453 году при осаде Константинополя. И в последующее время подземно-минная война широко применялась разными странами. В античности и средневековье подкоп являлся одним из основных способов осады. А в Первую мировую «траншейную» подземная война велась с невиданным доселе размахом и ожесточением. Поднимались на воздух не только отдельные укрепления, но и целые участки фронта! И позже минное оружие применялось, и иногда весьма широко, например. В этой книге мы расскажем о наиболее ярких эпизодах забытых подземных боев Первой мировой. В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Яуза

person Автор :

workspaces ISBN :978-5-04-110955-4

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 02.05.2021

Великая подземная война: подземно-минная война под полями Первой мировой
Алексей Николаевич Ардашев

Лучшие воины в истории
Война под землей – не такая уж фантастика: подобный способ ведения боевых действий (подземно-минный), как с использованием взрывчатых веществ, так и без оных широко известен уже, по крайней мере, тысячелетия. Люди уже давно воюют под землей. «Мины», то есть подземные ходы, применяли в библейские времена, в том числе для обрушения крепостных стен. Пороховую мину первыми применили турки в 1453 году при осаде Константинополя. И в последующее время подземно-минная война широко применялась разными странами. В античности и средневековье подкоп являлся одним из основных способов осады. А в Первую мировую «траншейную» подземная война велась с невиданным доселе размахом и ожесточением. Поднимались на воздух не только отдельные укрепления, но и целые участки фронта! И позже минное оружие применялось, и иногда весьма широко, например.

В этой книге мы расскажем о наиболее ярких эпизодах забытых подземных боев Первой мировой.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.




Алексей Ардашев

Великая подземная война: подземно-минная война под полями Первой мировой

Павшим солдатам Великой войны посвящается эта книга

Предуведомление от автора

Тайная война «тихой сапой»

История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь отечество.

    Н. М. Карамзин

Этот рассказ о людях, которых никто не называл героями лишь потому, что их тяжелый и опасный труд был скрыт толщей земли. Они рисковали жизнью, но зачастую их работа пропадала впустую, а слава и награды обходили стороной.

До Первой мировой войны инженерные войска считались вспомогательными, а главными родами войск были пехота, артиллерия и кавалерия. Во всех армиях мобилизованные корпуса имели саперный батальон, включавший 3–4 саперные роты, из расчета по одной роте на дивизию, и 1–2 роты в резерве корпуса. Эта норма саперных частей в корпусе признавалась перед войной вполне достаточной для маневренных действий, к которым готовились все армии. Все саперные работы производились вручную, основными инструментами являлись лопата, кирка, топор. Отношение к саперам, да и вообще к инженерной подготовке, было несколько пренебрежительное. Конечно, отчасти свою роль тут сыграла и известная вражда между родами войск, и непонимание роли инженерных войск в современной войне: «Мы идем в бой, а эти ребята, кроме пилы, топора и лопаты, больше ничем не занимаются»…

…для учащегося инженерству юношества

По труднообъяснимым причинам оборонное строительство оказалось в стороне от внимания популяризаторов военной техники. Это просто поразительно, т. к. затраты финансовых и материальных ресурсов на долговременную фортификацию поистине колоссальны и составляют крупную часть оборонного бюджета многих стран. Почему-то фортификации в целом и подземно-минному зодчеству в частности не везет в популярной литературе, и о нем пишут редко, часто проходя мимо «специальной военно-строительной» темы, обращая внимание только на те виды оружия, которые зримо и массово присутствуют на поле боя, и их действие эффектно чисто внешне, традиционно освещая лишь стрелковое, бронетанковое, авиационное и в меньшей степени морское оружие. В результате у неискушенного читателя часто складывается весьма неадекватная и превратная картина о роли и месте того или иного вида вооружения или военной техники.

Военные и гражданские историки не балуют своим вниманием инженерные войска. Очень часто в подробнейших описаниях войн, сражений, штурмов и осад крепостей, форсирований рек, битв все усилия саперов, весь их пот, кровь и мозоли удостаиваются краткого замечания вроде: «Большую роль в достижении успеха в … сыграли саперы…». Действительная роль саперов в достижении победы обычно не решающая, но весьма значительная и нередко даже очень значительная.

И совсем плохо обстоит дело с освещением истории подземно-минной борьбы. Как ни богата военная литература различными специальными учебниками и наставлениями по подземно-минному делу и минной войне, в ней не имеется ни одного специального труда, который бы освещал историю подземной минной войны. Самую позднюю книгу на эту тему, которую удалось обнаружить автору – это «Краткий очерк истории подземной минной войны» В. В. Яковлева, изданную в 1938 году, а позже – тишина… Да и эта книга – не популярное издание, а учебное пособие для слушателей Военно-инженерной академии РККА им. В. В. Куйбышева, выпущенное ограниченным тиражом всего около 2 тыс. экземпляров и объемом всего 64 стр. Однако и в этом «Очерке» даже наиболее яркие моменты, как, например, осада Казани или минная война под Севастополем, изложены более чем кратко. Развитие же подземного минного дела и боевые примеры минных войн XX века в этом труде отсутствуют. Во всей имеющейся специальной отечественной литературе более подробно освещены лишь Севастополь и Порт-Артур.

Одна из причин такого пренебрежения к истории подземно-минного дела заключается в общем незнании этого дела и неверии в его будущее. Многие специалисты сомневались в применении мин в будущих боевых действиях, или, в лучшем случае, предполагали их весьма ограниченное значение и применение. Между тем первая же война XX столетия восстановила значение мин и под крепостью Порт-Артур, и на полях Маньчжурии. Но к минам продолжали относиться скептически и отрицать их значение, пока Великая европейская война 1914–1918 гг. не показала, что и при новейших мощных средствах разрушения мины находят применение с той лишь разницей, что они появляются не под крепостями, а на позиционных фронтах. И применяться стали с невиданным доселе размахом и ожесточением!

В Первой мировой войне массированное наступление означало огромные потери: пехота шла в атаку на пулеметы, которые выкашивали наступающих целыми полками. Воюющие стороны постоянно искали новые средства для прорыва обороны противника. Не все ухищрения военных получили одинаковое освещение в учебниках: случаи первого применения химического оружия (Ипр, 1915 г.) и танков (битва на Сомме, 1916 г.) известны куда больше, чем подвиги саперов, зарывавшихся на десятки метров под землю, сооружавших длинные тоннели под вражескими фортификациями и закладывавших под них тонны взрывчатки. Рекорд глубинной войны – вклад британских саперов в Мессинскую битву (1917 г.): более года рытья, 21 тоннель, 455 тонн взрывчатых веществ, около 10 тысяч убитых немцев. Глубинные саперы (по большей части призванные в армию профессиональные шахтеры) отметились и в битве на Сомме. В окрестностях деревни Ля Буасель об их подрывной деятельности напоминают кратеры, самый крупный из которых, Лохнагар, достигает 21 м в глубину и 82 – в ширину. Гигантские провалы Лохнагар и Y Sap возникли 1 июля 1916 года, когда деревня, через которую линия фронта проходила с сентября 1914-го, оказалась на направлении главного удара британцев, первым делом уничтоживших германские укрепления. Взрывы меньшего масштаба происходили в течение полутора предыдущих лет: каждая из сторон старалась подобраться к укреплениям другой снизу, а также обнаружить и обрушить чужие тоннели. Подземные ходы «ныряли» на глубину до 30 м; в одном случае противников разделяло лишь полтора метра породы.

Как ни странно, Первая мировая («империалистическая») война для современной России остается во многом «терра инкогнита». А после Первой мировой о минах снова стали забывать. Но уже во Вторую мировую минное искусство снова применялось, хоть и в ограниченном количестве. Неожиданный всплеск подземно-минной войны произошел уже после Второй мировой – в Корее и во Вьетнаме, а позже – в Афганистане. В данной книге сделана попытка дать общую картину краткой истории развития подземно-минной борьбы, приведшей к ожесточенной борьбе «подземных дьяволов» под полями Первой мировой, а также сделать несколько прогнозов на будущее.

Возникает естественный вопрос: если подземно-минная война в Первую мировую имела такие большие масштабы, почему о ней сегодня практически ничего неизвестно? Это произошло по трем причинам.

Во-первых, подземно-минные действия во время войны являлись одной из наиболее строго охраняемых военных тайн. Как правило, о том, что на данном участке фронта ведутся работы по прокладке минных галерей, не знали ни солдаты, ни офицеры своих же войск. Ведь если к противнику просачивалась информация о минных работах, это могло привести к тому, что многомесячный опаснейший и тяжелейший труд сотен саперов оказывался бесполезным и все труды шли насмарку.

Во-вторых, минные работы – это многомесячный монотонный однообразный труд, лишенный всякой внешней красивости. Здесь нет героических подвигов пехоты, вихря конной атаки, оглушающего «огненного шторма» артогня, эффектной гибели отважных пилотов. Ничего не видно, и писать не о чем. Просто сотни бойцов очень долго упорно роют землю. Причем самой этой работы не видно. Даже толком рассмотреть ничего невозможно. Копошатся солдаты-землекопы где-то там, внизу, в узких, темных, душных туннелях, а зачем и почему – непонятно. Обычнейшая земляная работа. Драматичность и безжалостность этой борьбы была понятна очень немногим. Ведь и сами бойцы этих сражений обычно не имели возможности оценить результаты своей боевой работы. Поэтому эти работы не пользовались вниманием журналистов. Эти страницы Великой войны так и остались никем не описанными и не замеченными в военной истории.

В-третьих, гора тяжких трудов часто рождала мышь результатов. Особенно, если контрминные действия противника оказывались успешными. То есть минная война, которая велась с таким ожесточением, часто не оправдывала возлагавшихся на нее надежд и не приносила ожидаемых результатов.

Вот вместе эти три причины и привели к тому, что война под землей оказалась забытой и никем не воспетой. В этой книге мы попытаемся рассказать о ярких эпизодах забытых подземных боев Первой мировой.

Кстати, не все знают, что знаменитый английский писатель Редьярд Киплинг, создатель бессмертного «Маугли», в первую очередь был офицером английских колониальных войск, завоевателем Африки, а именно офицером Королевского инженерного корпуса, т. е. войсковым сапером. Он воспел инженерные войска, написав гимн «Королевские саперы».

Введение

Война кротов

Инженеры зело потребны суть при атаке или обороне какова места; и надлежит таковых иметь, которы не токмо фортификацию основательно разумели и в том уже служили, но и чтоб мужественны были, по неже сей чин иных опасности подвержен есть.

    Император Петр Великий

В современном военно-морском флоте уже давно устоялось понятие сферической обороны – от воздушного, надводного и подводного противника. На суше оборона традиционно была сначала лишь плоскостной, а затем полусферической – от воздушно-космического и наземного противника. А как же противник подземный?

Война под землей – не такая уж фантастика, как на первый взгляд кажется: подобный способ ведения боевых действий (подземно-минный), как с использованием взрывчатых веществ (дымного пороха, тротила и проч.), так и без оных, широко известен, по крайней мере, уже тысячелетия. Люди уже давно воюют под землей. Такие войны известны с глубокой древности при осаде укрепленных городов. Впервые к нему прибегли, видимо, еще в доисторическую эпоху. «Мины», т. е. подземные ходы, применяли в библейские времена как для проникновения вовнутрь крепости, так и для обрушения крепостных стен. Пороховую мину первыми применили турки в 1453 году при осаде Константинополя. И в последующее годы подземно-минная война широко применялась армиями разных стран. В античности и Средневековье подкоп являлся одним из основных способов осады. Этот вид боевых действий войск особенно был распространен в XVIII – начале XX века, которые велись подземно-минным способом при осаде и обороне крепостей, городов и укрепленных пунктов. В полевых условиях минная война стала применяться со второй половины XIX века, однако в незначительных размерах.

Уместно напомнить, что подземно-минной войне в прошлые века уделяли самое пристальное внимание. Достаточно сказать, что в России одной из самых первых инженерных частей армии Петра Великого была как раз минерная рота, о которой в документах мы находим упоминание с 1702 года. И как раз подземным пороховым минам Иван Грозный обязан успеху взятия Казани. При осаде Севастополя в XIX веке англо-франко-турецким экспедиционным корпусом противоборство сторон шло больше под землей, чем на ее поверхности (причем с заметным перевесом русского оружия). Во время Крымской войны 1854–1856 годов после ряда тяжелых неудач при штурме города в сентябре 1854 года англичане и французы повели постепенную атаку крепости, подводя все ближе к городу параллели траншей, и стали подводить мины под русские бастионы. Русские же повели активную и успешную контрминную борьбу, отодвинув тем самым падение крепости на много месяцев.

Американский историк Уильям Снек сообщает, что туннельные мины применялись «солдатами генерала Гранта в Американской гражданской войне (1861–1865 годы) (Vicksburg и Petersburg), Русско-Японской войне (Порт-Артур 1904–1905 годы), Первой мировой войне (Западный фронт и Итальянский фронт), Второй мировой войне (Советский фронт) и в войне за французский Индокитай (Дьен Бьен Фу). Совсем недавно перуанцы использовали туннельные мины, чтобы освободить заложников, удерживаемых террористами в японском посольстве в Лиме. Северные корейцы могут использовать их в будущем – некоторые из их туннелей были обнаружены под демилитаризованной зоной (DMZ) и подозревается, что их больше».

Весьма активно подземно-минная война велась при осаде японцами Порт-Артура. А в Первую мировую «траншейную» войну подземная война велась с невиданным доселе размахом. Особенно большой размах минные войны получили на Западном фронте, во Франции. Поднимались на воздух не только отдельные укрепления, но и целые участки фронта! И позже, во Вторую мировую, минное оружие применялось, хотя и нечасто, но иногда весьма успешно. С нашей стороны были случаи успешного применения минных галерей для взрыва укреплений противника.

После Второй мировой подземно-минная война применялась довольно широко в военных конфликтах, в основном на оперативно-тактическом уровне – в Корейской и Вьетнамской войнах. Можно считать, что век туннельных мин закончился к 1905 году, хотя, пожалуй, один из последних случаев применения туннельной мины имел место полвека спустя, а именно 6 мая 1954 года, когда в ходе боев за Дьен-Бьен-Фу вьетнамцы подвели минную галерею под французскую оборонительную позицию Элиан-2 и в 23 часа взорвали в ней около полутора тонн тротила. Опорный пункт был уничтожен. Так наступил финал этого вида минного оружия. Применение туннельных мин позднее носит эпизодический, разовый характер.

Но в будущем вполне возможна и стратегическая подземно-ядерная война… И хотя в мире в данный момент и установился хрупкий паритет ядерных вооружений, сил и средств их доставки, вполне очевидно, что появление новой техники способно радикально нарушить этот баланс. Какие только не изобретены способы нанесения ядерного удара по территории противника: с воздуха и из космоса, с воды и из-под воды, с земли и – из-под земли. Сегодня главным средством доставки ядерного оружия к цели являются ракеты и самолеты. Как вспомогательное средство рассматривается диверсионный способ доставки и размещения ядерных мини-зарядов – пресловутые ядерные ранцы и атомные мины. Однако есть и другие разнообразные варианты доставки боезаряда к цели. Существует и более экзотический вариант перемещения боевого заряда в сторону противника – хотя и с малой скоростью, но зато в среде, где его трудно зафиксировать, а значит, и принять контрмеры. Речь идет о стратегической подземно-минной ядерной войне. Вполне реально создание автономного аппарата для скрытной прокладки сверхдлинного туннеля (к чему, собственно, и сводится вся эта проблема) для тайной доставки термоядерного боеприпаса на (точнее, под) территорию противника.

В наше время понятия мины и минная война сведены к применению зарядов взрывчатки со средствами взрывания. Сегодня практически нет иных пониманий самого термина «минная война». А зря. Необходимо немного выйти за рамки такого понимания мин и минной войны. Ведь взрывы в подземно-минной войне совсем необязательны. Откройте англо-русский словарь и найдите слово «the mine». И первый же вариант перевода этого слова будет «шахта». В других контекстах это слово переводится как «источник», «месторождение». И придется обратиться к англо-русскому словарю военных терминов, чтобы наконец увидеть перевод «мина». В отдаленном же прошлом в понятие минной войны вкладывали смысл как раз и почти исключительно как подземные действия.

Краткая предыстория войны под землей

Начальные основания подземной борьбы

Так как фортификация и минно-подрывное дело – весьма специфичная область военной техники, то сначала поясним несколько терминов.

Минная (подземно-минная) война – боевые действия противников, когда при невозможности уничтожить артиллерией укрепления другой стороны прибегают к устройству подземных мин, т. е. стараются подойти минными галереями под укрепления противника, разрушить их взрывом и занять воронку, образовавшуюся при взрыве горна. Противник, в свою очередь, стремится своими контрминами не допустить до своих укреплений и разрушить заложенную минную систему.

Мина (подкоп) – подземная выработка (туннель, галерея, штольня), проложенная под позиции противника с заложенным в ее конечной части зарядом взрывчатого вещества для последующего взрывания с целью выведения из строя фортсооружений противника и личного состава. Как правило, в результате взрыва мины на поверхности земли возникает воронка (взрывной кратер). Подземные работы ведутся с целью разрушения фортификационных сооружений противника. Французский термин «mine» и означает «подкоп». В глубокой древности минные работы заключались в том, что подземной галереей (минной галереей) подходили под фундамент фортификационных сооружений (башни, стены), и стены или башня рушились, образуя брешь для штурма атакующего. Минные галереи применялись в древние века и для того, чтобы незаметно проникнуть в город. После появления пороха обрушения стали производить посредством взрыва большого заряда под выбранным местом. Этот способ нашел себе широкое применение в осадной войне и при прорыве укрепленных полевых позиций.

Минная галерея – подземный ход, обычно обшитый досками, применяемый в минной войне. В крепостях, при заблаговременной подготовке к минной войне, минная галерея одевалась камнем или бетоном. Служит для движения под землей с целью дойти до определенного пункта, в котором должен быть заложен заряд. Минная галерея незначительных размеров носит название минного рукава.

Голова галереи – самый конец галереи, куда минер успел прокопать.

Минная камера (она же камора) – помещение для заряда взрывчатого вещества (ВВ) в минах, укладываемого в голове галереи или рукава для взрыва минного горна и заранее рассчитанного на определенное действие.

Горн – минная камера с заложенным в нее зарядом.

Туннель (он же галерея, штольня) – горизонтальная или наклонная подземная выработка, создаваемая для различных целей подземно-минной борьбы. Такими целями могут быть создание мины или контрмины; создание поста прослушивания подземных работ противника, обеспечение возможности вентиляции подземных выработок; обеспечение возможности удаления из выработок грунта или отвода воды; соединение параллельно идущих туннелей между собой и т. п.

Сапа – траншея (ход сообщения), прокладываемая скрытно в направлении позиций противника с целью максимально возможного сближения с ними. Работы по отрывке выполняются без выхода копающих на поверхность, что обеспечивает им защиту от ружейно-пулеметного огня противника. Часто сапы могут иметь сверху перекрытие из бревен с землей, дощатых щитов и т. п. Иногда сапами называют туннели, идущие на глубине не более чем 0,5 м от дневной поверхности. Этот способ применяется в тех случаях, когда противник своим ружейным и артиллерийским огнем может воспрепятствовать отрывке хода сообщения обычным способом (с поверхности земли). Обычно сапа отрывается короткими зигзагами (длина прямолинейного участка не более 10–12 метров) с тем, чтобы противник ни с какой позиции не мог простреливать сапу продольным огнем.

В XIX веке различались «тихая сапа» (когда вынимаемый грунт не выбрасывается на поверхность, а уносится в тыл) и «летучая сапа», или «перекидная сапа» (когда головная часть сапы прикрывается со стороны противника передвижными щитами, турами с землей и т. п., а извлекаемый грунт образует бруствер; в этом случае отрывающие верхней половиной тела находятся выше поверхности земли). Летучая сапа отрывается гораздо быстрее, но и уязвимость ее больше. Существовала еще так называемая «русская сапа», когда по сути дела отрывался подземный ход, над которым оставался тонкий слой грунта (20–40 см). Это самый медленный и трудный способ. Но он обеспечивает полную скрытность.

Ствол (шахтный ствол) – подземная выработка, идущая вертикально или под наклоном более чем 45 градусов.

Шурф – подземная вертикальная, наклонная или горизонтальная выработка, образующаяся с помощью различного рода бурильного оборудования и имеющая обычно диаметр 15–30 см. Как правило, он предназначен для закладывания в него небольших зарядов взрывчатки с последующим взрывом. Образовавшаяся в результате взрыва полость может использоваться затем для закладки более крупного заряда взрывчатки. Либо взрывом заряда в шурфе может быть выведена из строя вражеская мина или контрмина. Также шурфы используются для установки в них приборов прослушивания вражеских подземных работ. Шурфы, выходящие на дневную поверхность, обычно используются либо для местной вентиляции, либо для наблюдения за противником с помощью перископов.

Иногда вместо слова «шурф» в том же понимании используется слово «скважина».

Контрмина – подземная выработка (туннель, галерея, штольня), проложенная под мину противника с заложенным в ее конечной части зарядом взрывчатого вещества для последующего взрывания с целью выведения из строя мины противника.

Камуфлет – такой взрыв заряда в мине или контрмине, в результате которого образуется лишь подземная полость без образования на поверхности земли кратера (воронки). Чаще камуфлеты используются в контрминах. Также камуфлетом часто называют образовавшуюся при взрыве такого заряда подземную полость.

Маркшейдерское обеспечение – комплекс измерений и работ, обеспечивающий прокладку подземных выработок в нужном направлении и на требуемое расстояние как по вертикали, так и по горизонтали.

Забивка (она же тампонаж) – уложенные в мину или контрмину в определенном порядке мешки с песком, камни, бревна, грунт, кирпич, которые отделяют заряд взрывчатки в минном горне от остальной части выработки. Задача забивки не дать взрывным газам выйти наружу по выработке и заставить их работать на выброс грунта.

Обшивка туннеля (штольни, галереи) – обычно деревянные рамы определенной конструкции, предотвращающие обваливание, осыпание грунта с потолка и стенок выработки. Обшивку также называют обделкой, одеждой выработки.

Геофон – специальный особо чувствительный микрофон или иное устройство, позволяющее слышать подземные работы противника. Например, удары кирки или лопаты могут быть обнаружены и идентифицированы на дальности до 60 метров.

Плывун – тип грунта, представляющий собой очень водонасыщенный подвижный песок, смешанный с илом. Вследствие этого такой грунт чрезвычайно подвижен и очень быстро заполняет любую подземную выработку полужидкой смесью песка, ила и воды.

Фас – прямолинейный участок вала, стенки, рва, траншеи или иного подобного фортификационного протяженного элемента.

Геофон – приемник звуковых волн, распространяющихся в грунте. Он представляет собой коробку, внутри которой упруго закреплен тяжелый грузик между двумя тонкими гибкими металлическими пластинками. Звуковые колебания, распространяющиеся в грунте, приводят в движение соприкасающийся с почвой корпус коробки, тогда как грузик вследствие инерции покоя остается неподвижным. В ранних конструкциях геофонов грузик крепился на диафрагму, разделявшую внутренность коробки на два отсека. Колебания корпуса относительно диафрагмы вызывали по обе стороны диафрагмы чередующиеся сжатия и разрежения, которые через трубки передавались к ушам наблюдателя. Более поздние геофоны снабжались электромеханическими преобразователями, с помощью которых колебания грунта преобразовывались в колебания электрического тока, имели усилитель и регистрирующий самописец или наушники. Существовали образцы, использующие пьезокристаллы и кристаллы кварца. Первые преобразовывали слабые шумы в электрические сигналы, а кварцы пропускали только сигналы определенных частот, отфильтровывая шумы, которые не могли быть шумами подземных работ или взрывов.

Подземная минная война – форма борьбы, типичная раньше только для крепостной войны, не нашла себе в Великую войну применения ни под одной из крепостей, но очень широко применялась во многих пунктах длинного позиционного фронта. Как борьба в узкоограниченных рамках за обладание каким нибудь отдельным пунктом, – она нигде не имела решающего воздействия, однако же на соответствующих боевых участках оказывала значительное влияние на боевые операции.

Главной целью минной атаки было разрушение неприятельской позиции на поверхности земли; средством для достижения этой цели и побочной целью являлось сбитие с пути подземного противника. Так, мало-помалу, возникали целые минные системы, состоявшие из расположенных рядом и одна над другой, направленных к неприятелю боевых и слуховых галерей, которые соединялись между собою идущими параллельно окопу галереями, расположенными вне сферы воздействия противника.

Условия грунта решающим образом влияли на возможность и способ ведения работы, и чем глубже шли, тем это влияние было больше. Для слуховых разведок часто не имелось возможности, времени и соответствующих приборов, геология приняла участие только позже. Минирование велось во всех родах грунтов – от наносного песка до природной скалы. Главным отправным пунктом при всех работах было условие не обращать на себя внимания противника, так как весь успех действия зависел от внезапности. Поэтому находили себе применение все технические вспомогательные средства, которые выполняли это условие или ему содействовали.

Прислушивание к неприятельским минным работам производилось ухом или особыми слуховыми аппаратами – звуковыми или с приводимыми в колебание телами (геофон, телегеофон, мембранный микрофон). Последние превращают колебание почвы в звук. Однако привычное к грунту ухо опытного минера остается лучшим прислушивательным прибором. Аппараты с электрическим приводом, подобно телефону, имели то преимущество, что давали возможность одному человеку одновременно нести службу прислушивания в нескольких пунктах.

Началась минная война применением малых зарядов весом от 6 до 10 кг, а окончилась зарядами в несколько тонн. 19 мин, которые англичане взорвали весною 1917 г. на Витшаэтской дуге, составляли, в общем, около миллиона английских фунтов. А на Монте-Пазубио две камеры, после 1,25 года минной работы, были заряжены в общем пятьюдесятью тоннами ВВ.

Истоки войны «тихой сапой». «Допороховой» период

С фугасом и миною шлют нас вперед…

    Р. Киплинг «Королевские саперы»

Слово mine с английского и немецкого переводится как «шахта». Для того чтобы не путать подземную выработку со специфическими инженерными боеприпасами, последние обычно называют landmine. В русскую же военную терминологию еще во времена Петра I слово «мина» пришло в значении «шахта, прокладываемая для взрывания зарядов пороха (взрывчатки) под позициями противника». А то, что мы сегодня называем минами, в те времена называли фугасами, или, точнее, «самовзрывными фугасами».

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом