Мика Ртуть "Дети грозы. Книга 4. Сердце убийцы"

grade 5,0 - Рейтинг книги по мнению 1040+ читателей Рунета

«Сердце убийцы» – фантастический роман Мики Ртуть, четвертая книга цикла «Дети грозы», жанр любовное фэнтези, приключенческое фэнтези. Иногда, чтобы стать бессердечным чудовищем, достаточно подарить свое сердце тому, кто важнее жизни. Иногда, чтобы коснуться мечты, стоит упасть в бездну. Иногда, чтобы выжить, надо забыть все, что тебе дорого, и найти смысл заново. Иногда, чтобы увидеть свет, нужно пройти через предательство, месть и ненависть. Потерять все. И найти… Шанс. Новую судьбу. Или единственное, что может изменить мир – доверие. Шуалейда. Дайм. Роне. Стриж. Каждый из них – бессердечное чудовище. Или нет?

date_range Год издания :

foundation Издательство :ИДДК

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 01.11.2021

Дети грозы. Книга 4. Сердце убийцы
Мика Ртуть

Дети грозы #4
«Сердце убийцы» – фантастический роман Мики Ртуть, четвертая книга цикла «Дети грозы», жанр любовное фэнтези, приключенческое фэнтези.

Иногда, чтобы стать бессердечным чудовищем, достаточно подарить свое сердце тому, кто важнее жизни.

Иногда, чтобы коснуться мечты, стоит упасть в бездну.

Иногда, чтобы выжить, надо забыть все, что тебе дорого, и найти смысл заново.

Иногда, чтобы увидеть свет, нужно пройти через предательство, месть и ненависть. Потерять все. И найти…





Шанс. Новую судьбу. Или единственное, что может изменить мир – доверие.

Шуалейда. Дайм. Роне. Стриж. Каждый из них – бессердечное чудовище. Или нет?

Мика Ртуть

Дети грозы

Книга 4. Сердце убийцы

© Ртуть Мика

© ИДДК

* * *

Глава 1

Под крылом Дракона

Взяли боги понемногу земли, воды, огня и травы, и сотворили из них народ, во всем подобный богам, кроме власти над жизнью и смертью, и назвали людьми. Расселили они людей по всем землям: по лесам и степям, вдоль рек и близ морей, на северных островах и в южных саваннах. И создали Близнецы посреди южного океана дивный остров, назвали его Драконьим Пределом и запретили людям ступать на него – чтобы было у перворожденных Драконов место, где могут они отдохнуть. Себе же Хисс создал бездну Ургаш, где всегда тихо и прохладно, а Райна – Светлые Сады, где звенят ручьи и поют прекрасные птицы. Обрадовались дети богов новой игре, стали жить среди людей, учить их ремеслам и наукам, дарить им драконью кровь. Иногда и Близнецы спускались к людям, оставляли им свою кровь. Вскоре потомков богов и Драконов назвали шерами, а силу их крови – магией, и стали шеры править людьми мудро и справедливо.

    Катрены Двуединства

6 день каштанового цвета, граница Хмирны и Тмерла-Хен

Рональд шер Бастерхази

– С дороги, шисовы дети!

Цуаньский купец и не подумал подвинуться. Его охрана наставила на Роне арбалеты, а сам купец лишь лениво высунулся из паланкина и скорчил презрительную рожу. Его вислые усы тряслись, и без того узкие глазки щурились, а унизанные перстнями пальцы указывали: пошел вон, наглый смерд. Сиятельного купца не волнует, что у тебя на руках умирает светлый шер. Сиятельному купцу плевать, что ты за несколько часов преодолел всю Твердь и устал так, что едва способен держаться в седле химеры и держать стазис. У сиятельного купца срочные дела в Хмирне, он заплатил целое состояние, чтобы не стоять очередь длиной в половину лиги – именно настолько вился хвост из обозов, караванов, всадников, пеших путников, козьих стад и Хисс знает кого еще.

Роне было все равно. Хоть сам Мертвый. Дайму нужен целитель. Немедленно. И если цуаньский купец не способен признать в запыленном усталом всаднике колдуна – сам виноват.

– Убирайся, смерд, хозяин не желает нарушать покой Великой Хмирны, – прострекотал разряженный слуга купца.

Вступать в дальнейшие переговоры Роне не стал. Он лишь сжал химеру коленями, веля ей показать свой истинный облик, и сотворил простейшую иллюзию: огненные крылья за собственной спиной.

На это ушли последние силы.

Слава Хиссу, сработало. Цуанец упал ниц, следом за ним арбалетчики, а сиятельный купец визгливо что-то приказал рабам-носильщикам. И те освободили проезд к воротам.

Огромным, в полсотни локтей высотой, воротам в Великой Стене. Которую Роне перешагнул бы, наплевав на древние традиции и непробиваемые щиты, если бы не знал точно – тогда никакой помощи в Хмирне Дайм не получит. А не получив помощи, умрет. Путь по теневым тропам выпил из него всю силу вместе с остатками жизни. Не годятся эти тропы для светлых шеров. Но выбора не было. Или так – или они бы добирались до Хмирны месяц.

Которого нет ни у Роне, ни у Дайма.

Ни у Шуалейды.

Если Роне не вернется в Суард до полудня и не приведет с собой вестников императора, она выйдет замуж за кронпринца. А этого Дайм не простит Роне никогда.

– Что вы ищете в Земле Под Крылом Дракона, сын тьмы и огня? – спросил на скверном общеимперском полный сознания собственной важности хмирский чиновник, восседающий за лаковым столиком перед воротами.

Точнее, перед узкой калиткой, прорезанной в воротах. Такой, что нормальный человек едва протиснется. Другого пути в Хмирну для иноземцев не было. Только очередь в лигу, унижение перед бездарным чиновником и вот эта калиточка.

– Светлому шеру Брайнону немедленно нужна помощь целителя.

– Позвольте вашу визу, темный шер. И визу светлого шера тоже, – равнодушно потребовал чиновник.

– Сыну императора Брайнона не нужна виза. Сейчас же позовите целителя.

– Заполните запрос на визу, оплатите въездную пошлину и ожидайте ответа. Там, – чиновник махнул широким желтым рукавом на изящную постройку под стеной, к которой тянулась еще одна очередь. В лигу длиной. – Следующий.

Роне ощутил, как иллюзорные огненные крылья за его спиной обретают плотность, воздух нагревается и закручивается вихрем, а бока химеры начинают вибрировать от сдерживаемого рычания. Откуда только силы взялись? Впрочем, неважно.

– Сожгу к екаям драным, – на чистом хмирском сказал Роне, – вместе с визами и пошлинами.

– Не задерживайте очередь. Я буду вынужден позвать стражу, – дрогнувшим голосом отозвался чиновник.

– Зови. Сейчас же. А я посмотрю, как твоя голова покатится в песок за неуважение к Императору, брату Красного Дракона.

Голова, конечно, не покатилась. Но вот бумажки и лаковый столик вспыхнули. Кажется, Роне совершенно потерял самоконтроль. Плевать. За Дайма он снесет эту шисову стену вместе с половиной Хмирны. Двуединые поймут, на остальных – плевать.

Чиновник вскочил, вереща что-то очень гневное. Очередь позади Роне заволновалась и попятилась. В воротах открылись воротца поменьше. И наконец-то вышел шер. Слабенький, с едва заметной аурой света и воды, но хотя бы шер. Сначала он что-то заорал чиновнику, потом – махнул отбой отряду стражи, сверкающей балаганно-яркими доспехами за его спиной. И поклонился Роне.

– Рады приветствовать сына Тьмы и Огня в Благословенной Земле Под…

– Целителя, немедленно, – оборвал его Роне. – Вы, слепой идиот! Светлый шер Брайнон умирает!

Узкие глазки хмирского шера стали почти круглыми, когда он вгляделся в силовой кокон, висящий в воздухе перед Роне.

– Сейчас, сейчас! Целителя, живо! Прошу, темный шер, сюда!

Наконец-то стража расступилась, и Роне шагнул на благословенную и прочая, прочая, землю. За стеной обнаружился городок, самый обычный торговый городишко, разве что говорили тут на всех языках Тверди, а крыши красили в красный цвет, цвет благословенного Огня.

Роне не очень понял, как ему удалось донести силовой кокон с Даймом до одного из ближних домов, и тем более – как удалось снять его достаточно медленно и бережно, чтобы не повредить поле стазиса.

– Дальше вы сами, светлый шер, – сказал он мутному пятну, которое по всей вероятности и было хмирским целителем.

А дальше он, кажется, сел прямо там, где стоял. И пил что-то, что ему дали. И с трудом открыл глаза – через минуту или две, или десять…

– Дюбрайн, ты живой? – хрипло спросил он, удивляясь, до чего его голос похож на воронье карканье.

– Светлый шер жить, да, жить. Нельзя тьма. Уходить. Смерть! – Кто-то толкал Роне в плечо и требовал… а, да. Нельзя тьму. Он сам знает, что нельзя. Вот только встанет.

– Скажите ему, я приду. Завтра. Скажите…

– Нельзя тьма. Нельзя завтра. Долго лечить. Уходить! Скоро-скоро уходить.

– Дюбрайн, ты меня слышишь, шисов ты дысс? Дайм!

– Не говорить! Уходить!

Не отзывается… проклятье… но дышит, Роне слышит его дыхание и чувствует биение сердца. Значит, все будет хорошо. Обязательно будет. Надо только добраться до Метрополии. Очень быстро, сейчас же… Сколько времени?

– Который час? Время?..

– Рассвет. Уходить. Не возвращаться.

– Хорошо, уходить… Я вернусь, Дайм. Слышишь? Я вернусь, мой свет!..

Роне не помнил, сам ли он дошел до Ниньи, или его довели хмирцы. Помнил только, как шепнул ей: в Метрополию, моя девочка, давай, быстро-быстро, быстрее солнца. И она послушалась: в Метрополии они были вместе с рассветом.

А потом…

Потом был Суард. Площадь Близнецов. Свадьба, больше похожая на похороны. И – ненависть. Прекрасная, чистая, животворящая ненависть.

– Я ненавижу тебя, – прошипела Шуалейда…

И Роне снова почувствовал себя живым. Почти.

Вот только продолжалось это недолго.

Глава 2

Неправильное сердце неправильного шера

Огненный Лотос произрастает исключительно в Тайном Саду императора Хмирны и является одним из самых магически насыщенных и редких растений. Ценится примерно так же, как фейская пыльца, и обладает множеством уникальных целительных свойств. Самое востребованное из которых – забвение, исцеляющее психику так же, как регенерация исцеляет тело. О.Л. вывел Алый Дракон, он же держит монополию на торговлю им, так как нигде больше О.Л. не приживается.

По хмирским традициям О.Л. в подарок означает «прости и забудь», однако так же может означать и рекомендацию обратиться к квалифицированному менталисту, чтобы тот использовал О.Л. по прямому терапевтическому назначению.

    С.ш. Гунар Бреннар, Каменный Садовник, «Магические растения Востока»

6 день каштанового цвета, Риль Суардис

Роне шер Бастерхази

Он продержался ровно до порога собственной башни и рухнул, едва войдя домой. Он плохо понимал, кто подхватил его и перенес на лабораторный стол – то ли Эйты, то ли Тюф, то ли и вовсе Ссеубех. Но голос точно был его, живущего в фолианте духа древнего некроманта. Он ругался на всех двенадцати языках Тверди, гонял умертвие и гоблина за ингредиентами и кристаллами-накопителями, но главное – Роне наконец-то мог закрыть глаза и уснуть.

Просто уснуть.

И плевать, что он весь в крови, что сердце не бьется и кроме боли в нем не осталось больше ничего. Он слишком устал. Он сделал все необходимое. Дайм жив, Шуалейда не вышла замуж за Люкреса… Все прочее уже не в его силах.

– А ну проснись, троллья отрыжка! Не смей подыхать! Идиот! Кретин! Дубина! Соберись и вставай. Дубина!

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом