Юлия Кои "Навязанный брак"

Майкл Синклер – законный наследник огромного состояния. Зная его ветреную натуру, отец выдвигает условие – у Майкла должен родиться сын.Как вернуть из ссылки законную, но нелюбимую жену и наладить с ней отношения? Ведь в противном случае безбедная жизнь треснет по швам: все перейдет к ненавистному дяде.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 24.11.2022

Навязанный брак
Юлия Кои

Майкл Синклер – законный наследник огромного состояния. Зная его ветреную натуру, отец выдвигает условие – у Майкла должен родиться сын.Как вернуть из ссылки законную, но нелюбимую жену и наладить с ней отношения? Ведь в противном случае безбедная жизнь треснет по швам: все перейдет к ненавистному дяде.

Юлия Кои

Навязанный брак




Глава 1

Лондон 1812 год

– Ну так что, господа, поднимем ставки? – довольно улыбнулся Майкл Синклер, подбросив в центр стола пару фишек.

Его партнеры, а по совместительству и приятели еще со школьной скамьи, ответили не самыми радостными восклицаниями.

– К черту тебя, Синклер. Обобрал до нитки, как я теперь покажусь отцу? – недовольно проворчал Томас, однако, добавил свою долю в общую кучу, а после схватившился за стакан с шери.

Молодые люди облюбовали один из игорных столов в Клубе, тратя средства родителей и не задумываясь о последствиях. У каждого имелся внушительный счет, а титулы позволяли быть уверенными, что им все и всегда сойдет с рук. Именно таким способом, разбазаривая накопленные предками деньги, планировали провести вечер четверо молодых повес.

– Нет, – отозвался Оуэн, близкий друг Майкла. – Тебе хватит наших денег. Что вы скажете, джентльмены, если проигравший должен будет пойти сегодня в Олмакс и потанцевать с тремя юными особами, представленными нынче ко двору?

За столом на мгновение воцарилась тишина, после чего все четверо разразились громким смехом. По доброй воле отправиться в клуб – негласное место для выбора супругов, было действительно серьезной ставкой. Хотя бы для репутации каждого. Меньшее, что может произойти при их появлении там, обморок чьей-нибудь матери, которая все же осмелится толкнуть дочь на знакомство с одним из них.

– Но как остальным узнать, что несчастный выполнит уговор? – с азартным блеском в глазах спросил четвертый повеса – Уильям.

– Все просто, мы все туда пойдем, но танцевать будет только один, – пояснил Оуэн.

– Если бы я тебя не знал, – наконец подал голос Синклер, которого покоробило одно упоминание скучнейшего места на Земле. – То решил бы, что ты вознамерился опутать себя узами брака.

– Уж поверьте, я не потащу такую свору бездельников и повес туда, где соберусь найти жену, – проворчал Оуэн, раздавая карты.

Майклу этим вечером везло. С довольным видом он созерцал свои карты и поникшие физиономии друзей. Он мог бы сжалиться над ними еще пару часов назад, но ему было слишком скучно, а возвращаться в пустую квартиру всего-то около полуночи, будто он старик, не хотелось. В свои двадцать два года, едва покинув стены университета, он вскоре приобрел порочную репутацию. Успев побывать в нескольких незначительных скандалах, а также дуэли, он вызывал волну шепотков, куда бы ни явился. Нельзя было сказать, что ему это не нравилось. Он всегда наслаждался положением и тем, что это положение могло ему дать, поэтому аппетиты Майкла только продолжали расти.

Вот и сегодняшний вечер предлагал стать более интересным. Смотреть, как кто-то из его друзей старается не попасть на крючок, обещало стать интересным зрелищем.

Томас и Уильям сбросили карты и теперь утешались парочкой рюмок портвейна, потеряв немалые суммы, но все же избежав главного наказания. А Оуэн, который часто соперничал с Майклом, напряженно всматривался в расслабленного напротив друга.

– Ты блефуешь, – наконец, произнес он.

– Возможно, – пожал плечами Майкл. – Мы все равно отправимся туда.

– Тогда, я бы посмотрел, как тебя окрутят, – хмыкнул Оуэн, выкладывая карты на стол и победно улыбаясь. Майкл лениво перевел взгляд с неплохой комбинации на друга и усмехнулся.

– Дорогой друг, когда-нибудь, ты научишься играть так же хорошо, как и танцевать. Но, увы, сегодня тебе оттопчут ноги юные леди, именуемые в нашем обществе дебютантками. – Майкл, по мере своей самодовольной речи, выкладывал карты на стол, наслаждаясь произведенным эффектом.

– Тебе тоже придется там быть, – попытался восстановить уязвленное самолюбие Оуэн.

– Ну и что. Потерплю ради такого зрелища.

Олмакс встретил молодых людей чопорного вида лакеями, которые наотрез отказались их пропускать. Начавшийся было спор со слугами прервала одна из патронесс, леди Эмилия Брэмор. Привлекательная женщина, будучи вдовой вот уже несколько лет, она возглавляла совет клуба.

– Что за шум? – подняв брови, спросила она.

– Миледи, эти джентльмены настаивают на своем присутствии, – отчитался один из слуг.

– В правилах строго оговорено время начала приема, – подтвердила леди Эмилия, окинув при этом холодным взглядом молодых людей немного развязного вида, но все же каждого из них она узнала.

Она остановила свой взгляд на предводителе, как ей показалось. Высокий брюнет с голубыми глазами и острыми скулами. Пройдет совсем немного лет и его пожилой отец передаст титул герцога единственному сыну, что сделает его самым завидным женихом в стране. А заполучить его своим другом сейчас, когда он еще так молод, казалось весьма приятной перспективой. Так почему не пойти на уступок сегодня, чтобы расположить молодого джентльмена к себе.

– Но я могу один раз, – она подняла затянутый в перчатку пальчик. – пойти на компромисс. Ваше поведение будет соответствовать установленным требованиям.

– Разве можно ожидать другого. – растянул губы в очаровательной улыбке Майкл, слегка поклонившись и четверо молодых людей вошли в зал.

Яркий свет множества свечей позволял в полной мере рассмотреть присутствующих, чинно попивающих исключительно чай. Такая компания могла вызвать разве что зубную боль. Майкл едва ли не с обреченностью взирал на то, как его друг вполне бодро начал беседовать с одной из юных леди. Облаченные во все белое, украшенные цветами, дебютантки для Синклера ассоциировались скорее с мебелью. Майкл лениво подхватил со стола чашку чая и с легкой усмешкой продолжил наблюдать, как Оуэн повел довольно миловидную особу в центр зала. Первая есть.

Молодой человек огляделся и с удивлением отметил, что Уильям и Томас тоже нашли компанию. Похоже, только ему это развлечение не доставляло никакого удовольствия, навевая скуку. Сейчас ему пришлось бы по вкусу общество более раскованных женщин или хотя бы более крепкий напиток, чтобы сгладить непереносимость чванливого вида гостей клуба.

***

Мимо проплыла с величественной осанкой леди Брэмор. Легко кивнув Майклу, она тоже взяла со стола чашку чая и направилась дальше. На месте чашки остался небольшой сложенный листок бумаги, вырванный из бальной книжки. Не раздумывая Майкл взял бумажку и развернул. «На террасе». Его губы тронула легкая ухмылка. Стало куда интереснее, да и леди Эмилия показалась ему весьма привлекательной. Приятное лицо, копна светлых волос и, безусловно, опыт.

Он отставил слишком слабый чай в сторону и покинул бальную залу, выйдя наружу через высокие приоткрытые стеклянные двери. Ночной воздух освежал, особенно после душной светлой комнаты. Маркиз Синклер отступил немного в тень, достал из внутреннего кармана портсигар и прикурил. Он молча стоял в темноте, вдыхая горький дым и предвкушая свидание с леди Эмилией. Довольно смело, даже для нее, просить об этом в клубе. Все же на её репутации, о которой здесь пёкся каждый, не было и тени, чего нельзя было сказать о нем.

От сладостных мыслей его оторвало шевеление куста камелии. Майкл пригляделся, пытаясь хоть что-нибудь различить в темноте.

Маленькая терраса, «опушенная» цветущими кустами подходила как раз для леди, переборщивших с корсетом. Маленькая скамейка, установленная напротив двери, едва могла вместить только одного седока, чтобы никто не вздумал нарушать приличия. Именно поэтому Майкл предпочел тень сбоку от двери, чтобы не соблазнять на диалог кого—либо из дам. А та, которую он ждал и сама не желает публичности для беседы.

Шевеление повторилось и на этот раз уже не осталось сомнений, что там кто—то был.

– Не прячьтесь, – немного усталым тоном проговорил юноша, удивляясь находчивости девиц. Столь хитры в юном возрасте. Хотя, нужно отдать должное их матерям, которые натаскивают молоденьких леди с малых лет ловить мужей. Он снова втянул горячий дым, наблюдая, как из куста с цветами выбирается некто в светлом платье.

– Простите, – отозвалась юная особа, наконец полностью представшая перед ним и плюхнувшаяся не слишком грациозно на скамейку. – Я подумала, что это матушка меня ищет.

Девушка убрала за ухо выбившуюся из прически каштановую прядь, но прозорливый завиток выпрыгнул обратно, упав ей на глаза.

– Нет. Всего лишь я, – Майкл подумал, что теперь юная леди вцепится в него, задавая глупые вопросы о погоде, но она сидела, потеряв к нему всякий интерес, слегка покачивая затянутыми в атласные туфли ногами и глядя на ночное небо. Едва ли она осознавала, что вести себя подобным образом в присутствии джентльмена разумно. Или хотя бы прилично.

– Вы прятались от матери? – нарушил тишину юноша, чувствуя себя последним идиотом от того, что все же заговорил с незнакомкой.

– Да, – девушка повернулась к нему, от чего темные кудряшки пустились в пляс. Видимо, она провела в этом кусте куда больше времени, чем он предположил. Несколько листьев застряли в прическе, из которой то тут то там, выбивались локоны. – Она хотела, чтобы я пошла танцевать.

– Я думал, юные леди любят танцы.

– Наверно. Но с моей неуклюжестью это превратится в настоящую пытку. То ли дело Лилиан, моя сестра. Она прекрасно танцует и не пропускает ни одного бала. – деловито поведала юная леди, вызвав легкую улыбку у Майкла. Она показалась ему совсем юной и не подходящей для нынешнего мероприятия. Её прямота удивила.

– Что же тогда предпочитаете Вы?

– Не знаю, – она пожала плечами и снова посмотрела на небо. – Но не люблю, когда заставляют делать то, что не нравится. Танцевать, например.

– Как и каждому из нас, – заметил Майкл. Леди была откровенна больше, чем следовало себе позволить, но он не хотел ее одергивать. Кто он такой, чтобы указывать на правила общественного тона, тогда как сам пришел на террасу для тайного свидания со вдовой чуть ли не вдвое старше него. – Поэтому Вы решили изучить местную флору?

– Да. Камелия просто дивная. Любопытно, чем местный садовник её удобряет? – девушка прижала палец к губам и улыбнулась Майклу, от чего на ее левой щеке появилась ямочка.

– Леди садовник? – хмыкнул Майкл, отбросив окурок в сторону. Сигарета, о которой он позабыл, дотлела.

– Приходится им быть. Но порой это довольно увлекательное занятие.

– У моей матери был отличный сад, – зачем-то сказал Майкл и тут же пожалел об этом. Он не собирался откровенничать, но слова слетели прежде, чем он подумал об этом.

Девушка в ответ лишь коротко кивнула и увлеклась созерцанием камешков, которыми был выложен пол. Майкл был ей благодарен за молчание. Начни она расспрашивать подробности, он не мог гарантировать, что не сорвался бы на грубость.

– Думаю, не так ужасно, что мне пришлой прийти сюда, – наконец произнесла юная леди. – Ведь если бы меня не оказалось здесь, я не встретила бы Вас.

Она кивнула в темноту, в которой могла различить разве что очертания фигуры и разглядеть носки туфель собеседника.

– Дамам следует быть осторожными с подобными речами.

– Но ведь в этом нет ничего дурного. Я со многими разговариваю. С лавочником, когда сестра заходит купить ленты или с бакалейщиком. Что плохого может быть в беседе с Вами? – спросила она, повернувшись в сторону Майкла и слега наклонив голову.

– Многие с вами не согласились бы, – улыбка тронула его губы. Что-то в юной особе вызвало в нем интерес, но не тот, каким он смотрел на женщин, с которыми можно было приятно провести время. Всего пара минут разговора вызвала в нем не чувственное увлечение собеседницей. Он не мог объяснить то ощущение, но ему не хотелось прекращать с ней разговор.

– Сколько Вам лет? – внезапно спросил он.

– Сэр, дамам запрещено обсуждать в обществе возраст, – чопорно ответила она и тут же тихонько рассмеялась, с опаской глянув в сторону двери. Похоже, она действительно не желала привлечь к себе внимание. – Но мне только шестнадцать, поэтому я могу рассказать Вам об этом по секрету.

– Вы не слишком юны для дебюта?

– О нет, – она снова тряхнула волосами. – Дебютировала моя сестра. Боюсь, матушка слишком опасается, что я опозорю семью, пролив на себя чай или запутавшись в платье и упав прямо посреди зала. Нет, – повторила она, улыбнувшись каким-то своим мыслям и несмотря на бодрый тон, которым это было сказано, Синклер ощутил щемящую тоску в словах девушки.

– Наступит и ваше время.

– Возможно, вы правы. Может, когда я снова сюда вернусь, то даже смогу потанцевать с вами, – рассмеялась девушка и поднялась со скамьи.

– Вы так опасаетесь за благополучие моих туфель, что откажитесь от танца в этот вечер? – спросил Майкл, не желая, чтобы она уходила.

– Простите? – девушка удивленно уставилась в темноту и он смог рассмотреть её лучше. Не высокая, но и не низкорослая. Плавные линии фигуры, высокая грудь и темно-каштановые локоны, собранные в прическу и перетянутые светлой лентой. Кукольное лицо с еще немного по-детски округлыми щеками и острым подбородком, вздернутый носик и небольшие полные губы.

Майкл моргнул, сбрасывая наваждение, с которым несколько секунд рассматривал незнакомку, точно желторотый юнец. Для него было совершенно не ясно, почему девушка такой наружности вынуждена прятаться, чтобы не привлечь к себе внимание кавалеров. Возможно, дома, откуда она приехала, у нее уже есть воздыхатель. Но сейчас она одна и он не собирался мучиться совестью из-за того, что украдет у нее всего один танец. Только танец. А ведь еще в начале вечера подобная мысль казалась ему чудовищно скучной, если не пугающей.

– Но здесь нет музыки, – девушка убрала руки за спину и сделала маленький шажок назад, заставив Майкла постараться сдержать улыбку. Будто он заставлял ребенка принять горькое лекарство.

– Поверьте, я танцую весьма неплохо и вам нечего опасаться, – доверительно произнес Майкл, меньше всего сейчас желая напугать девушку и шагнул к ней навстречу, выйдя на свет.

Девушка немного с недоверием на него посмотрела и все же осталась стоять на месте.

– Но не обижайтесь, когда я отдавлю вам ноги, – сказала себе под нос юная леди и подала свою руку. Майкл предпочел не заметить маленький разошедшийся шов перчатки на безымянном пальце и сжал тонкие пальчики в своей руке. Леди по правилам присела в небольшом реверансе, но поднимаясь из него наступила пяткой на подол платья и слегка пошатнувшись, потеряла равновесие и начала падать назад.

Она ступила еще шаг назад, чтобы удержаться на ногах, но на пути оказалась злополучная скамейка и не сдержав удивленного восклика, девушка, перевалившись через скамейку, упала в куст камелии, утянув за собой Майкла. Все произошло так быстро, что он не успел среагировать и все еще удерживая её за руку, повалился следом.

Оказавшись нос к носу с несостоявшейся партнершей по танцу, он приготовился к женским слезам. Все же для него падение оказалось мягче, чем для леди. Но вместо громких или тихих всхлипываний он услышал сдавленный смешок.

– Мне повезло, что вы не тучный джентльмен, – прошептала девушка, закусив нижнюю губу и пытаясь сдержать очередной смешок.

Майкл неосознанно улыбнулся в ответ, вмиг опьяненный ароматом цветов, исходивших от юной леди. Или так ему показалось, потому что они до сих пор лежали в кусте.

– Я не узнал вашего имени для такого тесного знакомства, – сказал он, приподнимаясь на руках и желая встать.

Девушка открыла рот, чтобы ответить, но не успела.

– Кэтрин Моррисон! Что здесь происходит? – вскричала женщина у них за спиной.

Майкл поднялся куда быстрее и не успел заметить, как изменилось выражение лица девушки. Она поднялась вслед за ним, одергивая платье и пытаясь привести его в порядок.

– О Боже! Вы обесчестили мою дочь! – визгливо вскричала женщина, при этом обращаясь к толпе за дверью, которая тоже стала подтягиваться на шум.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом