Вадим Шарапов "Командир особого взвода"

Война в этом мире началась примерно в то же время, что и в нашей реальности – 1939–1941 годы, но растянулась на десятилетия. «Особый взвод» состоит из бойцов, в разной степени владеющих магическими искусствами и боевыми навыками. Также в рядах особого взвода могут служить не-люди – альвы. Работа особого взвода смертельно опасна. Поэтому все его члены вычеркнуты из списка боевых частей и из списка живых. Особый взвод подчиняется только спецкомандованию. И воевать им придется против особых частей вермахта, состоящих из различного рода колдунов, магов и призванных магических существ, а также из «другого народа» – расколовшегося на две враждующие части племени альвов.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Издательство АСТ

person Автор :

workspaces ISBN :978-5-17-133591-5

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 30.11.2020

Командир особого взвода
Вадим Шарапов

Боевая фантастика (АСТ)
Война в этом мире началась примерно в то же время, что и в нашей реальности – 1939–1941 годы, но растянулась на десятилетия. «Особый взвод» состоит из бойцов, в разной степени владеющих магическими искусствами и боевыми навыками. Также в рядах особого взвода могут служить не-люди – альвы. Работа особого взвода смертельно опасна. Поэтому все его члены вычеркнуты из списка боевых частей и из списка живых.

Особый взвод подчиняется только спецкомандованию. И воевать им придется против особых частей вермахта, состоящих из различного рода колдунов, магов и призванных магических существ, а также из «другого народа» – расколовшегося на две враждующие части племени альвов.

Вадим Шарапов





Командир особого взвода

Серия «Боевая фантастика»

Иллюстрация на обложке Ивана Хивренко

© Вадим Шарапов, 2020 © ООО «Издательство АСТ», 2020

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

* * *

Вадим Шарапов

Родился в Тюмени. Творческая каша в голове зародилась благодаря истфаку ТГУ, а еще – уральской и сибирской рок-тусовке середины 90-х. Перепробовал многое. Работал охранником, научным сотрудником музея, монтировщиком декораций в театре, ведущим на радио, корреспондентом теленовостей, пиарщиком и много кем еще. Мотался автостопом по Сибири и окрестностям. Болеет Севером и недолюбливает юг. Ценит грамотный русский язык, хороший сюжет в литературе и верных друзей в жизни.

Россия. Новосибирск. Наши дни

В университетской аудитории было тихо. Солнечный зайчик бегал по потолку, натыкался на лампы, дрожал, повторяя рябь воды в уличной луже. Потом успокоился и притих в углу.

– Так что вы мне скажете, уважаемый Александр? – профессор Ангела Румкорф откинулась на спинку стула и посмотрела на высокого светловолосого парня, который задумчиво глядел в учебник, машинально потирая ладонью висок. – Не надо смотреть в книгу, там этого нет. Смотрите лучше в конспекты… ах да, я и забыла, Александр, что у вас были дела поважнее, чем мои лекции.

Светловолосый вскинулся в праведном негодовании.

– Ангела Викторовна! Вот вы ко мне придираетесь, честное слово!

– Я? – непритворно изумилась женщина. Опираясь на трость, она тяжело поднялась со стула и подошла поближе к расстроенному студенту. Пригладила свои седые волосы, коротко стриженные без намека на модную прическу. Потом вынула из рук Александра учебник и небрежно провела пальцем по обрезу страниц, которые сухо затрещали.

– Что тут у нас? Ах, бессмертный труд академика Мартынова… Чушь какая. Это, господин Рассказов, давно пора переписать. Учебник устарел, но, к сожалению, кое-кто в Минобре этого просто не понимает. Уцепились за свои чины и теплые места, развели бюрократию…

В голосе профессора Румкорф, несмотря на почтенный возраст, проскальзывали звонкие, почти девичьи нотки. Небрежно брошенный учебник шлепнулся на парту.

– Что вы на меня так смотрите, Дарья? Я что-то не то сказала, или на мне что-то не то написано?

– Нет… Ангела Викторовна… – тихо отозвалась тоненькая сероглазая девушка в джинсовой куртке, украшенной несколькими яркими значками. – Просто… я подумала…

– Это у меня на семинарах всегда поощряется, госпожа Пономарева, – усмехнулась пожилая женщина. – Говорите, не мнитесь, не укушу.

– Вы рассказывали на прошлом семинаре про начало войны, – помолчав, сказала девушка. От волнения она, сама того не осознавая, наматывала прядь рыжих волос на палец, – все эти политические предпосылки, первые дни, соотношение сторон. И только вскользь, практически одним словом упомянули про… про так называемых Охотников. Про особые части. Я потом попробовала поискать в архиве, у нас же практика. Но почти ничего нет, одни обрывки… как будто такого и не было никогда.

– Так это же легенда, Даш, ты что! – рассмеялась соседка девушки, пышная брюнетка с яркой восточной внешностью и длиннющей черной косой. – Какие Охотники? Это прямо как городские страшилки про Черную руку, Зеленую простыню…

Аудитория зашумела.

– Тихо, уважаемые коллеги! – Ангела Румкорф подняла руку. – Тихо. Вы же не школьники, а вполне солидные третьекурсники истфака. Которые уже должны уметь анализировать и делать выводы.

Она снова тяжело оперлась на трость и прокашлялась.

– Прошу прощения… Так вот, Дарья. Вы совершенно правы. Охотники – не миф. Они были. Создание Особых частей – это тяжелая, крайняя и вынужденная мера, на которую государство было вынуждено пойти в те, самые первые дни, когда враг спустил с поводка не только армию, но и силы, которые оказались выше людского понимания. Мы привыкли, что живем в мире сугубо материальном, где все подчиняется законам природы. Оказалось, что это не так. Оказалось, что есть другие законы, которые вполне можно назвать «что-то иное», и они способны стереть нашу реальность в порошок.

– Но… – Александр Рассказов ошарашенно вскинул руку жестом школьника, просящегося к доске. – Как же так?! Почему об этом так мало пишут?

– Потому что многие архивы после войны были намеренно подвергнуты чистке, – спокойно ответила Румкорф. – Потому что армейские архивы и данные спецслужб до сих пор засекречены. А еще – потому что почти все подразделения Охотников полегли в полном составе, не оставив после себя даже списков контингента. Кстати, их и было-то немного, всего несколько взводов.

Студенты жадно слушали, тридцать пар глаз не отрываясь глядели на профессора. Потом соседка Дарьи все-таки осмелилась вставить слово.

– Ангела Викторовна, но ведь сейчас рассекречивают почти все. Каждый день появляются новые статьи, которые основаны на архивных документах. Вон, Прижинцев, доцент с вашей кафедры, рассказывал нам недавно, что сумел получить доступ к личным архивам высшего руководства…

– Ну, для начала я бы советовала вам, Зейнур, делить все, что говорит господин Прижинцев, как минимум на четыре, – коротко улыбнулась Румкорф. Переждала вспышку смеха и продолжила: – Поймите вот что. ВСЕ архивы никогда не будут открыты. Потому что вещи, которые там хранятся – рапорты, донесения, сводки об операциях Охотников – содержат такое, чего обычным людям знать не нужно. По одной банальной причине. Бессонница замучает, или кошмары. Это как раз тот случай, когда вроде бы трусливая поговорка «Меньше знаешь – крепче спишь» оправдана на все сто процентов.

– Тогда откуда вы знаете про Охотников? – требовательно спросила Дарья.

– Откуда… – Ангела Румкорф сняла очки с толстыми стеклами и провела по морщинистому лицу рукой, словно стирая какие-то старые воспоминания. Тяжело опустилась на стул и невидяще уставилась в окно. Потом глубоко вздохнула.

– Ладно. Годы мои уже не те, чтобы зря опасаться.

Она надела очки, внимательно посмотрела на Дарью, обвела взглядом серьезные лица студентов.

– Я знаю про Охотников потому, что мне самой довелось столкнуться с их работой. Не скажу, чтобы это было приятно, хотя и воспоминаний об этом у меня почти не осталось. Слишком мало лет мне тогда было, понимаете ли… Но кое-что в память мне врезалось намертво. И кое-кто. Поэтому потом, уже став взрослой, я начала искать. По крупицам, буквально по молекулам воссоздавать картину.

Молчание – напряженное, внимательное – разлилось по аудитории.

– Начнем с того, что первые отряды Охотников формировались в условиях, близких к хаосу. После первого магического удара страна балансировала на грани поражения. Так уж получилось, что командиром самого успешного Особого взвода стал человек, хлебнувший горя – и штрафбата.

Штрафники

Грязной рукой с обломанным ногтем он выковырял из смятой пачки сырую трофейную сигарету. Пару раз щелкнув колесиком самодельной зажигалки, глубоко затянулся. И тут же закашлялся – надсадным глухим кашлем, выворачивающим наружу легкие. Дерьмо, не табак. Бросил окурок под ноги, где на дне окопа под гнилым деревянным настилом чавкала грязь и стылая вода, валялись ржавые консервные банки и размокшие бинты, оставшиеся от старых боев.

Лес молчал.

Степан пристроил локти за осыпавшимся бруствером, внимательно оглядел опушку через штатный прицел карабина. Кусты стояли непроглядной стеной – черт его знает, что там сейчас творится. Разведгруппа, посланная командованием, еще прошлой ночью уползла через проволочные заграждения – Степан сам помогал им подгонять снаряжение, раскуривал самокрутку на дорожку. И ни слуху ни духу.

– Рядовой Нефедов! – сзади негромко окликнул его капитан Рыбаков, сидевший на чурбаке и что-то быстро писавший, подложив планшетку на колено. – Иди сюда. Что там от разведки слышно?

– Ничего, товарищ капитан, – крутнул головой Степан, – ушли – и точка. Словно сгинули.

– Н-да… – пробормотал капитан, сдвинув на затылок фуражку и открывая незагорелый лоб, пересеченный полоской бинта. Он еще раз посмотрел на листок, дописал пару строк. Потом сложил и протянул рядовому.

– Вот что, Степан. Передай это донесение майору. Ждать мы больше не можем, завтра полнолуние. Так ему на словах скажи. Да не робей перед погонами, Иванцов поймет, мужик свой. Он уже с утра ждет, три раза вестового присылал.

– Знаю, – буркнул Нефедов, засовывая листок глубоко в нагрудный карман. – Я с ним с сорок первого воюю, он тогда еще майором был, в разведбате вместе…

– Тем более, – капитан уже думал о другом. – Давай, Степан, отправляйся.

Назад Степан Нефедов вернулся уже к закату. Дружок, Сашка Беляев, молча пододвинул ему котелок холодной «шрапнели» и вернулся на свое место – к брустверу, следить за не по-доброму притихшим лесом. Но Степану было не до еды. Он разыскал капитана и передал ему короткий приказ Иванцова.

…– Значит так, бойцы. Слушать меня внимательно, – Рыбаков устал, поэтому говорил еле шевеля губами. Которую уже ночь он совсем не спал и черные круги под глазами становились у капитана все шире.

– Начинаем операцию по зачистке этого района леса приданными нам силами. Хреновыми, скажем прямо, силами. Времени нет, до утра ждать нельзя. Карты местности будут у каждого закреплены в памяти. Внимание! По данным одной из разведгрупп, в лесу находятся развалины старого погорелого монастыря. Что это значит – объяснять никому не надо. Операция начинается ровно в двадцать ноль-ноль. Приступить к подготовке!

Степан помрачнел. Он без всякого аппетита жевал холодную кашу, думая о том, что единственная вернувшаяся разведгруппа на самом деле не сумела доставить ни одного пленного, вдобавок потеряв при этом двоих своих, сгоревших в пыль вместе с освященными оберегами. Еще одного пришлось выносить на себе – обезумевший, он непрерывно кричал: «Тень в подвале! Тень в подвале!», – пока ему не заткнули рот тряпкой и не связали. Сейчас он мычал и извивался в блиндаже.

Отец Петр, настоятель Свято-Апостольского монастыря, спокойно раскрыл Евангелие и стал вслух читать из Деяний Апостолов, обходя мрачно замерший строй. Вслед за ним шел молодой служка, окропляя бойцов святой водой. Священник рисовал солдату на лбу углем восьмиконечный крест и вкладывал в руку пистолетную обойму с черными патронами, где на каждой гильзе было фабрично оттиснуто «Да воскреснет Бог и расточатся врази его». Потом, после напутственной молитвы, все как-то враз кончилось. Капитан Рыбаков еще раз коротко оглядел бойцов и отдал тихую короткую команду. Нефедов, как и все остальные, молча вышагнул из окопа и пошел вперед, шурша долгополой зеленой курткой. В бога он не верил, но понимал, что в такой ситуации, как сейчас, хороши все средства. Тем более что никто толком и не понимал, как надо действовать. «Еще бы муллу позвали, – подумал Нефедов отстраненно, – или шамана какого-нибудь. Хрен редьки не слаще».

И на самой опушке их взяли в тяжелый оборот.

Сначала из лесного сумрака возникли юркие черные твари, которые молча бросались на солдат, но тут же рассыпались яркими искрами, едва касаясь формы. Сжав зубы, Степан пару раз отмахнулся стволом карабина, не замедляя хода. Двоих полусформировавшихся оборотней, найденных по острому запаху логовища, прикололи серебряными кинжалами чернецы.

На этом удача кончилась. На левом крыле вдруг заорали истошно, заматерились, лесную тишину разорвали гулкие беспорядочные очереди – стреляли куда попало, без перерыва, пока вместо выстрелов не послышались щелчки бойков. И крики – тягучие, уже нечеловеческие. Так кричат от страшной боли, когда разум уже отказал, остались только нервы и агонизирующая плоть. Степан рывком отбросил карабин за спину и выдернул из-за голенища длинный кинжал, блеснувший черненым серебром.

– Не рассыпаться! – надсаживаясь, заорал капитан Рыбаков. – Отходить с флангов!

Из-за деревьев уже виднелись заросшие развалины. И оттуда, из подземных щелей, из обрушенных проемов окон молча лезли ссутулившиеся фигуры в обрывках истлевших одежд. Самым страшным было то, что некоторые из них сжимали в иссохших руках новенькие немецкие автоматы. И стреляли. Пули цвиркали над головой, по кустам, отбивали кору с деревьев. Рядом всхрипнул и умолк, заваливаясь в мох, Сашка. А мертвые монахи, неизвестно чьей волей поднятые из пепла столетнего пожарища, двигались, дергаясь, как марионетки. Нефедов выматерился, заметив, как сбились в кучу и побледнели необстрелянные солдаты из последнего пополнения.

– Стоять! Ты куда, сволочь?! – схватил он за воротник тощего паренька с круглыми от ужаса глазами. Карабин тот волочил за ремень, как палку – дулом по земле. Нефедов ударил его кулаком по зубам, паренек всхлипнул, но продолжал вырываться из рук.

– Ботва деревенская! Стреляй, в господа душу мать, если штыка нет! – Следующая зуботычина привела солдата в чувство. Он вскинул карабин. И тут Степан упал, сбитый с ног тяжелым мохнатым телом, прямо над ухом скрежетнули по металлу каски длинные клыки. Дико заорал рядом молодой, снова бросивший карабин и закрывший голову руками.

– Х-ха… – хрипел Степан, ворочаясь под смрадной тушей. – Вре-ешь, сука… Вре-ешь…

Чувствуя, как рвется и трещит несокрушимая ткань куртки, он по рукоять всадил заговоренный дедовский кинжал в горячее брюхо и провел булатом долгую смертельную черту. Хрустнуло чужое мясо, расступаясь под ножом, и зашипела на серебре нечистая кровь. Рык умирающего оборотня почти оглушил Нефедова – он рванулся и вытянул свое жилистое тело из-под твари. Оглянулся по сторонам. Рядом дергал ногами в грязных сапогах давешний паренек, у которого на разорванной шее уже не было головы.

– Бляя-а! – прошипел рядовой, сам щерясь не хуже волка. Но про смерть трусоватой деревенщины он тут же забыл. Хуже было то, что шагах в пяти, прислонившись к сосне и стреляя из «Токарева», стоял капитан, зажимая другой рукой грудь. Из-под пальцев по куртке расползалось алое пятно. Прострелив голову обгорелому трупу, Рыбаков сполз вниз. Увидев метнувшегося к нему Степана, он разлепил губы и выдохнул:

– Степан. Где отец Петр. Найди. Его. Нельзя. Чтобы побежали. А то всем конец… – и уронил голову в мох.

Священник обнаружился впереди, почти у самых развалин. Он спокойно стрелял, окруженный четырьмя оставшимися иноками. Черные фигуры, покрытые коркой обгорелой кожи, падали, но на их место вставали другие. Отец Петр неразборчиво крикнул что-то, сверкнув белыми зубами на запорошенном сажей лице.

И тут Степан Нефедов, бывший командир разведвзвода, а ныне – обиженный начальством штрафник, рванул на груди ворот рубахи. Страшный матерный рык из его груди, на которой мотался старинный, дедов еще амулет, перекрыл автоматные очереди.

– Слушать мою команду, так вашу перетак, трусы, сволочи! За мной, кому жить охота! Режь бл**ским тварям поджилки, мать их… – и рванулся вперед, не пригибаясь и отведя в сторону руку с потускневшим кинжалом. За ним из-за деревьев, медленно, а потом все быстрее, бросились бойцы, побросав карабины и выдирая из чехлов штыки и саперные лопатки.

И началась резня. Твари умирали молча, молодые волколаки визжали под ножами, а люди коверкали рты матюгами и богохульствами – человек не архангел, а в бою все дозволено. Степан, глаза которого заливала кровь с распоротого лба, резал и колол, не чувствуя даже, как на плечах повисло сразу несколько мертвецов. Он таскал их по поляне, обрубая обгорелые пальцы и прикрываясь чьим-то торсом от выстрелов.

И вдруг тяжесть со спины упала. Кто-то толкнул Степана живым, упругим плечом, коротким хватом, словно кузнечными клещами, остановил его руку в замахе и пробежал вперед. Рядовой крутнул головой туда-сюда, смахивая с ресниц капли крови. Из леса молча появлялись здоровенные мужики в пятнистой форме, со странными короткими ружьями. Один из них на глазах Нефедова встретил кинувшегося наперехват волколака выстрелом, который разметал клочья паленой шерсти и дымящего мяса в разные стороны.

Спецкоманда Иванцова подоспела вовремя.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом