Алекс Каменев "Цитадели гордыни 7. Поступь Вечного Льда"

Седьмая часть Цитаделей гордыни. Прошло семь лет со дня основания магического Империума, приключения Виктора продолжаются.

Год издания :

Издательство :ЛитРес: Черновики

Автор :

ISBN :

Возрастное ограничение : 16

Дата обновления : 08.06.2021

Цитадели гордыни 7. Поступь Вечного Льда
Алекс Каменев

Седьмая часть Цитаделей гордыни. Прошло семь лет со дня основания магического Империума, приключения Виктора продолжаются.

Алекс Каменев

Цитадели гордыни 7. Поступь Вечного Льда




1.

Столица Империума.

Небоскреб «Рубиновый колосс».

Ресторан на крыше «Сытников». 12:25

Красный диск медленно проворачивался наползая на темное полотно, усеянное миллиардами звезд. Мелкие вибрации сотрясали корпус, шла корректировка орбиты. Корабль кренился, занимая расчетную позицию. Голос за кадром сухо отчитывал последние секунды до старта:

– «… пять…»

– «…четыре…»

– «…три…»

– «…два…»

– «…один…»

– «…пуск…»

Произошло отделение. Сферическая капсула покинула борт материнского корабля, началось сближение с красной планетой.

Высокочувствительные камеры фиксировали каждый момент, передавая кадры на Землю. Трансляция шла в прямом эфире по всем каналам.

Спускаемый аппарат входил в атмосферу медленно, словно неохотно. Отделилась первая ступень, за ней вторая. Продолговатые болванки отработавших маневровых двигателей кувыркаясь отправились в свободный полет.

Камера переключилась на внутренний отсек капсулы. Шесть человеческих фигур в скафандрах застыли в специальных креслах, плотно зафиксированные страховочными ремнями. Перед каждым располагался экран, куда выводилась необходимая информация.

Рядом с командиром корабля два причудливых джойстика управления, на крайний случай, если вдруг не справится автоматика. До этого переходить в ручной режим категорически запрещено.

Модуль все глубже нырял в атмосферу, в ход пошла первая тормозная система, корректирующая не скорость посадки, а курс глиссады сближения.

Экран затрясло, возникла турбулентность. Включились стабилизаторы, выводя аппарат в пологий полет.

– «… три-один, регистрируем в северном полушарии небольшое завихрение…» – хрипло сказал один из космонавтов.

– «… три-один, он слишком далеко и не помешает вам. Не волнуйтесь, мы за всем наблюдаем…» – откликнулись те, кто оставался на орбите на борту основного корабля.

– «… принято, три-один…»

В эфире снова наступила тишина, лишь статика изредка проскакивала в форме легких помех.

Спускаемый аппарат выходил на расчетную точку, до выбранной для приземления области оставалось недолго.

Заработала вторая система торможения, шло именно гашение скорости. Достаточное, чтобы модуль замедлился, перестав напоминать падающий болид.

Экране трясло не переставая. Если бы людей внутри жестко не зафиксировали в эргономичных креслах, то сейчас по всему отсеку модуля разлетались бы человеческие фигуры.

Тряска нарастала, стабилизаторы не справлялись. Голос за кадром метрономом отмечал время до посадки:

– «… две минуты до касания…»

– «… минута пятьдесят секунд…»

– «… минута сорок секунд…»

– «… минута тридцать секунд…»

В один момент картинка дернулась сильнее обычного. Сработали парашютные системы. Завершающий этап спуска, ставшего плавным.

– «… все системы работают нормально…» – доложили из капсулы.

– «… три-один, подтверждаю, телеметрия в зеленом фоне…» – прилетело по связи с орбиты.

Фигуры в скафандрах застыли в ожидании. Сквозь прозрачные забрала закрытых шлемов видны напряженные лица. Если предварительная разведка местности допустила ошибку, если автоматика не справится, если расчеты окажутся неверны, то спускаемый аппарат со всем экипажем погибнет в мгновение ока.

Спасателей не будет. Любая авария гарантировано приведет к гибели всех на борту. Достаточно выдвижной стойке наткнуться на камень с большим процентом прочности, чем просчитал компьютер и опрокинуться на бок – и капсула уже не взлетит обратно.

На главном корабле оставался запасной модуль, но с учетом обстоятельств его прибытие могло затянуться. Все это понимали и отдавали отчет, чем грозит даже малейшая неполадка.

– «… тридцать секунд до касания…»

– «… двадцать девять…»

– «… двадцать восемь…»

– «… двадцать семь…»

Капсула продолжала спуск. Красная поверхность приближалась. Внешние камеры уже различали песчаные барханы из красного-пепельного песка и отдельные куски скал, разбросанных в отдалении.

– «… пять…»

– «… четыре…»

– «… три…»

– «… два…»

– «… один…»

На последних секундах сработали тормозные двигатели, заставив спускаемый аппарат дернуться и буквально зависнуть в воздухе. А затем медленно и осторожно опустить модуль на песчаную поверхность.

– «Касание!» – наблюдатель не выдержал и радостно завопил, но тут же опомнился и деловым тоном продолжил: – «Все системы в норме, отклонений нет, посадка совершенна в заданных координатах»…

Люди за соседними столиками восторженно взревели. Терраса взорвалась громом аплодисментов. Я усмехнулся.

– А ты говорил, что не получится.

Сидящий по праву руку Престон возразил:

– Не совсем так, милорд. Я говорил, что сама идея отправки корабля на Марс бесполезна в своем начинании. Какой смысл снаряжать экспедицию, тратя на это огромные ресурсы, если практическая польза туманна? Это выглядит опрометчиво.

– Лично я не понимаю, зачем вообще посылали корабль, – вмешалась Ласка. – Не проще отправить маяк и навести по нему портал? Зачем такие сложности: корабль, космический перелет, посадка. Слишком сложно для столь простой операции.

– И затратно, – Престон поднял указательный палец.

На огромном экране, специально вынесенном хозяином ресторана на открытую веранду ради эпохального события, показывали внутренний отсек капсулы. Пройдет еще час, прежде чем космонавты ступят на грунт красной планеты.

Звук приглушили. Посетители вернулись к блюдам, возбужденно обсуждая увиденное. Никто не остался равнодушным к показанному по ТВ.

– Колонизация не выгодна с экономической точки зрения – это правда. Как и вообще освоение другой планеты, на своей бы разобраться, – согласился я. – С другой стороны, экспедиция показала, что мы это можем – осуществить межпланетный перелет и высадить людей на другой планете. Это многого стоит. И дело здесь не только в отработке технологии, хотя и это тоже, главное продемонстрирована сама возможность практического исполнения столь сложной процедуры.

– Престиж опять же, – сэр Артур кивнул, легко переобуваясь на лету в пользу мнения сюзерена.

Ласка, не скрываясь поморщилась, пластичное мнение британца ей пришлось не по душе. Слишком легко сдался, хоть бы не поспорил ради приличия – так и говорил ее снисходительный взгляд.

– Что касается маяка наведения для постройки портала, то мы говорим о миллионах километрах космического пространства, где помех намного больше, чем при создании перехода из северного полушария в южное.

– Хотите сказать, создать портал не получится? – Ласка недоверчиво вздернула брови.

– Хочу сказать понадобится прорва энергии и усилия нескольких патриархов для создания стабильного канала. И то не факт, что при выходе тебя не разорвет на части, отправив каждый кусочек в разные галактики.

Престон хмыкнул.

– А почему освоение не выгодно? Разве там не обнаружили полезные ископаемые? – не сдавалась Ласка.

– Потому что пока этого добра и на Земле хватает с лихвой, – вместо меня ответил сэр Артур. – Мало знать где копать, необходимо соответствующее оборудование, которое нужно будет привести на место. А вывозить добытое? Сейчас стоимость одного килограмма груза переброски на Марс составляет несколько десятков тысяч. А там речь о тоннах. Каждая песчинка станет золотой. Компания, что этим займется быстрее разориться, чем что-либо заработает.

– Тоже самое касается постоянного поселения, – проронил я.

– Регулярная отправка кораблей с припасами выйдет слишком дорогой, поддержка даже одного поселения выльется в бюджет, сопоставимый со всей космической программой, – подхватил британец.

– Экспедиция всего лишь жест. Демонстрация возможностей, не более. Сейчас никто основывать постоянную базу там не будет. Пока хватает Луны.

По террасе проскользнула тень, мимо небоскреба пронесся воздухолет. Вытянутый силуэт промелькнул с огромной скоростью.

Правилами запрещалось воздушному транспорту приближаться к высотным зданиям близко, виртуальная разметка проходила в двадцати метрах, но все равно показалось будто машина пролетела на расстоянии вытянутой руки, обдав сидящих за столиками порывами ветра.

Я мазнул ленивым взглядом по небу. Редкие черные точки чертили голубые небеса в разных направлениях. Воздухолеты так и не получили широкого распространения. Слишком дорогой двигатель на основе сплава магии и технологии спутал карты перебраться в небеса большей части жителей.

Разработчики пытались снизить стоимость силовой установки, но сложность заключалась в самом производстве. Необходим маг-артефактор. А это уже ручная работа, не чета конвейерной сборке. Как у дорогих спорткаров, которые никогда не выпускали огромными сериями, слишком трясясь над качеством изделий.

Нет, воздухолеты имелись и активно использовались, но небо еще долго не будет заполнено сплошным потоком движущегося воздушного транспорта.

Блин, а ведь думали все будет совершенно иначе. Сколько прошло со дня основания Империума? Скоро почти семь лет. Как быстро летит время…

– Милорд? – Престон вопросительно изогнул бровь.

Как всегда подтянутый и элегантный, в классическом костюме-тройке, аккуратно причесанный, бывший рыцарь стертой с лица земли Британии, терпеливо ожидал реакции сюзерена.

– Задумался, – хмуро бросил я. – Вспомнил о дне, когда все это великолепие отгрохали буквально за несколько месяцев.

Я выразительно обвел руками, обхватывая окружающее пространство с возвышавшимися вокруг небоскребами.

– Вы говорите об основании Империума?

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом