Эмилия Грант "Тест на отцовство"

grade 4,2 - Рейтинг книги по мнению 60+ читателей Рунета

Я всегда мечтала стать учителем. Отличница, староста, активистка… И все бы ничего, но меня вышвырнули из института и общежития, и теперь я готова взяться за любую работу, лишь бы не оказаться на улице. Даже если придется стать няней двух буйных и совершенно избалованных двойняшек и поселиться в доме угрюмого и своенравного автогонщика, который понятия не имеет, что делать с детьми. Интересно, кого из них будет сложнее перевоспитать?..

date_range Год издания :

foundation Издательство :Эмилия Грант

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 20.07.2021

Тест на отцовство
Эмилия Грант

Я всегда мечтала стать учителем. Отличница, староста, активистка… И все бы ничего, но меня вышвырнули из института и общежития, и теперь я готова взяться за любую работу, лишь бы не оказаться на улице. Даже если придется стать няней двух буйных и совершенно избалованных двойняшек и поселиться в доме угрюмого и своенравного автогонщика, который понятия не имеет, что делать с детьми.

Интересно, кого из них будет сложнее перевоспитать?..

Эмилия Грант

Тест на отцовство




Глава 1

– Ну, Баженова, и что мы будем с этим делать? – Владимир Юрьевич посмотрел на меня поверх очков и постучал пальцами по ведомости.

– Это бред! – яростно возмутилась я. – И ко мне это не имеет никакого отношения! Я не брала бланки и уж тем более не сливала их в группу!

– Значит, у нас теперь все отличники? И то, что на кафедре не досчитались тестовых бланков – всего лишь совпадение?! А я ведь доверял вам, Леночка. Сделал лаборантом, позволил работать над моим методическим пособием… – Мирохин сокрушенно покачал головой. – А ты вот так… Я бы еще мог спустить это с рук тебе. По старой, фигурально выражаясь, дружбе… Но раздать всей группе?

– Владимир Юрьевич, я не брала бланки, – твердо повторила я. – И понятия не имею, кто это сделал!

– И почему же тогда Злотникова, Карамышева, Федорчук в один голос говорят, что это ты?

– Потому что отличники всех раздражают! Клянусь, Владимир Юрьевич…

– Боюсь, клятвы тут не помогут, – он вздохнул с деланным сочувствием. – И нам придется принять меры. Дело не только в тебе – это, фигурально выражаясь, урок для всех наших студентов. Как мы можем выпускать педагогов, которые сами жульничают на экзаменах?

– Вы выгоните меня с кафедры? – с вызовом спросила я, чувствуя, как горят щеки от возмущения.

Я была бы рада скрыть эмоции, но, как и все рыжие, я краснела моментально. По поводу и без. И, наверное, сейчас была похожа на салат из помидоров и морковки… Собственно, не просто так меня полгруппы дразнили Морквой. Пединститут, а как дети малые! Я думала, что, оказавшись среди взрослых людей, будущих преподавателей, к тому же, избавлюсь от дурацких школьных кличек. Апельсинка, Пеппи, Рыжик, Белка… Ничего подобного. Морква. Отлично. И вдобавок ко всему еще и сдали декану. За что, спрашивается? За то, что отказала им?

– Ленусик, ну что тебе стоит! – подбивался ко мне Костя Федорчук. – Сфоткай бланки…

Нашел, видно, способ до них добраться. Еще и повесил на меня… Вот сволочь! Зарплата лаборанта была копеечная, но вместе со стипендией отличницы выходило достаточно, чтобы не просить денег у матери. А теперь…

– О кафедре и речи нет, – продолжил меня добивать профессор Мирохин. – Боюсь, все гораздо серьезнее.

Я сглотнула и в ужасе уставилась на него.

– Лишите стипендии?

– Хуже, Баженова. Придется вас исключить.

Исклю… Что?! С четвертого, мать его, курса? После того, как я заслужила звание ботана за часы, проведенные в библиотеке? После бессонных ночей ради идеальной зачетки? Да вы издеваетесь?!

– Да как же так-то… – пробормотала я вслух.

– Боюсь, я ничего не могу для вас сделать, Леночка… – он встал из-за стола, подошел ко мне и положил руку на плечо. – Разве что…

– Что?! – выпалила я с глупой готовностью лабрадора.

– Мы могли бы уладить этот вопрос тета-тет… Фигурально выражаясь… – на этом его ладонь двинулась вниз по моей спине, скользнула по копчику, ниже… и сжалась, заставив меня взвизгнуть.

– Давай не будем ломать комедию, Баженова, – выдохнул Мирохин мне в ухо, окатив луковым амбре. – Ты большая девочка и знаешь, как договориться с дядей… Так ведь?

– С ума сошли?! – я отскочила, подавив острое желание стереть с себя следы его прикосновений. – Я подам жалобу в ректорат!

– И кто тебя послушает? – он криво усмехнулся. – Девочка на грани отчисления может наговорить все, что угодно. А я здесь работаю двадцать лет… – Владимир Юрьевич снова подошел ко мне, я попятилась до тех пор, пока не оказалась прижатой к стене.

Он был так близко, что я видела каждую морщинку, каждое старческое пигментное пятно, круглую родинку-горошину на подбородке, седые волосы, паучьими лапками вылезающие из ноздрей… Он вызывал чувство тошноты, даже когда я задерживала дыхание, чтобы не чувствовать его омерзительный запах.

– Это ведь так просто, – он понизил голос и принялся шарить по моему телу, как будто искал зашитую в одежду заначку. Пока не пришел к выводы, что самое ценное – в лифчике. Сжал мою грудь, прерывисто втянув воздух, а потом больно ущипнул за самое чувствительное место…

Это он сделал зря. Собравшись с силами, чтобы сдержать рвотный позыв, я резко согнула ногу в колене, атаковав то, что управляло Мирохиным. Он охнул, согнулся, и я оттолкнула его. Отбежала в сторону, одернула блузку.

– Не буду я с вами спать! Делайте, что хотите…

Я убегала из деканата так быстро, как ни разу не бегала на физкультуре. Сдала, наверное, разом все нормативы за предыдущие годы. По лестнице летела, чудом не сломав себе шею. На выходе чуть не сбила охранника, без прелюдии послала Карамышеву и, лишь домчавшись до стадиона, перевела дух, плюхнулась на первую свободную лавку и разревелась.

Меня колотило крупной дрожью, я чувствовала себя грязной, преданной.

Всегда считала Мирохина научной величиной, в какой-то степени он был даже моим кумиром. Образцом для подражания. Я помогала с его чертовой книгой, выискивала цитаты в источниках, обрабатывала данные анкетирования. Тысячи анкет из десятков школ! Я мечтала стать самым продвинутым учителем истории. Яркой, интересной… Разработать свою методику, благодаря которой дети бы запоминали даты с легкостью. Хотела объяснить им основы процесса, причины, следствия… Так же, как учил Мирохин. А оказалось, все это время он всего лишь искал способ залезть мне в трусы! Мерзкий старый извращенец! «Фигурально выражаясь, фигурально выражаясь…» Козел!

Будь я умнее и сдержаннее, придумала бы, как решить все миром. Нет, не спать с ним, разумеется. Но найти подход. Или снять всю эту сцену на телефон, чтобы заполучить ответное оружие. Но я все испортила! Чертов характер! Мама всегда говорила: «Ты сначала делаешь, а потом думаешь!» И теперь мне придется звонить ей и говорить, что меня вот-вот выпнут из общежития, и я снова рухну на голову им с отчимом… Нет, я любила их, и, думаю, они меня тоже, но последние годы в старших классах чувствовала себя лишней. И была рада выбраться в общежитие, но теперь… Мама не работает, деньги придется просить у отчима. А он выдавал всегда по чуть-чуть. Демонстративно отсчитывал мелкие купюры, сопровождая это лекциями о том, что в мои годы работал и официантом, и грузчиком, и уборщиком, чтобы не сидеть на родительской шее.

В общагу я брела на негнущихся ногах, пялясь в пустоту. На автомате добрела до комнаты и первым делом отправилась в душ. Минут сорок стояла под горячей водой, пользуясь тем, что днем особой очереди на помывку не наблюдалось. Докрасна терла себя грубой стороной с мочалки, ликвидируя следы его прикосновений вместе с эпидермисом.

У меня был парень на втором курсе, и я была не такой уж наивной дурочкой в вопросах интимной жизни. Особых восторгов и фейерверков удовольствия, как пишут в дамских романах, я никогда не испытывала. Понимала, что мужчинам это надо, по-другому никак, и все было довольно сносно. Но сегодня… Сегодня я ненавидела всех проклятых самцов. Начиная с Мирохина. Наука, высокие слова… Как же! Они хотят только взобраться на тебя, как кобель на течную суку, и потереть свой несчастный отросток. К черту! К черту всех этих ублюдков! Мешки с дерьмом, а не люди – вот они кто! Отчим, который требовал чеки за каждую покупку, включая прокладки, и выяснял, зачем мне такие дорогие, если в Ашане есть по двадцать рублей. Парень, который бросил меня после того, как лишил девственности, и променял на раскованную дочку политика. Федорчук, который повесил на меня похищение бланков и буквально собственноручно выпер из института. И, как вишенка на торте, Мирохин. Надеюсь, в аду его будут жарить с особым усердием.

В комнату я вернулась разгоряченная и злая донельзя. Маша и Вика, мои соседки, синхронно повернулись ко мне и уронили челюсти.

– Ты чего? – первой очнулась Вика Тобольцева, снимая наушники со своей русалочьи-зеленой макушки.

Если после института она так и пойдет работать в школу, – с пирсингом в языке и тоннелем в правом ухе, – она, наверное, будет самой популярной химичкой в истории педагогики.

– Неужели этот гад влепил тебе четверку? – испуганно предположила Маша.

Она как никто понимала мою зацикленность на оценках. Если и был в педе еще один ботан вроде меня, то только Маша Рунина. Я лично будила ее по ночам, когда она кричала и, потная, металась по подушке, потому что ей снились заваленные экзамены.

– Меня отчисляют, – выдала я и опустилась на свою кровать. Кровать, которую мне, явно, придется скоро освободить.

Девчонки дали мне выговориться. Вика прерывала мой рассказ короткими, но емкими матерными восклицаниями, Маша просто ахала и качала головой.

– Надо засудить этого урода, – вынесла вердикт Тобольцева. – Или дождаться в темном переулке и отпинать по почкам так, чтобы он еще года два ссался кровью!

– Прекрати, – Маша брезгливо поморщилась. – Лен, ты уверена?

– В чем? Что он пытался меня изнасиловать?

– Ну, формально это не было насилие… – протянула Рунина. – Он предложил… Неважно. Ты уверена, что готова пожертвовать дипломом ради этого? Тебе один год остался.

– Погоди, – Вика подняла руку. – Ты хочешь, чтобы Ленка дала этому старперу?!

– Я ничего не хочу, но ведь стоит хотя бы подумать…

– А вот сейчас лучше помолчи, – в голосе Тобольцевой прозвучала угроза. – Ты человек вообще?! Ни один диплом этого не стоит. Пошел он в сраку, ясно тебе?!

– Но четыре года… Красный диплом… – вяло настаивала Маша. Вяло – потому что споры с Викой всегда заканчивались не в пользу ее оппонентов. И неважно, кто был прав на самом деле.

– Да дело не только в дипломе, – я потерла виски. – Я могла бы что-то придумать… Заочка, в конце концов. Другой вуз… У меня теперь ни денег, ни жилья. А возвращаться к матери…

– Стоп! – Вика мотнула головой. – Даже не думай. Тебе повезло, что у тебя есть я?

– Ты подвинешься и уступишь половину кровати? – съязвила я.

– Лучше. Моя старшая сестра скоро родит, – Тобольцева довольно улыбнулась.

– И?

– А она – секретарша в крутой конторе. Богатый чувак, гонщик… Он и в офисе-то почти не бывает. Так, для виду. Работа – не бей лежачего, ясно?

– И?

– И, и… Ну ты, Баженова, тормоз! – фыркнула Вика. – Ей поручили найти замену на время декрета. А это три года минимум. Если она вообще потом вернется! Возьмет тебя за милую душу, надо только прийти – и понравиться ей и боссу. С ней все как два пальца, она всю беременность жрет манго, как не в себя. И не простые, а такие… Ну, знаешь, которые в сеточке продаются? Ромыч, муж ее, говорит, что скоро разорится. Принеси ей пять кило этих манго – и она твоя. А боссу вообще наплевать, что там в офисе. Он Катьке доверяет. Так что работа, считай, в кармане. Будешь сидеть, отвечать на звонки. Хату можно снять напополам с Алинкой, она на каждом углу свистит, что собирается съезжать из общаги. Устроилась в бар по вечерам… И как раз будет время решить с учебой. Либо Мирохина, эту тварь, прижать, либо поступить еще куда… Может, четыре курса примут за бакалавриват? Сдашь экзамены – и в магистратуру… Погугли, где такое есть…

Я слушала Вику, не веря своим ушам. Она всегда казалась мне классической пофигисткой. Наушники снимала только на ночь. Или на парах – и то не всегда. Сама решала, какой предмет ей нужен, а на какой – наплевать. Философию и физкультуру прогуливала из принципа. И вот сейчас за пять минут разложила всю мою ситуацию по полочкам, как прирожденный стратег. На мгновение я даже ощутила прилив энтузиазма. Все это звучало, как хорошие деньги, независимость … Я ведь справлюсь?

– А… – начала я неуверенно. – А когда можно придти на собеседование?

– Другой разговор! – оживилась Тобольцева. – Главное в нашем деле – не ныть. Давай, подбирай сопли, будем звонить Катьке.

Глава 2

Кирилл

Бззз. Бзззззз. Бззззз.

Из сна выдернул вибрирующий телефон. Не открывая глаз, нашарил его рукой на тумбочке и прислонил к уху.

– Да? – со сна хрипло спросил я. Кого там черт принес так рано? Знают же, что после гонок я всегда отсыпаюсь. Общение с инвесторами, не говоря уже о подготовке самого мероприятия, высасывает все силы. Я домой-то вернулся только к утру.

– Кирилл Евгеньевич, к вам тут дети, – растерянный голос одного из охранников по ту сторону телефона.

– Какие к черту дети? – рявкнул я.

– Девочка и мальчик, близнецы, – пояснил охранник.

Я тяжело выдохнул, проглатывая нецензурные слова. Выбрался из-под одеяла, вставил ноги в тапки и направился к лестнице. Никаких гостей я не ждал, тем более – детей.

Скорее всего, это какая-то ошибка. Может, мои ворота приняли за территорию детского лагеря, расположенного неподалеку?

Пока спустился вниз, пока дошел до ворот – почти проснулся. Во дворе пахло поздней весной, началом лета: распустились ландыши, которые так заботливо взращивала Тамара Ивановна. Свежий, бодрящий воздух ударил в лицо, словно меня окатили из ведра ледяной водой. Единственный выходной перед рабочей неделей. И то не могу отоспаться… Чтоб вас всех…

– Доброе утро, Кирилл Евгеньевич! – крикнул охранник, выбегая из домика для охраны. – Я их в сторожке посадил, чтобы на дороге не стояли. Проходите сюда, пожалуйста.

– Как они вообще сюда добрались? – поинтересовался я, подходя к двери.

– Так водитель их привез. Увидел, что я наружу вышел и слинял. Черный майбах с номером мм 787 м.

Я вздрогнул. Знаю я, кто для всех своих авто выбивает схожий номер.

Резко открыл дверь.

Замер.

Похожие книги


grade 4,5
group 1250

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом