Александр Афанасьев "Меч Господа нашего. Книга 2. Арабская весна"

grade 4,2 - Рейтинг книги по мнению 20+ читателей Рунета

Удар Израиля по Ирану сломал все хрупкие договоренности, благодаря которым как то удавалось поддерживать мир на Ближнем Востоке с 1982 года. Израиль посылает шпионов в соседний Египет и начинает понимать, что для египетских военных главный враг уже не Израиль а собственные сограждане. В самом Египте военные, недовольные практиками правления братьев-мусульман применяют по митингам все имеющееся у них оружие включая и боевые вертолеты. Американская журналистка Элиссон Моррис, дама не слишком строгих правил, пытается не только выжить в постреволюционном  Египте, но и получитьв сенсационный репортаж. И ей это удается – она становится свидетельницей ликвидации авторитетного шейха, которая должна запустить  новую цепь насилия и мести. Она должна получить Пулицеровскую премию, но становится жертвой собственного легкомыслия и любви к молодому джихадисту.

date_range Год издания :

foundation Издательство :«Остеон-Групп»

person Автор :

workspaces ISBN :978-5-85689-250-4

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 20.07.2020

Меч Господа нашего. Книга 2. Арабская весна
Александр Николаевич Афанасьев

Третья Мировая война #9
Удар Израиля по Ирану сломал все хрупкие договоренности, благодаря которым как то удавалось поддерживать мир на Ближнем Востоке с 1982 года. Израиль посылает шпионов в соседний Египет и начинает понимать, что для египетских военных главный враг уже не Израиль а собственные сограждане. В самом Египте военные, недовольные практиками правления братьев-мусульман применяют по митингам все имеющееся у них оружие включая и боевые вертолеты. Американская журналистка Элиссон Моррис, дама не слишком строгих правил, пытается не только выжить в постреволюционном  Египте, но и получитьв сенсационный репортаж. И ей это удается – она становится свидетельницей ликвидации авторитетного шейха, которая должна запустить  новую цепь насилия и мести. Она должна получить Пулицеровскую премию, но становится жертвой собственного легкомыслия и любви к молодому джихадисту.

Александр Афанасьев

Меч Господа нашего. Книга 2. Арабская весна




© А.Афанасьев. 2020.

* * *

Что касается твоего самоуспокоения далекими надеждами, страхом перед суровой жизнью, беспокойством о смерти, которая неизбежно произойдет и страхом перед тропой, которой надо идти, клянусь Аллахом! Поистине! Смелость не сокращает жизнь смелых, также как отсиживание не удлиняет жизнь тем, кто сидит дома

    Книга Джихада

Все произошло неожиданно для тех, кто наблюдал за событиями арабской весны у экрана телевизора – и в то же время ожидаемо для профессионалов – арабистов и тех, кто знает Восток долгое время. На Востоке не проходят игры в демократию, при виде которых умилительно сюсюкают как с новорожденными западные политики – власть здесь берется для того, чтобы уже никогда ее не отдавать. Демократия в арабских странах не означает и то, что нужно идти на какие-то уступки меньшинству – победитель обычно получает все, часто – с правом отнимать имущество и сами жизни побежденных. Вот почему – демократический процесс на Востоке двигается плохо, а если и двигается – то с большой кровью. Здесь если ты проиграл выборы – это не значит, что ты уйдешь в оппозицию с перспективой вернуться к власти через несколько лет. Здесь это означает, что ты теряешь имущество, безопасность, возможно, будешь вынужден отправиться в изгнание – а то и вовсе тебе могут отрезать голову или бросить на растерзание разъяренной толпе. На Востоке за все, в том числе и за проигрыш – приходится платить полной мерой.

Первые выборы, проходившие под наблюдением международных наблюдателей – выиграла партия Братья Мусульмане через свою легальную политическую партию – Партию свободы и справедливости. Но не триумфально. За них отдали голоса примерно сорок пять процентов египтян, большей частью из бедноты и из глубинки, не связанной с туристическим бизнесом. В Каире они потерпели поражение, а на туристическом побережье, где люди связаны с обслуживанием туристов и понимают, что будет, если в стране придут к власти исламисты – они проиграли. Капитально проиграли.

Под давлением международной общественности – Партия свободы и справедливости сформировала коалиционный кабинет, причем не с мелкими партиями – а с оппозиционной, Национал-демократической партией, которую создал бывший президент Мубарак и которая представляла образованное население Египта, в основном не-мусульман. Возможно, давить не стоило, надо было дать возможность сформировать кабинет с мелкими партиями и окончательно взять власть, тогда не произошло бы того, что произошло. Но историю – не пишут в сослагательном наклонении и получилось так, как получилось.

Правительство, которое было сформировано двумя антагонистическими партиями – оказалось недееспособным, как была бы недееспособной упряжка, состоящая из лебедя, рака и щуки. Им не удавалось провести ни одного нормального, взвешенного решения, в парламенте доходило до драк. Какой-то идиот придумал сделать Египет из суперпрезидентской республики – республикой парламентской и это аукнулось. До кризиса весны двенадцатого года – в стране сменилось четыре премьер-министра.

Очередной премьер, из Братьев-мусульман – только получив свой мандат, объявил о роспуске парламента и назначении досрочных выборов через два месяца. Никто толком подготовиться не успел, международное сообщество уже не могло контролировать ситуацию – дефолт Греции прошил всю систему и сейчас что США, что Евросоюз – спасали банковскую систему и пытались не допустить полного коллапса расчетов. Рядом – разгоралось пламя гражданской войны в Ливии, в Триполи зверски расправились с миссией ЕЭС. Предоставленные себе братья-мусульмане пошли на выборы уже не с фиговым листов Партии свободы и справедливости – а под своим истинным наименованием. На всех митингах – ораторы, в основном муллы – заявляли, что тот, кто голосует против Братьев-мусульман, голосует против самого Аллаха. Все знали, что это означает – жизнь такого человека разрешена и его имущество разрешено. Все эти митинги – шли при полном бездействии полиции, армии, при деморализованных спецслужбах. По стране прокатилась волна убийств высокопоставленных чиновников и полицейских, пытавшихся навести порядок. Братья-мусульмане не хотели порядка, они хотели власть. Всю.

Кто такие братья-мусульмане? Чтобы ответить на этот вопрос – нужно вернуться назад порядка на век. Движение Братья – мусульмане было организовано школьным учителем Хасаном аль-Банной. В те времена Египет, да и весь исламский мир находился под пятой колонизаторов, которые пытались привить колонизируемым народам западные ценности, заставить отдавать детей в светские школы. Все это – они делали наверное не из плохих побуждений – но арабские националисты и религиозные экстремисты понимали, что идет перекодирование их наций, приобщение их к чуждым ценностям, чуждым моральным и этическим установкам. Приход англичан или французов сулил разорение многим местным богачам и падение авторитета религиозных деятелей. Поэтому – начиналось сопротивление, но оно было разрозненным и колонизаторы его давили. А вот Хасан аль-Банна, учитель и образованный человек – задумал нечто иное.

Изначально, Братья-мусульмане строили свою организацию не как движение сопротивления – а как систему для коллективного выживания и сохранения себя как арабов и мусульман. В основе идеологии братьев-мусульман – постулат о том, что Коран является конституцией для любого мусульманина. Британцы, французы создавали вассальные государственные образования, ставили на троны императоров, кое-где бывала и Конституция. Братья – мусульмане говорили, что в Коране и хадисах – находится все, что нужно мусульманину, все нормы поведения в повседневной жизни, все нормы для хозяйственной жизни, все, что нужно для правосудия. Следовательно – все законы, издаваемые светскими властями – не нужны и мусульманин им подчиняться не должен.

Братья-мусульмане начали хозяйственную деятельность. Прежде всего они организовали собственные мечети и сами начали собирать закят. Закят, один из пяти столпов ислама, он выплачивается богатыми в пользу бедняков – но братья-мусульмане впервые придумали пускать его в дело. Они открывали лавки, где работали только братья, небольшие производства, вкладывались в торговлю – разрешенным, естественно. Примерно через два десятка лет братья-мусульмане стали одной из самых богатых общественных организаций Востока, на получаемые от бизнеса деньги они строили больницы и школы, но только для правоверных. Постепенно всем в стране стало понятно, что состоять в Братьях-мусульманах выгодно не только для настоящего, но и для возможного будущего.

Хасан аль-Банна был убит в сорок девятом году неизвестными убийцами. Но дело его – выжило и развивалось с каждым годом. Насер, египетский Ленин – жестоко боролся с братьями-мусульманами, массово казнил их. Пришедший ему на смену литератор Сеид аль-Кутб был повешен в шестьдесят шестом, по обвинения в заговоре с целью убийства президента Гамаля Абделя Насера. Но остановить маховик было уже невозможно…

Дальше было восстание в Хаме, Сирия, полностью разрушенном – и новое восстание, уже одиннадцатого – двенадцатого годов. Дальше был ХАМАС – палестинское отделение Братьев – мусульман. Дальше были организации в Афганистане – а ведь исламская зараза в эту мирную и сонную горную страну была занесена еще в самом начале семидесятых, когда туда вернулись люди, прошедшие обучение в престижных каирских исламских университетах. Дальше было везде…

Наверное, нет смысла пересказывать историю братьев – мусульман и их многочисленных отделений по всему миру. Кому надо – тот может зайти в Интернет и найти все нужные данные. Гораздо важнее, на мой взгляд, понять – как так получилось, что в двадцать первом веке мир раскололся на две части и одна из частей стала глобализованной большой деревней с безграничными возможностями, а другая – погрузилась в дичайшее мракобесие девятнадцатого века, а то и раньше. Как вообще могло такое получиться: вряд ли когда то на земле соседствовали две столь разные по культурным, ценностным устремлениям цивилизации, отстоящие друг от друга минимум на век с лишним. Это еще более удивительно, если принять во внимание прогресс со средствами массовой информации и транспортом: теперь практически любая информация была доступна по одному щелчку мышки, а кругосветное путешествие можно было совершить за пару дней, не более.

Когда мы учим историю – мы учим историю, прежде всего цивилизованного мира, то есть Европы, США, России – хотя на Западе Россию не относят к цивилизованным странам и ее историю не изучают. В то же время – это лишь одна четвертая от общей истории, которую нужно знать – и именно в той неизвестной части истории – кроются разгадки.

Примерно к десятым годам двадцатого века Ближний Восток и Африка окончательно перестали быть субъектами геополитики и стали ее объектами. Практически все свободные земли были разделены между великими державами в качестве колоний. На них – насаждалось европейское право, европейские ценности. Последнее крупное восстание – восстание Махди Суданского – было подавлено при помощи технической новинки – пулемета Максима, что закрепило кардинальное технологическое превосходство Запада над Востоком. Вероятно, если бы история так и текла неторопливо по этому широкому и ровному руслу – не было бы ни Хизб ут Тахрира ни Аль-Каиды, а страны Африки и Востока сейчас лишь немного уступали бы западным странам по жизненному комфорту и обеспеченности объектами инфраструктуры. Но увы…

Подлинным самоубийством Запада стала Первая мировая война. Вторая, последовавшая за ней, была всего лишь продолжением первой, Германия попыталась взять реванш за унижение. Эта война, бессмысленная, кровавая, жуткая – привела к катастрофическим результатам. Было искалечено целое поколение людей, непоправимо выбит генофонд целых народов. Пошатнулись базовые понятия, на чем держалась европейская цивилизация – рациональность и справедливость – в этой войне не было ни того, ни другого. Все те, кто прошел эту войну на передовой – уже не могли жить как прежде, озлобление постоянно напоминало о себе. Первая мировая война привела к крушению веры в Бога и зарождению двух самых чудовищных политических движений двадцатого века – германского фашизма и советского коммунизма. Прогресс из гражданской сферы перешел в военную – теперь люди, вместо того, чтобы думать, как им обустроить жизнь, как им обустроить свою страну – думали о том, как быстрее и эффективнее убить других людей. Эти войны непоправимо подорвали и финансовое благополучие Европы – было обращено в пыль добро нажитое поколениями предков, города превратились в руины, сельская местность – в безжизненную искореженную пустыню. Ни о каком обустройстве заморских территорий теперь не могло быть и речи – хватило бы сил восстановить свои. Эти войны выбили главный класс колонизаторов – небогатых военных и землевладельцев, жестких и правильных, соль земли, жестких и правильных. В чудовищном масштабе произошел отрицательный естественный отбор – лучшие шагнули под пулеметный огонь на Сомме или остались гореть в танке под Сталинградом. Худшие, более трусливые – выжили и дали потомство. Такое же трусливое как они сами.

Первая и вторая мировые войны привели к изменениям и в Третьем мире. Теперь – самих белых стало мало, но при этом они стали меньше вкладывать в свои колонии и больше из них вывозить – чтобы компенсировать потери от войны. Нехватка людей привела к тому, что туземцев стали вооружать современным оружием и показывать современные методы ведения войны – после Первой мировой мир все время только и делал, что готовился к тотальной войне. Потом, уже после Второй мировой – разросшиеся до невероятного предела оборонные концерны станут поставлять на Восток самое современное оружие. Наконец, две крупнейшие из проигравших Первую мировую державы – германский Рейх и Советский союз – станут предпринимать целенаправленные действия на слом колониальной системы и разжигание восстаний и мятежей в Третьем мире. Автору до сих пор непонятно – каким чудом Германия не подняла мятеж в богатом нефтью Ираке (вместо того, чтобы гонять по Африке Роммеля) и не обеспечила вступление в войну прогерманских Турции и Ирана (Персии). Советский Союз – в течение всего времени Холодной войны предпринимал титанические усилия по вооружению и модернизации стран Третьего мира – и это, в конечном итоге сыграло немалую роль в том, что происходит сейчас.

После второй мировой войны и последовавшего за ней слома колониальной системы (Британия , подорванная двумя мировыми войнами больше не могла нести бремя империи) – на Востоке сложились четыре основных конкурирующих проекта: коммунистический, исламистский, капиталистический и баасистский.

Коммунистический и капиталистический проект – были по сути двумя сторонами одной медали. И та и другая модель была занесена на Восток извне и со строго определенными целями – это было противостояние между двумя последними великими державами – США и СССР. И тот и другой проект опирался на поддержку государства – донора, финансовую, идеологическую, а если требовалось, то и военную. И в том и в другом случае – чаще всего этот проект реализовывался в формате военной диктатуры.

Разница была вот в чем: США сумели создать механизм, благодаря которому продвижение капитализма приносило значительную прибыль. Обязательным условием включения страны в капиталистический проект было признание доллара в качестве резервной валюты и передача прав на природные ископаемые или иные имеющиеся в стране ценные ресурсы американским компаниям, прямо или косвенно. Использование доллара давало возможность американским компаниям поставлять в такую страну производимые в США изделия – что давало прибыль, рабочие места в Америке и четкую привязку страны к США – достаточно прекратить поставки запчастей и обслуживание и…

В то же время СССР, приходя в какую-то страну, не мог предложить рубль в качестве резервной валюты – в СССР не было финансовой системы в капиталистическом ее понимании, и она не могла подпитываться от стран, движущихся к социализму. Зато – риторика о справедливости и интернациональной помощи заставляла выдавать кредиты и начинать строительство крайне капиталоемких сооружений, которые не могли принести мгновенную прибыль – таких, как Асуанская плотина в Египте. Но Асуанская то плотина еще ладно, она хоть ток вырабатывает, ток можно продать. А вот какую прибыль может принести построенная бесплатная больница? И самое смешное – что СССР, таким образом, поднимал уровень жизни в бедных, общинных странах, после чего общинники переселялись в города, начинали торговать, общинность рушилась и создавались условия для перехода к… правильно, капитализму. Потому что капитализм – возможен лишь при уровне ВВП на человека, превосходящего определенный уровень, что позволяет накопление капитала. Как только этот уровень перейден – жди смены общественной формации – а, перейдя под крыло США, такая страна, конечно же, отказывалась платить по советским кредитам. При полной и безусловной поддержке США. Получалось, что как в той притче про вершки и корешки – СССР постоянно доставалось все невкусное, как тому глупому медведю…

Два других движения – баасизм и исламский экстремизм всех родов и видов – имели свои автохтонные корни на Востоке.

Баасизм – был разновидностью арабского фашизма, его основатель, Мишель Афляк разделял взгляды Сати аль-Хусри. Тот был сирийцем, Сирия в то время была колонией Франции и аль-Хусри учился во Франции, где мог наблюдать за национализмом и за фашизмом, за европейским представлением о нации. В идеологии баасизма главным субъектом исторического действия на Востоке объявлялась нация – но не отдельные нации в тех странах, в каких они есть – а единая, арабская нация. Эта нация, как и в германском фашизме, объявлялась главенствующей, а у бассистов появлялась цель – объединить всех арабов в единое государство. Естественно, это не нравилось элитам самых разных стран – никто не хотел делиться властью – но очень нравилось офицерам самых разных стран. Офицеры по другую сторону границы – им были ближе, чем военные советники из разных стран, а баасизм предполагал власть военных, потому что для создания единой арабской нации требовалась власть военных и свержение режимов в различных странах военным путем. Баасизм победил всего в двух странах – Ираке и Сирии – но его влияние на арабскую политику пятидесятых – девяностых годов двадцатого века нельзя недооценивать. Это была светская идеология, она допускала сотрудничество, как с США так и СССР – но по факту БААС больше сотрудничал с СССР, потому что американцы имели контакты с элитами по всему региону и идея цепи военных переворотов США заинтересовать не могла. С другой стороны баасисты не были и не могли быть верными союзниками СССР – потому что их идеология признавала примат именно арабской нации перед всеми остальными. Они могли сотрудничать – но обрывали сотрудничество сразу, как только им становилось это выгодно.

Наконец последнее. Исламизм.

Исламизм… в нем есть много течений, про него вообще можно говорить очень долго. Идеология исламизма тоже предполагает объединение арабов – и не только арабов – но на основе религиозной, а не национальной идентичности. Коран и шариат – провозглашаются необходимыми и достаточными источниками права для государства, объединение предполагается осуществлять военным путем (джихад). Поскольку большая часть населения этого региона мусульмане – исламистам всех мастей и видов было легко распространять свои верования через систему религиозных университетов, куда съезжались студенты со всего региона. Но до восьмидесятых – исламисты не сумели силой захватить ни одну страну в регионе. К исламистским странам можно было отнести Саудовскую Аравию – но там возможность совмещения ислама и модернизации давала нефть, запасы нефти. Король просто нанял – да не кого-нибудь, а американцев – модернизировать свою страну за нефтяные деньги. А его подданные – могли жить точно так же, как и сто и двести лет назад, просто сменив верблюдов на Мерседесы. В не столь богатых нефтью странах – исламизм и модернизация были несовместимы и люди, большинство людей это понимало.

Дальше началась катастрофа.

В семьдесят третьем в ответ на войну Израиля – страны Залива объявили нефтяное эмбарго, и цены на нефть взлетели в четыре раза. Таким образом, Америка потеряла экономическую гегемонию – свободные деньги надо было куда-то вкладывать и шейхи приняли покупать западные предприятия и строить небоскребы в песках. Америка, наверное, смогла бы силой подавить этот бунт – но только не в семьдесят третьем, на завершающем этапе Вьетнамской войны. Вьетнам сломал Америку, от победительницы во Второй мировой не осталось и следа и закат мировой американской гегемонии начался именно оттуда. Слабость Америки на Востоке заметили и отметили – ее перестали бояться. В восьмидесятом – Америка подтвердила свою слабость, отказавшись от вооруженного вмешательства в ситуацию в Иране – в результате, в Иране пришли к власти исламские экстремисты, а ключевой модернизационный проект на Востоке потерпел неудачу: страна быстро скатилась в мракобесие. Но самое страшное произошло в восьмидесятых – желая дать СССР свой Вьетнам – Соединенные штаты Америки сами, своими руками создали инфраструктуру глобального джихада. Именно против СССР, имевшего планы решительного продвижения на Восток – была создана инфраструктура террора. Идеология – радикальный ислам ваххабитского толка с направленностью на глобальный джихад и уничтожение всех неверных. Система финансирования – через сбор денег в мечетях по всему миру и пожертвования нефтяных шейхов. Центры подготовки с американскими инструкторами – потом исламисты научатся справляться сами. Система закупки и добывания оружия – из рухнувшего в девяносто втором Афганистана оружие расползлось по всему миру, равно как и джихадисты, умеющие применять его. Наконец, система пиара и поддержки – до одиннадцатого сентября все западные СМИ относились к исламским экстремистам с сочувствием, называя их «борцами за веру». Таким образом – США сами дали в руки Востоку механизм уничтожения империй через войну, показали как надо вести войну, чтобы разрушить и уничтожить любую западную страну, любую империю. Нужно просто не признавать поражения – и непрекращающийся террор сделает цену победы слишком высокой. Всегда альтернатива – только геноцид, на который Запад по многим причинам пойти не может.

В девяносто первом – рухнул СССР, но и США находились на последнем издыхании. Холодная война не просто отняла силы – она поставила США на грань банкротства: или мирового кредитора в сорок пятом страна превратилась в крупнейшего мирового должника. Оружие, которое создавалось для последней войны – оказалось просто ненужным. Сложилась та же ситуация, что и после Первой Мировой – США не только не могли больше вкладывать в Восток, но и должны были для собственного спасения изъять оттуда как можно больше ресурсов. Как и после Первой мировой – Восток не хотел с этим мириться и теперь – у него было оружие, чтобы победить США. Долгая война.

Изъятие ресурсов США решили производить за счет низких цен на нефть. Вообще – они упали во второй половине восьмидесятых, когда США собрали шейхов Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта, показали им секретные данные по состоянию своей экономики и сообщили – что если не уронить цены на нефть, то США примерно к девяностому году рухнут, многомиллиардные вложения шейхов в западный мир – в недвижимость, ценные бумаги, акции – обесценятся, а американская армия – уже не сможет защитить шейхов от возможного вторжения Советской армии как в Афганистане. Первыми поверили кувейтяне, за ними – саудиты. СССР рухнул – но американцы тогда просто кинули ближневосточных друзей и не стали поднимать цены на прежний уровень, как это было обещано при заключении тайной сделки. Сделать с этим – ближневосточные шейхи прямо сразу ничего не могли – нефть торговалась на Западе и прямо влиять на цены они не могли. США остались единственной сверхдержавой, попытка эмбарго или искусственно спровоцированного конфликта мгла вызвать быстрый и жесткий ответ. Но именно тогда – ближневосточные шейхи стали считать США своим врагом и стали готовить долговременную операцию с целью разрушения США как государства и организации всемирного джихада – в том числе и как инструмента поддержания высокого уровня цен на нефть. С этой целью – была создана организация Глобальный джихад Салафи и ее военное ответвление – Аль-Каида. Во главе Аль-Каиды встал радикальный мусульманин с опытом террористической и подрывной деятельности в Афганистане и Пакистане, саудит из семьи саудовского миллиардера, человек по имени Осама Бен Ладен.

Довольно быстро удалось найти контакты с людьми в Америке, которые тоже были заинтересованы в войне – не такой, конечно, как планировали шейхи – быстрой и победоносной, но достаточной, чтобы оправдать расходы на перевооружение и поднять котировки цен на нефть до некоего приемлемого уровня. Контакт осуществлялся по линии деловых связей, на одной стороне цепи была саудовская королевская семья, на другой – семья техасских нефтяных миллионеров Бушей. Джордж Буш старший был зол на весь мир за проигранные президентские выборы в девяносто втором – и это после военной победы! А Джордж Буш младший был феноменально туп даже по американским меркам, внушаем и вполне мог сделать глупость. Он ее и сделал – в Ираке, превратившемся из места, смертельно опасного для исламистов – в гигантский реактор экстремизма и терроризма. А когда стало понятно, что в Афганистане сопротивление не прекращается – шейхи вложили деньги и туда.

Второй этап «разводки» начался в одиннадцатом году и назывался «арабская весна». К этому времени стало очевидно, что Соединенные штаты Америки, единственная сверхдержава находится в крайне тяжелом финансовом положении, она загнана в угол, ее предыдущая политика на Востоке полностью обанкротилась. Все девяностые годы и начало нулевых были потрачены на то, чтобы не дать возродиться СССР или усилиться России и противостоять при этом Китаю как потенциальной сверхдержаве номер два. Однако, в конце нулевых – Соединенные штаты Америки подвели баланс и с удивлением увидели, что все преимущества, полученные в конце восьмидесятых – начале девяностых полностью утрачены, а с точки зрения как экономики так и политики – страна находится в гораздо более худшем положении, чем тогда. Надо было что-то делать.

Американцы – с подачи саудитов – не нашли ничего более умного, чем попробовать применить один из немногих оставшихся у них рычагов – демократизацию. Трудно было придумать что-то более глупое… а может и выхода у них не было, кто девушку ужинает, тот ее и… поняли, в общем, а денег с Ближнего Востока в американской экономике было навалом. Демократия на Востоке – совсем не то же, что демократия на Западе. Шейхи – провели серьезную предварительную работу. За двадцать лет без СССР и США Восток кардинально изменился. Массовое обнищание, отказ от модернизации, крушение успешных модернизационных проектов (как следствие глобального капитализма и глобальной экономики), наличие такого средства как Интернет, позволяющего мгновенно мобилизовать наиболее радикальные слои общества, наличие в любой из стран некоторого количества людей с боевым и террористическим опытом, вернувшихся с джихада и теперь готовых принести джихад в свою страну. В условиях отсутствия идеологической альтернативы – единственной значимой идеологией на Востоке оказался радикальный ислам, но политическая структура не соответствовала изменившимся за двадцать лет реалиям – было много светских диктаторов, кое-где сидевших еще с советских времен, либо оставивших наследников – Каддафи, Асад, Мубарак. Вот и перекроили политическую карту этой части земного шара. Такие изменения, какие произошло здесь за пару лет – обычно происходят раз в столетие – а то и реже. На место светских режимов – пришли радикально-исламистские. И в авангард мирового джихада – стремительно вырвался еще пять лет назад спокойный, туристический Египет. От страны – витрины арабской модернизации и катализатора объединения арабов при Насере эта страна мутировала сначала в дешевый туристический рай при Мубараке – а потом, после одиннадцатого – в депо мировой исламской революции. Девяносто миллионов нищих, озлобленных, фанатичных египтян – Саудовская Аравия без нефти – ждали своего часа. И только Израиль – остался у них на пути.

В начале две тысячи двенадцатого года в структуре армии Израиля было создано Командование глубинных операций, под эгидой которого были собраны все флотские и армейские части спецназначения. Противостояние началось…

Исламская республика Египет. Каир, улица Аль-Муиз. 23 июня 2014 года

И затрубили три отряда в шофары, и разбили кувшины, и держали в левой руке своей светильники, а в правой руке шофары, и трубили, и кричали: меч Господа и Гидеона!

    Суд. 7:16

Как же мало времени прошло…

Фотокорреспондент и репортер иорданской газеты Аль-Шихан по имени Мустафа аль-Джихади (фамилию свою он получил за то, что участвовал в джихаде в Афганистане в восемьдесят восьмом) прибыл в Каир рейсом авиакомпании Катар Эрвейс – одной из немногих авиакомпаний, которые еще летали в Каир. Нет, другие, конечно, тоже летали – но с ними могли быть проблемы, с повальным обыском пассажиров или двухчасовым ожиданием таможенного досмотра, при том, что кондиционер ломался часто, а температура в помещениях летом запросто доходила до пятидесяти по Цельсию. Катар Эйрвейс, Иттихад Эйрлайнс и некоторые компании Залива летали точно по графику и без каких либо проблем, получая весь пассажиропоток, все сильнее иссякающий с каждым годом. Такие предпочтения – яснее всего показывали, кто финансирует все это безумие…

Документы у него были – на имя гражданина Германии Рихарда Мюллера – это был его псевдоним прикрытия, легенда для того, чтобы въехать в Каир и тут же пропасть. Легенда иорданского репортера была не слишком выгодной здесь – во-первых, он был агентом длительного залегания и не хотел разрушить свою легенду пребыванием в Египте, осложненным риском столкновения с исламистами. Во-вторых – в Иордании до сих пор правил король и радикальные исламисты эту страну ненавидели, потому что считали, что страной правит тагут и требовали от иорданцев восстать против монарха. В третьих – легенда аль-Джихади.

Египет взорвался в одиннадцатом. Арабская весна, которую теперь один проклинал открыто, а десять – тайно, оглядываясь по сторонам, потому что проклинать открыто сейчас было очень опасно. Демонстранты, собравшиеся на площади Тахрир… о, нет, это были не исламисты, исламистов на Тахрир было днем с огнем не сыскать, а первички Братьев-мусульман использовали только для объединения и оказания взаимопомощи, не более. На площади Тахрир были образованные горожане, молодежь, которой не находилось работы, люди среднего возраста, которым надоело всевластие полиции и несменяемость Мубарака – да и просто люди, которым надоела власть. Если в то время подойти и спросить любого из них – вряд ли он смог бы внятно ответить, что именно он хочет. И вряд ли бы эти ответы были одинаковыми. Но зато – если спросить, чего не хотят эти люди, против чего они вышли на площадь – здесь, они могли говорить долго, и мнение их было единым. Что ж, эти люди были глупы – и за глупость свою наказаны были уже достаточно. Вот только новую власть – свергнуть было не так то просто, как постаревшего и потерявшего хватку Мубарака…

Первое, что видел приезжающий в Каир турист – если он рисковал сюда приехать – это флаг и лозунг. Флаг был не египетским, нет – черное полотнище с белыми буквами, такое можно было увидеть раньше только в афганских пещерах и на видео, где отрезали головы заложникам – но никак не в аэропорту крупнейшего государства арабского мира. На полотнище по-арабски было написано «Нет бога кроме Аллаха и Мухаммед – пророк Его», это было официальное знамя Братьев – мусульман, которое использовалось наряду с государственным, египетским. Под полотнищем на стене было написано: Здесь действуют законы шариата! – и чуть ниже были прикреплены листы ватмана с кратким содержанием запретов шариата на разных языках мира. Тот, кто игнорировал это – потом мог пенять только сам на себя.

Человек по имени Рихард Мюллер, рано поседевший, с короткой, аккуратной бородкой, с видеокамерой «гражданского стандарта» в небольшом кофре через плечо и небольшим чемоданчиком в другой руке – в числе прочих прошел на таможенный досмотр, подставил свои вещи на «бегущую дорожку». Она не работала – и вещи приходилось тащить самому при каждом движении очереди по липкой, распаренной на жаре резине. Народа было немного, не то что раньше, раньше на пирамиды приезжали посмотреть со всего мира – а теперь самые радикальные Братья предлагали взорвать пирамиду Хеопса. Пограничники, роль которых исполняли исламские гвардейцы – неуместная на жаре черная форма, автоматы Калашникова, подозрительные, пронзительные и недобрые взгляды – работали медленно, обыскивали добросовестно…

– Харам! Харам!

Мустафа вздрогнул. Крики раздавались совсем рядом.

Он – таки повернулся, хотя в его положении делать этого не стоило. Красный от ярости, брызжущий слюной пограничник тыкал автоматом в распотрошенный чемодан, рядом – что-то бубнил высокий, мосластый мужик в яркой гавайке. Женщина – намного ниже его ростом, сухая, с навеки отпечатавшейся на лице озлобленностью – тараторила как пулемет по-русски, наступая на вооруженного автоматом пограничника. Тот – теперь в его стране женщину за такое поведение побили бы камнями – от этого краснел еще сильнее и ярился еще больше.

Все понятно. Русские. Везли в чемодане водку. Несмотря на то, что жители цивилизованных стран уже избегали Египта – русские продолжали сюда ездить, привлеченные дешевизной туров и полупустыми, некогда в сезон заполненными под завязку отелями и пляжами. То, что русские на новом востоке были злейшими врагами, крестоносцами, ненамного меньшими врагами, чем американцы и израильтяне – их не волновало. Водку можно было купить – правительство Египта, понимая, что без туризма не выжить, выделило специальные резервации для туристов, где спиртное продавалось, правда, втридорога. Этим же русским захотелось сэкономить, вот и попались…

– Эй, мистер.

Он не заметил, как очередь дошла до него.

– Was? – недоуменно спросил Мюллер и тут же «понял» – о, аусвайс… Битте.

Пограничник подозрительно на него посмотрел, взял паспорт. Когда его отправляли сюда… верней не так – когда выбирали человека, чтобы отправить сюда – выбирали, в том числе и по легенде, которую может сыграть этот человек. Мустафа хорошо подошел благодаря прекрасному немецкому – среди его родителей были и евреи и поволжские немцы и русские, сам он родился в Израиле, но родители совершили алию из СССР. В Египте – до сих пор побаивались немцев и предпочитали с ними не связываться – помнили генерала Эрвина Роммеля. И в то же время – до русского нашествия Египет был одним из тех мест, куда предпочитали выезжать недельки на две небогатые бюргеры. У итальянцев собственное море, французы тоже отдыхают либо на своем побережье, либо в Марокко. И только немцам, потерпевшим поражение во второй мировой – чтобы урвать кусочек средиземноморского загара приходилось ехать в страну пирамид. Так что немцев в Египте, особенно старшего поколения – помнили отлично…

– Цель вашего приезда?

– Туризм, – коротко ответил Мюллер.

– Где намереваетесь остановиться?

– "Рамзес Хилтон".

Он не бронировал там номер, но был уверен, что номер в этом, на крайний случай в соседнем отеле – найдется.

Пограничник еще раз подозрительно посмотрел на него – все-таки внешность у «Мюллера» была типично восточная. Но все же проштамповал паспорт, сунул его обратно, потянулся за следующим.

Вооруженные автоматами пограничники озлобленно осмотрели на иностранных туристов, приехавших в их страну, чтобы пить харам, загорать голыми на пляжах, совращать их женщин и нарушать все мыслимые и немыслимые законы шариата.

В зоне встречающих аэропорта – Мюллер остановился у одного из киосков. Купил СИМ-карту от "МобиНил", одного из египетских операторов связи. Эту СИМ-карту он передаст, кому нужно, тому, кто будет изображать отдыхающего на пляже немца Мюллера. Мелочи – но именно из таких мелочей и строится выживание. У Аль-Каиды было двадцать лет на то, чтобы научиться выживать во враждебном мире. У евреев – две тысячи лет.

У аэропорта – вереница такси, как нормальных, легальных – так и обычных машин. Водители – темные лицом, усатые – лезут чуть ли не в драку. В стране голодно, работы практически нет – подработка таксистом неплохой заработок для тех, у кого есть хоть какая то машина. На машинах – портреты самых разных религиозных лидеров, если в городе начнутся беспорядки – то наличие того или иного портрета дает какую-то гарантию, что машину не перевернут, не подожгут и не украдут, а тебя самого не изобьют до полусмерти. Поэтому – многие таксисты возят портреты за стеклом и меняют их в зависимости от политической ситуации в стране и от района, по которому им приходится ехать. Сейчас – за стеклами многих из них было лицо одиозного проповедника, лидера радикальных исламистов (еще более радикальных, чем братья-мусульмане) шейха Абу Ишака аль-Хувайни, который в одной из проповедей сравнил женское лицо с влагалищем…

На немецкого туриста накинулись сразу с нескольких сторон. Выбрав машину поприличнее – аж Фольксваген Пассат – немецкий турист приказал себя везти в нильский Хилтон. Когда они отъезжали от аэропорта – о багажник машины ударился камень и водитель разразился бранью…

Ехали быстро. Бензин вздорожал, мало, кто мог себе позволить свободно покупать его и ездить как раньше. Тротуары были полны народу, в некоторых местах – пешеходы выхлестывали на проезжую часть. Ездили здесь, как и раньше лихо, только теперь плохих водителей сменили лихие пешеходы и ослы, впряженные в повозки. Первые перебегали улицу, где вздумается, вторые – гадили, где пришелся, вставали, где вздумается, и злобно ревели за всю улицу, осыпаемые бранью и ударами своих погонщиков…

Несмотря на белый день – многие магазины закрыты. Кое-где – на тротуарах неубранное стекло, следы предыдущих погромов и многие машины тоже выглядят побитыми. В одном месте – немецкий турист увидел остов сожженной машины. Кое-где на стенах – следы крови, лица на немногочисленных рекламных плакатах и изображениях на стенах замазаны за исключением лиц популярных проповедников и шейхов. Их изображение – почему-то не считается харамом. Впрочем, салафиты считали и это харамом, а Братья— мусульмане – нет, и это была один из поводов для долгих и агрессивных споров в египетском обществе. Наряду со спорами о том, какая у правоверных будет эрекция в раю, обычная, продолжительная или постоянная и будут ли в раю только семьдесят две девственницы – или для желающих будут и юные отроки[1 - Автор не преувеличивает. На исламистских форумах ведутся, в том числе и такие дискуссии и они не стираются.]?

* * *

Мужчины – бородатые, многие уже надели типично арабские дишдаши. Женщины в парандже, кто-то в глухой, кто-то в обычной. Шутить с этим – после того, как женщин забивали камнями, насиловали всем районом, обливали бензином и поджигали – желающих не было.

Машина пролетела по пустым улицам, вывернула в бывший деловой район – это у побережья Нила, там отели и посольства. На мосту аль-Тахрир был совместный блок-пост итальянских миротворческих сил и частных охранников. Тяжелый бронетранспортер и два внедорожника Субурбан, у которых в салоне – бронированная капсула и пятая, задняя дверь снята целиком, чтобы можно было стрелять в преследователей. Напротив столь явно присутствующих на земле Ислама кяффиров – собралась молодежь из числа радикальных, они кричали «Смерть Америке», «НАТО убирайтесь вон!» и тому подобное – но камни не швыряли. Научены горьким опытом – у охранников помимо карабинов ружья с оранжевым цевьем и прикладом, они стреляют пластиковой дробью и капсулами с веществом, которое пачкает одежду. Что-то вроде клея, который не отмоешь ничем, и оставляющего желтые пятна на одежде. Над мостом – буквально силовыми полями между двумя группами людей, которых разделяло метров двадцать – протянулась ненависть…

* * *

Рамзес Хилтон – роскошная башня, выдержанная в египетских мотивах – не была такой уж пустой, как это представлялось – но номер все же нашелся. Воды не было. На прикроватном столике – лежал Коран и составленная Министерством туризма инструкция, чего нельзя делать в стране победившего ислама. Или – победившей шизы…

Турист Мюллер – проверил все комнаты, задернул шторы, подпер дверь стулом и, не раздеваясь – упал на кровать, чтобы забыться тяжелым сном. Кондиционер – тоже не работал…

* * *

Когда он спустился поужинать, его едва не раскрыли…

Человек – сменщик, который и должен был исполнять роль туриста Мюллера – задерживался, и он спустился поужинать. Там то и наткнулся на коллегу, с которым они познакомились в Хомсе – под обстрелом сирийской армии и снайперов, преданных Асаду.

Похожие книги


grade 4,3
group 1290

grade 3,8
group 890

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом