Евгений Щепетнов "1972. Родина"

Пока ты выгоден власти, она будет удерживать тебя при себе всеми возможными способами. Михаил Карпов после возвращения на родину живет на полную. Денег у него куры не клюют, а скоро будет еще больше. Он вот-вот получит знак лауреата Ленинской премии. Карпов довольно близко и даже по-приятельски общается с высшим руководством СССР. Но так ли все безоблачно для писателя-фантаста, который попал в семидесятые из 2018 года? К сожалению, нет. И сам Михаил это прекрасно понимает. Ему дают жить и всячески поддерживают в любых начинаниях. Но все это лишь временно. С каждым годом ценность знаний Карпова будет падать все ниже и ниже. Однажды наступит переломный момент и необходимости в таком человеке, как Михаил Карпов, просто не будет. Вот именно тогда красивая жизнь навсегда закончится. Вопрос лишь в том, когда этот самый момент наступит? И будет ли Карпов готов к этому? Ведь знать собственную судьбу не дано даже человеку из будущего… Книга содержит нецензурную брань

date_range Год издания :

foundation Издательство :Щепетнов Евгений

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 11.10.2020

1972. Родина
Евгений Владимирович Щепетнов

Михаил Карпов #8
Пока ты выгоден власти, она будет удерживать тебя при себе всеми возможными способами. Михаил Карпов после возвращения на родину живет на полную. Денег у него куры не клюют, а скоро будет еще больше. Он вот-вот получит знак лауреата Ленинской премии. Карпов довольно близко и даже по-приятельски общается с высшим руководством СССР. Но так ли все безоблачно для писателя-фантаста, который попал в семидесятые из 2018 года? К сожалению, нет. И сам Михаил это прекрасно понимает. Ему дают жить и всячески поддерживают в любых начинаниях. Но все это лишь временно. С каждым годом ценность знаний Карпова будет падать все ниже и ниже. Однажды наступит переломный момент и необходимости в таком человеке, как Михаил Карпов, просто не будет. Вот именно тогда красивая жизнь навсегда закончится. Вопрос лишь в том, когда этот самый момент наступит? И будет ли Карпов готов к этому? Ведь знать собственную судьбу не дано даже человеку из будущего… Книга содержит нецензурную брань

Евгений Щепетнов

1972





Родина

Евгений Щепетнов

* * *

Глава 1

– Аносов готов служить. Если только ему доверяют. Если вы гарантируете, что никаких проблем по известным обстоятельствам не будет. Он все еще доверяет вашему слову…

– Карпов, ну я же тебе сказал – это был эксцесс исполнителя! – досадливо поморщился Семичастный – Я не отдавал приказа на захват! Виновные в этом инциденте понесут наказание! И уже понесли!

– Виновные? – я скривил губы – Или виновный? Эти-то ребята причем? Из группы захвата! Кстати сказать, они профессионально вели нас, да так, что мы и не заметили слежки. А то, что не смогли взять Аносова… так куда им до него? Щенята против волкодава!

Семичастный усмехнулся, будто что-то вспомнил, но тут же сбросил улыбку и посерьезнел:

– Он может найти кого-то из своей старой группы?

– Уже нашел. Троих. Остальных надо разыскивать по архивам, они выпали из поля зрения. Но эти трое – основные, его личная группа. Были еще двое, но… погибли. Случайность. Бытовуха. Одного застрелили на охоте – пьяный придурок палил по всему, что движется. Прнял за лося. Второй попал в катастрофу – пьяный водитель самосвала с кирпичом. Судьба… она такая.

– Да, она такая – кивнул Семичастный – пули не убили, а тут… ладно, трое, это уже хорошо. Твоя… хмм… дача уже строится, процесс запущен. Днем и ночью работают, как рабы на строительстве пирамид! За две недели не управимся, сам понимаешь – ты задал такой объем работ, о котором и не думали. Но за месяц я думаю справимся.

– Хорошо, если за месяц – кивнул я – Буду очень удивлен, если за месяц. А что насчет арсенала? Сделаете?

– Сделаем. На твою ответственность и под строгий учет. Кстати, личное оружие не хочешь получить?

– А зачем оно мне? У меня уже есть личное оружие. Сто девяносто сантиметров роста – я усмехнулся, и Семичастный понял:

– Как она? Справляется? Претензии есть?

– Еще как справляется! – улыбнулся я – Попрошу вас, если можно… пусть она останется со мной? И когда я в Америку поеду – тоже. Английским она владеет не хуже меня, французским, вьетнамским, португальским. И вообще – просто красавица!

– Неужто запал на нее? – хохотнул Семичастный – Гарем у себя там устроил? А как же твоя Ольга?

– Я с Настей не сплю – пожал я плечами – Она ценный работник, как и Ольга. И кстати – женщина-телохранитель меньше всего привлекает внимание… даже если она такого роста и таких статей. Никто не может подумать, что это боевик, вооруженный до зубов. Тут, в Союзе, я никакой опасности не вижу, а вот в Штатах она мне здорово пригодится. Опять же – кто-то ведь должен вам стучать на меня? Будете Ольгу терроризировать, требовать освещать мою деятельность, она будет нервничать, а тут – готовый агент под боком подозрительного Карпова! Разве плохо?

– Циник. Ты – наглый циник! – поморщился Семичастный – вот уверен, что твое начальство в двухтысячных годах тебя не любило! Язык, как помело!

– А меня не надо любить – холодно бросил я – Меня надо ценить. И не обманывать. И я никогда не обману и не подведу. Как там говорится? Точность – вежливость королей. Тут еще какой вопрос… о презренном металле. Аносов спрашивает – что обещать людям, какие блага. У них семьи, дети. Им – зачем это все? Людям, как и Аносову – уже по пятьдесят лет. Что им сказать?

– Всем – квартиры в Москве – не задумываясь ответил Семичастный – В новых домах. Двойное жалованье, плюс премии. Повышение в звании на одну ступень. Фонд для премий – в руках Аносова. Туда положим хорошую сумму, и будем ежемесячно пополнять. Снаряжение – любое. Вооружение – любое! Каждому по автомобилю – «волга». Их задача – обучать и обучаться. Ты обучаешь их – тому, что знаешь, они обучают курсантов. Они будут инструкторами. Но… действующими инструкторами. Если понадобится – и они будут работать. Но главное – пусть обучают курсантов.

– Откуда курсанты? Кто это будет? И вообще – какова структура отдела «Омега», и какое место в нем буду занимать я лично и Аносов в частности. Хотелось бы понять.

– Ты начальник базы – до тех пор, пока в этом не отпадет необходимость. Ты обучаешь Аносова и инструкторов тому, что знаешь. Если, конечно, тебе есть чему их обучить. Но я думаю – есть. Аносов – начальник отдела. Трое найденных им сотрудников – его заместители и инструктора. Он сам определит, кто чем будет заниматься. Аносов подчиняется мне и Шелепину – по старшинству. Больше никому. Когда ты уедешь в Америку, Аносов останется командовать базой вместо тебя.

– Дачей! – усмехнулся я.

– Дачей – тоже усмехнулся Шелепин – Не переживай, построим тебе другую, простую. Если захочешь. Только на кой черт она тебе нужна? С твоим домом в Монклере и твоей виллой в Ньюпорт-Бич! Настю я за тобой закреплю. Делай с ней что хочешь – она твоя. Твой сотрудник. Кстати, забери – пусть все-таки у вас будет.

Семичастный толкнул по столу четыре красные книжечки, я поймал их, раскрыл. И первое, что увидел – свой портрет в милицейской форме. Прочитал: «Полковник милиции…»

– Это еще что? – удивился я – Документы прикрытия, что ли?

– Точно – кивнул Семичастный – Второе удостоверение стандартное. Мало ли… вдруг пригодятся. Уедешь – оставишь у себя в сейфе. Или сдашь на хранение. Постарайся на размахивать им направо и налево И вот…

Он достал из папки еще три удостоверения, снова кинул мне – я посмотрел, это были удостоверения Аносова. Полковник милиции, и полковник Комитета.

– Кстати, а где вы взяли мои фото в форме? – внезапно понял я.

– Да какая разница… нашли! – усмехнулся Семичастный.

Ну что же… фотожабы здесь не имеется, но есть хорошие фотографы. Почему бы не приделать голову Карпова на плечи какого-нибудь подходящего полковника?

Открыл еще одно удостоверение – Ольга. Уже лейтенант! Быстро растут люди в званиях во время кризиса…

– Передай Аносову все, что я сказал. Обещаю, со своей стороны мы сделаем все, что возможно, чтобы он и его люди не чувствовали недостатка ни в чем. От них только служба и верность.

– Вы так и не сказали, кто будет курсантами – напомнил я.

– Двадцать человек – задумчиво пояснил Семичастный – Люди подобраны в нашей структуре. Морально устойчивые, не склонные к болтовне, готовые ради отечества на все. В том числе и жизнь свою отдать. Неженатые. Возраст – двадцать пять-тридцать лет. Каждый занимался каким-то из видов единоборств – бокс, самбо. Прекрасно стреляют – в рамках своей службы. Знают один или два языка – английский, французский, немецкий. Офицеры – от старшего лейтенанта до капитана. Приступить к тренировкам могут в любой момент – как только будет построена база. Еще вопросы?

– Да. В столовую – повар, хозяйственная прислуга. На базу – охрана по периметру, пропускной режим. Каждому курсанту, охране и техобслуге – пропуска. Без пропуска – никто не должен войти. Дежурный автобус для вывоза курсантов. Остальное – по мере запуска базы в работу. Пока – все. Как уже сказал – по ходу работы будут еще требования, но сейчас все есть. Ах да, вот еще что… есть претенденты на замену этим курсантам?

– То есть? – брови Семичастного поползли вверх – Какую такую замену?!

– Часть из курсантов отсеется в процессе учебы – невозмутимо ответил я – некоторые окажутся неспособны выполнять учебную программу. Кто-то не подойдет по морально-политическим качествам. А кто-то просто… умрет.

– То есть?! Как это – умрет?! – Семичастный совсем опешил – вы что их, убивать будете?

– Будем! – мотнул я головой – Будут работать в условиях, максимально приближенных к боевых. Стреляем патронами с уменьшенным зарядом пороха, работаем боевыми ножами. Пропустил удар, получил пулю – можно и помереть. Кстати, медпункт мы предусмотрели и там должен работать фельдшер. Травмы будут постоянно.

– Мда… – Семичастный посмотрел на меня взглядом, в котором читалось уважение – Вы подходите к делу со всем… хмм… тщанием!

– Меня так учили. В папке, которую я вам передал, содержатся эскизы снаряжения, которое нам необходимо сделать. И срочно. Очень срочно! Это приборы бесшумной стрельбы – такие, какие используются в будущем, в просторечии – глушители. Это разгрузки. Это бронежилеты, каски, ножи и все остальное. Эти вещи можно сделать буквально на коленке мелкими партиями, потому проблем думаю не возникнет. Но все это должно быть изготовлено к началу работы базы. Список оружия я вам уже передавал.

– Зачем вам иностранное оружие? Кольты? Снайперские винтовки? М-16?

– Насколько я понимаю, группа не всегда будет работать только здесь, в Союзе. Так что… ну вы поняли.

– Понял – кивнул Семичастный – Хорошо, сделаем. Еще что-то?

– Оружейник нужен. Который будет заниматься переделкой нашего оружия и его ремонтом. Чтобы мы всегда могли отвезти ему стволы и в кратчайшие сроки их получить назад. Ну и… патроны! Патроны, патроны, патроны… мы сожжем их столько что хватит на дивизию! Но это важно. Это самое главное. Патроны боевые и патроны тренировочные – их пометить. Еще вот что… спецсредства. Уверен, в недрах вашей… нашей конторы есть спецсредства, о которых почти никто не знает. Мне нужны яды, мне нужны заряженные иголки, мне нужны «Стрелки».

– Стрелки?! – Семичастный поднял брови – откуда ты… ах да, все время забываю, с кем разговариваю.

– Угу – кивнул я – Меня ваши коллеги тоже хотели иголочкой подколоть… чтобы языком не трепал лишнего. Ниночке дали иголочку. Вот таких иголочек было бы неплохо иметь побольше. И… инструктора – как ими пользоваться. А также – противоядия.

– Мне иногда тоже хочется тебя иголочкой подколоть! – проворчал Семичастный – Все не можешь забыть! Говорю же – не мы отдавали приказ! Брежнев. А его уже нет. Ну… если все у тебя – ходи отсюда! Делай дело. Кстати, как продвигается запись песен?

– Минусовки сделали, завтра начнем голос накладывать. Закончим – будем Ольгу писать. Хочу и Настю привлечь – бэк-вокалисткой.

– Кем?! – не понял Семичастный.

– Бэк-вокалисткой. Ну это если с английского – поющий сзади. То есть один певец поет, другой подпевает.

– Подпевала, в общем – вздохнул Семичастный, и проведя рукой по лицу, глухо, устало сказал – Чем я занимаюсь, а? Бэк-вокалистами! Ладно… не забудь – ты поешь на концерте к Дню Победы. Готовься как следует. Репертуар представишь мне лично – я буду одобрять.

– Репертуар вы уже слышали в записи – пожал я плечами – За исключением одного… я не знаю, как вы отреагируете, но мне хотелось бы это исполнить.

– Что именно? – насторожился Семичастный.

– Гимн. Гимн СССР, но не просто гимн, а в рок-обработке. Мы его сейчас записываем, вернее – уже записали. Осталось наложить голос.

– Что?! Какие слова?! Ты чего? – Семичастный смотрел на меня, как будто я сказал что-то непотребное – Старый текст?! Со Сталиным?! Категорически – нет! Нас не поймут!

– Вот! – я достал из кармана листок бумаги, сложенный вчетверо – Посмотрите. Никаких сталиных, и все в высшей степени патриотично. Сейчас гимн исполняется без слов, а я вам написал слова. У нас он исполнялся по-другому, не было упоминания Ленина и партии. Тут – есть. Но вот на обратной стороне уже тот текст, что в гимне в моем времени. Ритм исполнения не такой торжественный, в ритме рока. Молодежи очень понравится, уверен!

– Прочитаю! – Семичастный взял листок, разгладил, положил в папку – иди! И подготовь записи песен – я прослушаю, что у вас там получилось.

Он встал и пошел к своему креслу. Я тоже встал, собрал со столика удостоверения, рассовал их по карманам. Все, можно идти.

– До свидания, товарищ Председатель!

– И тебе не хворать – рассеянно откликнулся Семичастный, и больше уже не обращал на меня внимания, погрузившись в чтение бумаг. Я же вышел из кабинета, и уже без сопровождения пошел по знакомому коридору Конторы. Теперь я здесь был «свой», и мне не требовалось пропуска, не требовалось провожатого.

Мимо охранника на посту у выхода, и на улицу, к Железному Феликсу. Проходя мимо него, отдал честь: «Салют, Феликс!». Пока истукан стоит – Советский Союз тоже будет стоять!

Проходившая мимо интеллигентного вида женщина неодобрительно на меня посмотрела. Небось, из местной оппозиции! Не одобряет! Ну как же – отдал честь кровавому Тирану! А для меня Железный Феликс просто символ. Пусть стоит! Гнобить памятники – последнее дело. Если, конечно, это не памятник Гитлеру или Муссолини.

Подошел к черной «волге», стоявшей на парковке возле здания, открыл дверцу, уселся на сиденье рядом с водителем:

– Поехали на студию.

Все мои водители – их теперь было трое, видимо, чтобы выстроить график – были удивительно неразговорчивы. Максимум – пару тройку слов за поездку кроме «здравствуйте и до свидания». То ли инструкция у них такая – не досаждать мне разговорами, то ли сами по себе молчаливые люди, а может и все сразу. КГБ не любит болтунов. Они, понимаешь ли, находка для шпиона!

На студии «дым коромыслом». Богословский выбежал откуда-то из боковой двери встрепанный, и как всегда, сходу завопил:

– Давай, давай быстрее! Тебя ждем! Студия простаивает, мне уже всю плешь проели!

– Ты вот что, Никита… когда запишем, сделай мне магнитофонную запись. Семичастному доставить пред светлые очи. Он сегодня потребовал, мол, должен сам дать добро. Или не дать.

– Вот будет номер, если он еще и зарубит всю нашу работу! – усмехнулся Богословский – Столько труда, столько хлопот…

– Не зарубит, гарантирую! – отрубил я, Богословский махнул рукой и молча потащил меня к той комнатке, где стоял микрофон и где за стеклянным окошком были видны огромные пульты со множеством фишек, назначения которых я совершенно не представляю. Да и не хочу представлять. Каждый должен делать свое дело.

Я надел наушники, передо мной на столе включилась лампа – сейчас пойдет мелодия. Я приготовился, и… понеслось!

* * *

Аносов сидел напротив меня, возле него двое мужчин похожих на него как братья – такие же жилистые, поджарые, как старые, но еще сильные волки. Третий с моей стороны стола – по возрасту он был им вровень, но габаритами гораздо крупнее, эдакий штангист на пенсии. Только без лишнего жира, который обычно набирают бывшие спортсмены-тяжелоатлеты. И без живота.

Я пришел в эту квартиру вечером, уже после того, как закончил запись в студии. Сегодня мы записали три песни, и одну отрепетировали на завтра. С самого утра начнем, с восьми часов. Сегодня мне пришлось убить два часа на посещение Семичастного – по его требованию, так что времени на запись осталось меньше. Но тут уже некуда деваться – надо! Если тебя вызывает Председатель КГБ – бежишь на полусогнутых и не спрашиваешь – зачем и почему тебе это надо. Или ему. Хотел я этого, или нет – но теперь сам являюсь комитетчиком, притом не самого низкого звания. Полковник, однако, не хухры-мухры.

Этих людей я раньше не видел – кроме Аносова, само собой разумеется. Это и были бойцы его спецгруппы, которая во время войны и после войны занималась ликвидацией врагов родины.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом