Анастасия Пилипенко "Человек безумный. Самые распространенные психические заболевания: от первых опытов лечения до современных клинических случаев"

grade 4,7 - Рейтинг книги по мнению 20+ читателей Рунета

Психические нарушения всегда влекли людей. Конечно, никто не хотел бы оказаться под их влиянием, но кто хоть раз не задумывался, каково это? Что чувствуют люди с боязнью открытых пространств или шизофренией? Что значит ощущать себя как отдельный объект? Обо всем этом, о мифах, а также о том, как менялось представление науки о психике, расскажет Анастасия Пилипенко.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Эксмо

person Автор :

workspaces ISBN :978-5-04-158311-8

child_care Возрастное ограничение : 12

update Дата обновления : 13.10.2021

Человек безумный. Самые распространенные психические заболевания: от первых опытов лечения до современных клинических случаев
Анастасия Пилипенко

Доктора рунета. О здоровье понятным почерком
Психические нарушения всегда влекли людей. Конечно, никто не хотел бы оказаться под их влиянием, но кто хоть раз не задумывался, каково это? Что чувствуют люди с боязнью открытых пространств или шизофренией? Что значит ощущать себя как отдельный объект?

Обо всем этом, о мифах, а также о том, как менялось представление науки о психике, расскажет Анастасия Пилипенко.

Анастасия Пилипенко





Человек безумный. Самые распространенные психические заболевания: от первых опытов лечения до современных клинических случаев

Книга посвящается моим родителям – профессионалам своего дела и врачам с большими сердцами

Серия Доктора рунета. О здоровье понятным почерком

© Анастасия Пилипенко, текст, 2021

© Оформление. ООО "Издательство "Эксмо", 2021

Об авторе

Рада с вами познакомиться! Меня зовут Анастасия Пилипенко, я врач-психиатр и психолог из холодного сибирского городка и вот уже больше 8 лет стою на страже психического здоровья людей. С любовью и благодарностью вспоминаю свой жизненный путь и то, как пришла в медицину.

Я родилась в семье врачей: папа работал терапевтом, мама – психиатром. С самого детства я увлекалась биологией и психологией. В 12–13 лет моими настольными книгами были медицинские энциклопедии и справочники. С каким интересом я изучала красочные картинки и схемы, пыталась понять суть заболеваний! Любовь к чтению мне привила мама, в нашей небольшой квартире на полках стояли сотни книг по медицине, которые я листала с упоением. Родители для меня были (и являются до сих пор) примером безграничной самоотдачи и альтруизма.

С 14 лет я всей душой мечтала помогать людям. В школьные годы приходилось много учиться, ходить на дополнительные занятия в университете и участвовать в олимпиадах по биологии, экологии, литературе (может быть, именно поэтому вы сейчас читаете мою книгу). Желание лечить людей, быть полезной обществу привело меня к поступлению в медицинскую академию.

Шесть лет учёбы пролетели на одном дыхании. Бессонные ночи над учебниками, ранние лекции и практика в больницах города, мудрые преподаватели – такими мне запомнились студенческие годы. Было непросто, но государственные экзамены я сдала на «отлично» и уже точно знала, кем хочу, стать «когда вырасту» – врачом-психиатром.

Год в интернатуре дал мне глубокие знания психиатрии, клиническую практику и привил истинную любовь к профессии. Я благодарю всех моих учителей, начиная со школьной скамьи, за терпение, щедрость, с которой они делились знаниями и умениями, за развитие самого настоящего клинического мышления, которое так необходимо каждому врачу.

В дальнейшем я работала врачом-психиатром в нескольких отделениях Клинической психиатрической больницы им. Н.Н. Солодникова. С 2012 года помогаю самым разным людям, столкнувшимся с тяжёлыми жизненными обстоятельствами, делаю всё возможное, чтобы мои пациенты достигали душевного благополучия. Я усердно работаю, много учусь, регулярно повышая свою квалификацию.

Также я сертифицированный практик по нейролингвистическому программированию, сказкотерапевт Европейской школы психологии, автор книги «Человек безумный. Самые распространенные психические заболевания: от первых опытов лечения до современных клинических случаев» и программ и курсов «Возрождение», «Пробуждение», «Скажи чувствам «Да», психологического онлайн-клуба. За время моей практики я провела более 2500 индивидуальных консультаций очно и онлайн.

Я всегда готова вам помочь в любой трудной жизненной ситуации! Обращайтесь!

Мои контакты:

Предисловие

Душа – самый невероятный и непонятный феномен человеческого организма. Известная русская пословица гласит: «Чужая душа – потемки». Невозможно полностью узнать человека, его внутренний мир, мысли, переживания, фантазии. То, о чем мы не знаем, часто является не только загадочным, но и пугающим, а мы, люди, не очень любим «бояться», поэтому с давних пор стремились познать природу души, ее «локализацию» и материальный субстрат.

Благодаря изучению вопросов душевной организации и неиссякаемому интересу к этой сфере, в медицине сформировалось отдельное направление – психиатрия. Науке о душевном здоровье отводится значимое место среди других научных дисциплин.

Я работаю врачом-психиатром и психологом более восьми лет и занимаюсь эффективной терапией расстройств психической сферы: депрессии, страхов, тревоги, панического расстройства, деменции, органической патологии, психотических нарушений. Каждый день пациенты задают мне множество вопросов о психическом здоровье! Эта книга посвящена самым интересным темам психиатрии. В ней вы не найдете вымысла, только факты и мой личный клинический опыт.

Даже далекие от медицины люди много знают о проявлениях стресса, хронической усталости – в которых, стоит отметить, пребывает подавляющее число работающих людей, о недостатке витаминов и солнечного света, пагубном влиянии на здоровье экологии, ненормированном дне, последствиях нарушения режима сна и бодрствования. При этом мало кто по-настоящему прислушивается к потребностям своего организма и соблюдает простейшие правила предупреждения хронических заболеваний, в том числе психических.

О психических заболеваниях не принято открыто говорить в обществе, и я считаю такую тактику в корне неверной. Люди, как правило, мало осведомлены о вопросах здоровья, особенно – психического. Если вы читаете эту книгу, наверняка вы – человек, который находится в поиске. В поиске новой информации, ответов на вопросы, которые, возможно, боялись или стеснялись задать врачу.

Книга будет полезна тем, кто хочет разобраться, как устроен его организм. Она состоит из отдельных глав о психических расстройствах, которые часто встречаются в практике врача-психиатра. Прочитав ее, вы узнаете, что такое агорафобия, как проявляется шизофрения, можно ли вылечить панические атаки, чем опасны психопаты, как справиться с навязчивыми мыслями и многое другое.

В каждой главе я постаралась максимально доступно и понятно осветить вопросы возникновения психических расстройств, причин и механизмов развития патологии, клинической симптоматики, классификации, диагностики, терапии. Отношение общества к психическим заболеваниям в разные исторические эпохи менялось, и те состояния, которые когда-то даже не считались болезнями, в настоящее время занимают свое место в перечнях психических расстройств.

Советы и рекомендации по само- и взаимопомощи, представленные в книге, будут полезны не только заболевшим, но и их близким родственникам, педагогам, психологам. Помните, схемы терапии психических расстройств носят рекомендательный характер, обязательно проконсультируйтесь со своим лечащим врачом. Имена клиентов, о которых я рассказываю в этой книге, изменены, согласия на описания симптомов получены.

Я люблю профессию психиатра всей душой и вижу свою миссию в том, чтобы в мире стало как можно больше счастливых и здоровых людей! Надеюсь, что эта книга поможет вам прикоснуться к неизведанному, приоткрыть завесу тайны человеческой души, эмоций, поступков и погрузиться в увлекательный мир психиатрии. Если вы готовы к новым знаниям, полезным медицинским рекомендациям, откровениям, историям реальных людей – смело переворачивайте страницу.

С уважением,

врач-психиатр, психолог, сказкотерапевт, НЛП-практик

Анастасия Пилипенко

@dr_anastasia_pilipenko

Город, который рождает страх. агорафобия

Иван, 35 лет, в течение 3 лет страдает от панических атак: «При сильной тревоге или приступе паники вдруг ощущаю, что я с этим всем один на один, меня будто засасывает в эту воронку безысходности. Я замираю, и в голове проносятся ужасные мысли о том, что может случиться. Меня начинает трясти, сердце словно скачет, воздуха то совсем не хватает, то слишком много. Я пытаюсь заставить себя успокоиться – безуспешно, мутит, очень кружится голова, все тело немеет. Мысли одна за другой проносятся в голове. Затем я начинаю метаться в поисках помощи, чтобы хоть чуть-чуть снять эту бешеную тревогу».

Именно такие ощущения чаще всего описывают люди во время приступа агорафобии.

Изучение фобий с давних времен привлекало ученых и врачей. Первое упоминание такого заболевания как агорафобия описано в 1621 г. Вне зависимости от того, в каком веке жили люди, агорафобия проявляла себя одинаково: тревогой и яркими вегетативными симптомами.

Основоположник научной психиатрии, немецкий психиатр и невропатолог Вильгельм Гризингер в 1860 г. отмечал у своих пациентов особые приступы тревоги, сердцебиения, головокружения, слабости, онемения рук и ног, ощущения «бабочек в животе», считая их проявлениями эпилепсии. Он полагал, что эта болезнь может проявляться по-разному: совсем незаметно или в виде необычных припадков. Стоит отметить, что в те годы тема связи эпилепсии с психическими расстройствами являлась центральной в многочисленных научных дискуссиях.

Во время обсуждения этого комплекса симптомов Гризингер с коллегами обнаружили одно общее интересное обстоятельство – все такие приступы происходили, как правило, в людных местах – на площадях, рынках. Приступ мог длиться от нескольких минут до нескольких часов и сопровождаться чувством беспомощности, стыда, неприятными мыслями об оценке окружающих. У человека же, находящегося во время приступа в открытом безлюдном пространстве, страх мог быть связан с осознанием того, что никто не сможет оказать ему необходимую помощь.

Несколько позже австрийский врач Мориц Бенедикт продолжил поиск причин этих неоднозначных состояний. Он выдвинул гипотезу о нарушениях органов зрения и глазодвигательных мышц у людей, страдающих от приступов. Человек с подобной патологией испытывает головокружение и тошноту при выходе на открытое пространство, заполненное движущимися в разные стороны объектами: людьми, лошадьми, каретами. Соответственно, лечить приступы предполагалось хирургически, как и обычных больных с нарушениями зрения, как и при параличе глазодвигательных мышц. Под общим наркозом врачи проводили манипуляции с глазными мышцами и сухожилиями (определенные группы мышц сшивались особым образом) в попытках избавить человека от этих неприятных ощущений.

В 1872 г. немецкий врач и реформатор психиатрии Карл Вестфаль предложил научному сообществу термин «агорафобия» (от древнегреческого «агора» – базар, рынок и «фобос» – страх) для описания болезненного состояния паники, которое испытывали его пациенты. При изучении болезни на первое место Вестфаль ставил тревогу, которая являлась постоянным и верным спутником этого расстройства. Пациенту стоило только подумать о предстоящем выходе на площадь, как начинался приступ. Статья Вестфаля «Агорафобия, нейропатический симптом» содержала подробное описание нескольких клинических случаев со схожей симптоматикой. Однотипные приступы возникали у трех его пациентов при пересечении разных площадей Берлина.

КСТАТИ, БЫЛО ВРЕМЯ, КОГДА ЭТОТ ТЕРМИН – «АГОРАФОБИЯ» – ХАРАКТЕРИЗОВАЛ СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ТОПОГРАФИЕЙ. ПЕРВЫЕ ОПИСАНИЯ ИМЕННО АГОРАФОБИИ ПОЯВЛЯЛИСЬ В БЫСТРОРАСТУЩИХ И РАЗВИВАЮЩИХСЯ ГОРОДАХ ЕВРОПЫ, ТАКИХ КАК ПАРИЖ, БЕРЛИН, ВЕНА. АРХИТЕКТОРЫ, ЗАНИМАЮЩИЕСЯ ВОПРОСАМИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА И УРБАНИСТИКИ, ПРИМЕНЯЛИ ТЕРМИН «АГОРАФОБИЯ» ПРИ КРИТИКЕ ПЛАНОВ СТРОЯЩИХСЯ ГОРОДОВ: «СОВРЕМЕННЫЕ ГОРОДА НАСТОЛЬКО ПЛОХО СПЛАНИРОВАНЫ, ЧТО ДАЖЕ ПОЯВИЛАСЬ БОЛЕЗНЬ, ПРИ КОТОРОЙ ЛЮДЯМ СТРАШНО ВЫХОДИТЬ НА ЭТИ УЖАСНЫЕ НОВЫЕ ПЛОЩАДИ» (КАМИЛЛО ЗИТТЕ «ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА»,1889 г.).

Однако возникновение симптомов не было ограничено городскими или рыночными торговыми площадями – это были лишь частные случаи проявления заболевания. Предугадать развитие симптоматики невозможно, состояние страха и паники возникает стремительно, внезапно, независимо от воли и желания человека. В определенных ситуациях – своих для каждого больного – запускается так называемый триггерный механизм – особый вариант реагирования организма на стрессовые факторы. Он прочно закрепляется в сознании человека, вызывая беспокойство каждый раз, когда возникает одна только мысль о пребывании в подобных обстоятельствах (это состояние называется тревогой ожидания). У одного из пациентов Вестфаля панические атаки возникали во время прогулок по улице, у другого – при нахождении в театре, у третьего – при посещении собраний и лекций.

В 1878 г. Анри Легран-дю-Соль, выдающийся французский психиатр, предложил обозначать состояния, которые немецкие врачи уже называли агорафобией, как «страх пространства». Этот термин включал в себя разнообразные случаи восприятия окружающего пространства, вызывающие тревогу.

Интересный факт – всемирно известный психоаналитик Зигмунд Фрейд в юношестве тоже страдал агорафобией, но со временем у него остались лишь отголоски этого состояния, которые, тем не менее, влияли на активность жизни врача (об этом он рассказывал своему ученику Теодору Райку). В своих работах Фрейд описывал тему агорафобии как страх возможностей или искушений, которые таит в себе мир за пределами дома, и рассматривал это состояние через призму своих представлений о либидо, бессознательном вытеснении. «Случай маленького Ганса» (1909 г.) – одна из широко известных его работ. Мальчику Гансу было 5 лет, он отказывался выходить на улицу, опасаясь, что его может укусить лошадь. Терапия, предложенная Фрейдом, относилась к разрешению возрастного кризиса мальчика. Он выдвинул теорию, что защитные механизмы Ганса сработали таким образом, что внутренняя тревога из-за рождения младшей сестры, нарушения привычного равновесия в семейных отношениях, кризиса жизненного цикла мальчика превратилась во «внешнюю опасность» – страх улицы. Идеи и принципы Фрейда, которые он применил в этом случае, в последующем нашли широкое применение в семейной терапии.

В те времена психиатры практиковали два вида лечения: гипноз и электричество, и эти диаметральные по механизмам воздействия методы далеко не всегда приводили к успешному излечению от агорафобии. Такая «перезагрузка» мозга, пожалуй, была оправдана только в крайне тяжелых случаях, когда все остальные, не столь радикальные способы лечения не приносили результатов. Механизм действия электросудорожной терапии до конца неизвестен. Предполагается, что электрошок вызывает увеличение выброса катехоламинов: норадреналина, дофамина, изменяет чувствительность и увеличивает число рецепторов к данным нейротрансмиттерам. Перезагрузка нейронных сетей головного мозга под действием электрического тока при электросудорожной терапии похожа на то, как мы перезагружаем компьютер при неполадках, что чревато потерей памяти разной степени выраженности – от лёгких до тяжёлых нарушений.

Фрейд же долго и обстоятельно беседовал со своими пациентами, помогая избавиться от страхов и других психических расстройств. В одной из глав знаменитого «Введения в психоанализ» (1917 г.) Зигмунд Фрейд отмечает: «Остается группа фобий, которые мы вообще не можем понять. Если крепкий взрослый мужчина не может от страха перейти улицу или площадь хорошо ему знакомого родного города, то какую же мы можем здесь установить связь с опасностью, которая, очевидно, все-таки существует для страдающих фобиями? В отношении мужчины, страдающего страхом улиц или площадей, мы можем дать единственное объяснение, что он ведет себя, как маленький ребенок. Благодаря воспитанию ребенка непосредственно приучают избегать таких опасных ситуаций, и наш агорафобик действительно освобождается от страха, если его кто-нибудь сопровождает при переходе через площадь».

Первоначальный смысл термина «агорафобия» как страха открытых пространств со временем был утрачен, и это определение стало включать в себя целый ряд схожих фобий, так называемых фобий положения: клаустрофобию, страх транспорта, толпы и т. д.

Не так давно ко мне обратился человек, агорафобия у которого проявлялась не только невозможностью находиться в больших магазинах – он еще и не мог ездить в лифте, не впадая в панику. И все бы ничего, если бы у него не появилась новая возлюбленная, живущая на 25-м этаже! Каждая встреча превращалась в пытку, ведь до квартиры приходилось добираться пешком. После 2 недель столь интенсивных нагрузок мужчина решился избавиться от страха и обратиться за медицинской помощью.

По своей сути агорафобия представляет собой страх оказаться в ситуации, которая может вызвать панический приступ. Такими типичными обстоятельствами могут стать посещение магазина, поездки на общественном транспорте, нахождение в большом скоплении людей.

Одна из моих пациенток, когда впервые испытала приступ паники, чуть не упала в обморок прямо на работе. После этого случая каждый день, выходя из дома, она испытывала тягостное ощущение тревоги, ожидала новых приступов, которые могут застать ее врасплох прямо перед сослуживцами. Страх усугублял без того натянутые отношения с коллегами. Приступы паники, стоит отметить, возникали только в рабочее время. В итоге женщина приняла решение уволиться, так как вся обстановка напоминала ей о случившемся.

В настоящий момент агорафобия в Международной классификации болезней (2019 г.) определяется как выраженный и чрезмерный страх или тревога. Это состояние возникает вследствие ожидания чего-то или непосредственно в ситуации вне дома, когда получение помощи затруднительно или недоступно. Представьте, что вы отправились лес и забрели в глухие места. Какие чувства вы испытаете, когда поймете, что на тысячи километров вокруг вас нет ни единой живой души, нет никого, кто бы вам помог, когда станет плохо? Это просто катастрофа! В такие моменты земля словно уходит из-под ног. Именно так воспринимает выход на улицу человек с агорафобией – он «в пустыне» и совсем один. Чувство беспомощности возникает именно из-за страха негативных последствий

Стоить отметить, что многие из нас будет испытывать дискомфорт, находясь в месте, где очень шумно, тесно и где какая-то часть людей могут вести себя агрессивно (например, на концерте или спортивном матче). Это связано с базовой потребностью человека – безопасностью. Возникающее опасение вполне логично – в таких местах и ситуациях может существовать реальная угроза для человека. Агорафобия же по своей природе иррациональна, навязчива и возникает внезапно, вне зависимости от внешних обстоятельств.

От своих пациентов, страдающих агорафобией, я часто слышу довольно однотипные фразы о том, что с ними происходит во время приступа: «Умом-то я понимаю, что это не страшно, не несет угрозы для моей жизни и здоровья. Я знаю, что не умру в этот момент. Но сердце начинает бешено колотиться, дыхание перехватывает, руки становятся холодными и все тело покрывается липким потом. В голове туман, и я просто стараюсь как можно скорее выбраться из этого злосчастного места…».

Агорафобия может встречаться как самостоятельное заболевание психики, но в большинстве случаев это состояние является составным синдромом таких психических расстройств, как шизофрения, шизоаффективное расстройство, депрессия или паническое расстройство, тесно вплетаясь в общую картину заболевания и утяжеляя прогноз.

Важно уточнить, что далеко не все люди с агорафобией испытывают трудности в работе или учебе, перестают общаться с людьми, замыкаются в своих переживаниях, чувствуя себя неполноценными, «инвалидами». Симптомы агорафобии могут иметь различную степень выраженности. Так, в легких случаях человек спокойно учится, работает, активен в социуме и испытывает дискомфорт лишь в незнакомых местах.

Наша психика устроена таким образом, что негативные стимулы моментально запоминаются и связываются с определенными внешними обстоятельствами. Страх, к примеру, может ассоциироваться с шумом машин, криками людей в толпе или разнонаправленным движением объектов. Соответственно, когда вы оказываетесь в толпе или на открытой местности, память об отрицательном жизненном опыте запускает психические и физиологические реакции организма. При этом четкого осознания причин данного беспокойства у человека, как правило, нет.

Физиология не оставляет ни единого шанса устоять перед волной пронизывающего страха. Вегетативный компонент симптоматики при агорафобии тягостный и неприятный. Он проявляется в виде ощущения нехватки воздуха, усиленных сердцебиения и потоотделения, головокружения, тошноты, тремора, изменения цвета кожных покровов, обморока. В такие моменты возможно появление ощущения нереальности происходящего, изменения собственного тела, страха сойти с ума, потерять контроль над собой и своим телом, страха смерти. Дыхание при приступе поверхностное, неглубокое, из-за чего организм испытывает нехватку кислорода. Головной мозг является самым чувствительным органом к гипоксии. Поэтому моментально включаются механизмы централизации кровообращения, а дыхание становится еще более частым. В кровь выбрасываются гормоны стресса – адреналин и кортизол. Сердце начинает биться сильнее, сосуды сужаются.

Интересно, что точной и однозначной причины агорафобии до сих пор не выявлено. Существует множество теорий, которые дополняют друг друга и представляют агорафобию как многофакторное заболевание. Определенная роль отводится наследственности, патологии нервной системы вследствие приема алкоголя, наркотических веществ, действия токсинов, инфекционных заболеваний (менингит, энцефалит) – все эти факторы нарушают адаптацию нервной системы, делая ее слабой и неустойчивой к стрессам.

Агорафобия чаще всего возникает в молодом возрасте – от 15 до 25 лет, когда в организме происходят мощные гормональные и физиологические перестройки. Щитовидная железа, надпочечники, гипофиз, гипоталамус и другие органы тела растут неравномерно, и, соответственно, может резко меняться концентрация некоторых гормонов в крови. Нервная система подростков нестабильна, а любой стрессовый фактор может восприниматься как чрезмерный. Непонимание учебных дисциплин, неприятие себя и своего тела, первая неудачная любовь, конфликты с родителями и учителями, трудности общения со сверстниками, прием психоактивных веществ (наркотики и алкоголь) – все это может провоцировать развитие психических расстройств.

Основную роль в возникновении агорафобии играют психотравмирующие обстоятельства. Иррациональный страх толпы или открытого пространства может возникнуть после столкновения с реально существующей опасностью: нахождения в очаге военного конфликта, террористического акта, нападения на улице, дорожно-транспортного происшествия.

В своей практике я часто встречаю мужчин, которые участвовали в военных действиях. Страшные события, когда рядом взрываются снаряды, сослуживцы погибают, а внутри появляется безграничный страх, глубоко впечатываются в психику, при этом переживания оказываются настолько сильны, что срабатывает защитная реакция мозга, и они быстро вытесняются из сознания. И только спустя 10?15 лет после психотравм возникает страх толпы, громких звуков.

Сергей служил в горячей точке, в горах, охранял приграничные территории страны. Это было совсем непросто: тяжелые условия, бессонные ночи и реальная угроза жизни. Самым страшным воспоминанием были обстрелы. Сослуживцы, с которыми он стоял плечом к плечу, падали от пуль и разрывающихся снарядов. В голове ещё долгое время стоял этот непрекращающийся грохот боевых действий.

После окончания срока службы Сергей завел семью, устроился на работу. Прошло 10 лет, и вдруг отголосками прошлого возникли панические атаки. Приступы начинались в метро, Сергею стало казаться, что он как будто задыхается под землей. Затем присоединилась агорафобия, которая вынуждала мужчину искать помощи. Сергей говорил мне, что тогда, на самой войне, страха и паники не было. А гул вагона метро отдаленно стал напоминать свист пуль, что запустило сам механизм паники.

Что интересно – чаще всего (около 70–80 %) от агорафобии страдают именно жители крупных городов. Высокий уровень напряжения, конфликты в семье, отсутствие полноценного отдыха, нехватка сна, нарушение питания являются серьезными негативными предпосылками для возникновения расстройства. Частота приступов может быть различной: от нескольких в день до нескольких в год.

Человек, страдающий агорафобией, сознательно выбирает избегающее поведение. Он намеренно ограничивает возможность ситуаций, которые могут привести к нежелательным переживаниям, страху, панике. Дом же становится той зоной комфорта, где спокойно и уютно. Постепенно сводятся к минимуму посещения общественных мест, сужается круг друзей и знакомых. Приходят тревожное ожидание новых приступов, страх выходить из дома. В итоге человек ограничивает свою жизнь пределами квартиры или даже комнаты.

Несколько лет назад ко мне за помощью обратился Юрий, 40-летний крепкий на вид мужчина. Легкая улыбка на его лице излучала доброжелательность, голос был низким и приятным на слух. Надо сказать, этот человек отличался хорошим чувством юмора и образованностью. Уже по нескольким его фразам было понятно, что вопрос собственного здоровья изучен Юрием досконально, но прохождение всевозможных курсов, медитаций, тренингов не приносило должного успеха и не облегчало состояние, а «снежный ком» проблем лишь увеличивался с каждым годом. Прочитав десятки медицинских книг и немного разобравшись в психических расстройствах, Юрий посчитал основной своей проблемой именно агорафобию. Впервые страх метро у него возник в 19 лет, когда, будучи юным студентом, он ехал в университет. Юрию всегда нравился шум вагонов и скорость, с которой поезд выезжал из тоннелей прямо к чистым и светлым многолюдным станциям. В тот злополучный день он ехал в метро с другом. Парни весело обсуждали прошедший учебный день, когда состав вдруг резко остановился прямо в тоннеле. Свет погас. Моментально в вагоне стало душно, а через несколько минут началась настоящая паника. Те 20 минут под землей, казалось, тянулись вечность.

Лампочки в вагоне зажглись, поезд медленно начал движение. Чувство беспокойства еще несколько дней мешало Юрию спать по ночам, но спустя несколько недель этот случай забылся. О нем мужчина не вспоминал в течение следующих 20 лет.

Жизнь текла своим чередом: институт, за ним армия, работа, семья, появились дети. Все, казалось, было хорошо, но внезапная ссора с близким человеком и длительный стресс в связи с непростой обстановкой в семье стали мощными пусковыми механизмами для появления тревоги. Юрий перестал выходить из дома без необходимости – только на работу или в магазин. Передвижения по городу были сведены к минимуму.

Общественному транспорту Юрий предпочитал недолгую пешую прогулку до работы и с нее (выбор места работы осуществлялся исходя из максимальной близости к дому). Передвижения на дальние расстояния и даже мысли о них вызывали у моего пациента состояние паники, учащенное сердцебиение, нехватку воздуха, головокружения – вплоть до обмороков. Эти симптомы появлялись периодически на протяжении 13 лет и со временем только становились чаще и интенсивнее. Юрий несколько раз проходил все обследования организма, был постоянным гостем у терапевта и узких специалистов, пытаясь найти причины выматывающих приступов, пока однажды не решился прийти на прием ко мне, врачу-психиатру.

ОБРАТИТЬСЯ К ПСИХИАТРУ – ЭТО ОГРОМНЫЙ ШАГ, ТРЕБУЮЩИЙ СИЛЫ ВОЛИ И ОПРЕДЕЛЕННОЙ СМЕЛОСТИ. К ПРИВЫЧНЫМ ГАСТРОЭНТЕРОЛОГАМ, НЕВРОЛОГАМ, ОФТАЛЬМОЛОГАМ И Т. Д. ЛЮДИ ОБРАЩАЮТСЯ ОХОТНО, БЕЗ СТЫДА. И ЗНАЕТЕ ЧТО? Я ДУМАЮ, ПСИХИАТР НИЧЕМ НЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДРУГИХ ВРАЧЕЙ.

Похожие книги


Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом