Елена Фокс "(Не)идеальные"

Сложно ли живется мизофобу? Ярослав знает ответ на этот вопрос как никто другой. Тревога и паника – лучшие друзья на протяжении всей его жизни. Он уже привык к одиночеству. Привык наблюдать со стороны за счастьем других. Но что делать, если в жизнь внезапно врывается красивый, но слегка сумасшедший сосед? Отвергнуть, боясь последствий, или же рискнуть? Ведь насколько бы опасным не был риск, есть надежда, что именно он станет тем самым… Содержит нецензурную брань.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 21.08.2022

IntimShop

(Не)идеальные
Елена Фокс

Сложно ли живется мизофобу? Ярослав знает ответ на этот вопрос как никто другой. Тревога и паника – лучшие друзья на протяжении всей его жизни. Он уже привык к одиночеству. Привык наблюдать со стороны за счастьем других. Но что делать, если в жизнь внезапно врывается красивый, но слегка сумасшедший сосед? Отвергнуть, боясь последствий, или же рискнуть? Ведь насколько бы опасным не был риск, есть надежда, что именно он станет тем самым…

Содержит нецензурную брань.

Елена Фокс

(Не)идеальные




Пролог

Стрелка часов двигалась так медленно, что мне казалось будто она и вовсе застыла. Я смотрел прямо на нее, не моргая, чувствуя, как начинают болеть глаза. Мысленно я подгонял ее двигаться быстрее, но, конечно, это не помогло.

Наконец, спустя казалось бы целую вечность, я услышал приятный голос секретарши:

– Ярослав Александрович, все готово, можете пройти.

Я так ждал этих слов, но все равно дернулся от неожиданности. Поднявшись с дивана, я поправил пиджак, стряхнул невидимую глазу пыль с брюк и двинулся в сторону кабинета. На двери висела красивая деревянная табличка с выбитыми на ней золотыми буквами – Володин Аристарх Всеволодович.

Меня всегда интересовал тот факт, что у большинства психологов и психотерапевтов были труднопроизносимые имена. Моего школьного психолога звали Апполинария Сигизмундовна. А психолога в университете – Инокентий Галактионович. Как будто на экзамене по психологии главным критерием являлось твое имя. Правда один раз был у меня психотерапевт с обычным именем – Иванов Петр Сергеевич. Может поэтому я так быстро от него избавился.

Нет, конечно я понимал, что имя никак не влияет на образование и компетентность врача, но не мог об этом не думать.

Пройдя в кабинет, первым делом я осмотрелся по сторонам. Вокруг все сверкало чистотой. Пройдя вдоль стены с грамотами и дипломами я внимательно вглядывался в стеклянные таблички – пятен от пальцев не было, как и пыли. Книжный шкаф был идеально чист, пол – недавно вымыт. В воздухе все еще чувствовался едва ощутимый запах хлорки – запах, который успокаивал меня больше всего.

Только когда я убедился в полной чистоте помещения, я позволил себе снять маску и перчатки. Достав антибактериальные салфетки из кармана пиджака, я протер кожаное кресло, потратив на это свои стандартные четыре с половиной минуты и только после этого сел.

– Добрый день, Ярослав, – улыбнулся Аристарх Всеволодович.

Я одарил его ответной улыбкой – на этом наше приветствие закончилось. Он уже давно не пытался пожать мне руку, но в его глазах я видел легкий огонек надежды. К счастью, от чувства вины перед обществом я уже давно избавился.

– Добрый день.

– Итак, – он широко улыбнулся, чуть подаваясь вперед, от чего его очки слегка съехали на нос. – Как прошли ваши выходные? Смею предположить – не очень хорошо, раз вы пришли ко мне в не назначенное для сеанса время.

– Да, выходные были слишком насыщенными. Кое-что случилось… – я замолчал, не зная с чего мне начать.

– Это связано с вашим соседом? – предположил Аристарх, делая пометки в своем блокноте.

– Да, – скрывать что-то не было смысла. Я уже не первый год хожу к Аристарху Всеволодовичу. Если я не мог доверять ему, значит никому не мог доверять. – Он поцеловал меня.

В кабинете повисла звенящая тишина. Глаза психотерапевта округлились за стеклами очков, но больше он никак не проявил своего удивления. Аристарх молчал, ожидая когда я сам все расскажу.

– Это случилось на лестничной площадке. Он был слегка пьян, но, что удивительно, пахло от него приятно – чем-то мятным. Все произошло слишком быстро. Он просто толкнул меня к стене и прижался к моим губам всего на мгновение. Потом он сразу ушел, а я так и стоял у стены.

– Что вы чувствовали в этот момент?

– Удивление, – задумчиво ответил я. – Да, я был удивлен. И, наверное, заинтригован.

– Ни страха, ни паники?

– Нет, – я чуть улыбнулся, мысленно возвращаясь в тот день. – Сначала нет. Потом… Хотя, нет, паники точно не было. Страх – может совсем чуть-чуть.

– Что вы делали, когда вернулись домой?

– Все как обычно. Обработал пальто, убрал в стиральную машину одежду, принял душ.

– Ничего сверх того, что вы делаете обычно?

– Нет, в том то и дело, – я сдвинулся на край кресла, глядя в глаза Аристарху. – Со мной уже очень давно такого не было. Последний раз, когда кто-то касался меня, я провел в душе несколько часов, стирая кожу до крови. Но в этот раз я не чувствовал себя…

– Грязным?

– Да, именно так.

– Что ж, это весьма любопытно, – улыбнулся врач, что-то записав в блокнот. – Давайте поговорим о вашем соседе. Какой он? В последнее время вы с ним сильно сблизились.

– Наверное, так и есть, – я откинулся на спинку кресла, представляя перед собой своего соседа. – В начале он дико раздражал меня. Вы знаете, как я не люблю навязчивость. А он именно таким и был. Его извечная ухмылка выводила меня из себя, а непредсказуемость пугала. Но потом что-то изменилось… – я опять посмотрел на Аристарха. – Как думаете, это может быть прогрессом в моей болезни?

– Вполне возможно. Очень часто сексуальное желание и романтические чувства помогают справляться с психическими расстройствами вроде вашего. Но важно действовать осторожно.

Я кивнул, вновь мысленно возвращаясь к поцелую. Как же давно я не чувствовал чьего-то прикосновения, к тому же столь интимного. Доктору я не стал рассказывать, что в душе я не только мылся. Никогда я еще не чувствовал возбуждения такой силы. Одновременно меня возбудил сам поцелуй и отсутствие привычной для меня реакции на него. Даже сейчас, стоило только о нем подумать, как тело охватила волнующая дрожь. Неужели я нашел того, кто поможет справиться с моей фобией? И возможно ли это?

Аристарх что-то чиркал в своем блокноте, а я думал о чертовом соседе. Он выводил меня из себя каждую секунду, что мы находились вместе. Но если есть хоть малейший шанс, что моя фобия пройдет, я просто обязан им воспользоваться.

Глава 1. Ярослав. Знакомство

День, когда я впервые встретил своего соседа, запомнился мне в мельчайших подробностях. Начался он, как обычно: я проснулся ровно по будильнику. Приняв душ, позавтракал. Выпил чашку отменного кофе и отправился на работу. В офисе меня уже ждал готовый отчет за прошлый квартал, к чтению которого я и приступил первым делом. Легкий запах хлорки, стоящий в моем кабинете, успокаивал. Уборка должна была быть как раз перед моим приходом. Все вокруг сверкало идеальной чистотой.

– Ваш мятный чай, – произнесла Анна – моя секретарша. – Что-нибудь еще?

– Нет, можешь быть свободна, – ответил я, не поднимая головы.

Я так увлекся чтением отчета, что не сразу услышал звонок телефона. На экране высветилось имя звонившего – Дима – мой невидимый сосед. Диму я видел всего раз за те несколько лет, что жил в своей квартире. Он был идеальным соседом, потому что почти все время он жил за границей. Я мало что знал о нем, и так было даже лучше. Единственное, что меня интересовало – соблюдает ли он нормы санитарии в своей квартире.

– Слушаю, – ответил я на вызов.

Его звонок стал для меня неожиданностью. При нашей первой встрече мы обменялись номерами на случай непредвиденных ситуаций. И если он звонил мне, это могло значить только одно – что-то произошло.

– Здравствуй, Ярослав, – раздался в трубке знакомый низкий голос. – Надеюсь, не отвлек тебя звонком?

– Отвлек, – не стал врать я. Врать по какому-либо поводу было не в моей натуре. – Что-то срочное?

Перемены всегда пугали меня. Перемены обязательно несли за собой хаос. Неважно беспорядок видимый или же нет, триггером могло сработать все что угодно. Закрыв глаза, я глубоко вздохнул, вспоминая те дыхательные гимнастики, которым меня учил мой психотерапевт. Как и ожидалось, они совсем не помогали.

– Прости, да, это срочно, – продолжал говорить Дима. – В квартиру сегодня заедет мой младший брат. Он недавно вернулся из Испании и…

– Ясно. Можно без подробностей, – прервал его я. – Если он будет соблюдать правила, проблем не должно возникнуть. Это все?

– Ээ, да, – Дима замялся, удивленный моей грубостью. Пускай. Мы не были друзьями, чтобы как-то смягчать слова. – Я ввел его в курс дела, так что… Кхм, да, тогда, пока?

– Пока, – я скинул вызов, чувствуя, как начинают потеть ладони.

Сердце стучало с бешеной скоростью, паника накатывала слишком быстро. Я пытался дышать, чтобы хоть как-то успокоиться, ничего не помогало. Отложив телефон в сторону, я взял тюбик санитайзера и выдавил немного на ладонь. Медленными движениями я втирал гель в кожу, постепенно приходя в себя.

Это ведь не так страшно, правда? В конце концов, младший брат Димы может оказаться вполне нормальным человеком. Он даже может быть более аккуратным, чем сам Дима. Вот только…

Что-то мне подсказывало, что с этим новым соседом мы точно не уживемся. За долгие годы я успел понять одну простую вещь – таких, как я, никто не любит. Да кто в здравом уме захочет жить рядом с психом? Я ведь прекрасно осознавал, насколько странно порой выгляжу. Точнее, я интуитивно понимал это, опираясь на общепринятые понятия. Ведь для меня – странными были люди вокруг, а не я сам.

Для меня казалось отвратительным то, что кто-то мог не помыть руки, придя домой с улицы. Не говоря уже о душе и чистке одежды. Меня приводил в ужас сам факт существования общественного транспорта. Это болото микробов и бактерий. То, как люди беспечно относились к собственной чистоте и здоровью – я никогда не мог этого понять.

Конечно, я осознавал, что мое видение этого мира ненормальное. В этом мне помогла толпа психологов, к которым меня водила бабушка. Но вместо того, чтобы вылечиться, я лишь привык существовать со своей фобией. Жаль, что не все поддавалось моему контролю. И внезапный звонок Димы был тому подтверждением.

Гель на руках давно высох, а я наконец смог успокоиться. Легкий аромат спирта и лимона, действовал на меня лучше любых таблеток. Хорошо, теперь моя жизнь слегка изменится, но это ведь не так критично? В конце концов, и с новым соседом можно будет договориться.

Эта мысль окончательно привела меня в прежнее хорошее расположение духа. Я даже подумывал попросить Анну купить что-то для нового соседа в качестве презента. Вот только что? Бутылка дорогого вина – но он может оказаться непьющим, как я сам. Торт? Но что, если он следит за своим питанием, так же как и я.

Внезапно меня осенило. Конечно! Что делает человек, только переехавший в новую квартиру? Правильно! Наводит уборку.

Я нажал кнопку селектора и, едва сдерживая возбуждение, произнес:

– Анна, зайди ко мне, пожалуйста.

Через мгновение двери моего кабинета открылись. Анна, как и всегда, выглядела безупречно, иначе надолго она бы у меня не задержалась. В свое время, мне пришлось уволить огромное количество секретарей, лишь по одной причине – абсолютное равнодушие к чистоте. Одна девушка пришла на работу в грязной блузке. Когда я ей сделал замечание, она отмахнулась, аргументируя тем, что пятно даже незаметно. И таких, как она, было множество. Грязные волосы, неаккуратные ногти, мятая и грязная одежда. Этот список можно было бы продолжать до бесконечности, если бы не Анна. Именно она стала настоящим спасением для меня.

– Вы что-то хотели, Ярослав Александрович?

– Ах, да, – что-то я слишком сильно погрузился в воспоминания. – На сегодня нет никаких встреч? Мне нужно отлучиться ненадолго.

– На сегодня не было ничего важного, – ответила Анна, сверив расписание в планшете, который всегда носила с собой.

– Отлично. В таком случае, я пойду. Если будет что-то срочное, звони, положив мобильник во внутренний карман пиджака, я вышел из кабинета.

Можно было бы попросить Анну съездить в магазин хозтоваров, но для меня было слишком большим удовольствием покупать чистящие средства. Ходить между рядами, выбирая лучшего производителя, сравнивая состав. Себе я заказывал чистящие средства в одной небольшой, но проверенной компании. Вот только доставки пришлось бы ждать слишком долго, а подарок соседу я хотел вручить уже сегодня.

Перед тем как выйти из офиса, я надел маску. Раньше я обходился без нее, пока однажды на меня не чихнул прохожий. Неделю я провел в частной клинике, обследуясь на возможные заболевания. А потом еще столько же времени провел у своего психотерапевта. С тех пор на улицу без маски я не выходил.

Протерев ручку на дверце машины, я открыл ее и сел за руль. Только в своей машине, я чувствовал себя спокойно, выезжая в город. Глядя на стоящих людей на остановках, или тех, кто ехал в битком набитом автобусе, я чувствовал умиротворение, зная что сам нахожусь в полной безопасности.

Магазин хоз товаров, в котором я был частым гостем, находился в нескольких кварталах от моего дома. Это было очень удобно, так как я мог сразу заехать домой и оставить там покупки. Меня встретил знакомый консультант, приветливо улыбаясь.

– Добрый день, Ярослав Александрович. Чем-то могу помочь вам?

– Нет, благодарю, – произнес я, мысленно отмечая едва заметное пятно на воротничке его футболки.

Консультант ушел, а я облегченно выдохнул. Стоит ли говорить о его неопрятном виде директору? Нет, все же не стоит. Я не так часто заходил в этот магазин, так что можно было не беспокоиться.

Я прошел вглубь магазина к рядам с чистящими средствами для пола. Острый запах химикатов не раздражал, а лишь успокаивал. Надев перчатки, я взял первую попавшуюся бутылку – средство для мытья пола. Прочитав состав, положил ее обратно. Стоило выбрать что-то с нейтральным запахом, без лишней химической отдушки. Кто знает, какие вкусы у моего будущего соседа.

Спустя чуть больше часа, я прошел на кассу. Выложив товары из корзинки на ленту, отошел чуть в сторону от общей очереди. Люди совершенно не думали о личном пространстве друг друга, практически наваливаясь на стоящего впереди. Я мог бы попросить открыть для себя отдельную кассу, но не в этот раз. Меня, итак, слишком долго не было в офисе. Да и народу в магазине было не так уж много.

Оплатив покупки, я вернулся к машине. Использованные перчатки и маску выкинул в урну, покупки убрал на заднее сидение, а сам сел за руль. Анна не звонила, а значит в офисе все было под контролем. В таком случае я мог спокойно заехать домой и только потом вернуться на работу.

Подъехав к дому, я первым делом обратил внимание на припаркованный у самого подъезда мотоцикл. Это был первый тревожный знак. Я был полностью уверен, что никто из нашего дома не ездил на мотоцикле, а значит он мог принадлежать моему новому соседу. От человека, разъезжающего по улицам на столь опасном и грязном транспорте, не стоило ждать чего-то хорошего. Я все же надеялся, что это не так, но нехорошее предчувствие уже успело прочно засесть в моей голове.

Зайдя в лифт, я нажал на кнопку десятого этажа, скомкал салфетку и выкинул ее в стоящую в углу урну. Такие урны были в обоих лифтах и на каждой лестничной площадке. Мне довольно дорого обошлось такое новшество в нашем доме, но чего не сделаешь ради собственного комфорта.

Выйдя на десятом этаже, я замер. У распахнутой двери напротив моей квартиры высилась куча коробок и пакетов. Сердце учащенно забилось, в преддверии неминуемого приступа паники.

Как можно в здравом уме, складывать коробки с вещами на грязный пол? Конечно, уборка в нашем доме была на высшем уровне, не без моей помощи, но все же. По этому полу люди ходят в обуви, в которой до этого ходили по улице. Если уж человек допускает нечто подобное, можно было с легкостью представить, что творилось в его квартире. Перед моими глазами предстал образ соседа – грязный, пузатый, с прыщавым лицом и сальными волосами.

К горлу подступила тошнота, стало тяжело дышать. Желание скрыться за дверьми собственной квартиры – там где спокойно и безопасно – стало невыносимым. Вот только паника уже успела сковать все мои мышцы – я не мог даже с места сдвинуться.

Наконец, в глубине соседской квартиры раздался грохот и последовавшие за ним громкие ругательства. А через мгновение показался и сам сосед.

– О, привет, – широкая улыбка на красивом лице поразила меня даже больше, чем куча коробок на грязном полу.

Я не мог оторвать от него глаз, настолько образ соседа отличался от выдуманного мной. Он был среднего роста, чуть ниже меня, а ведь я был довольно высоким. Волосы – темно-каштановые, уложенные в причудливую прическу были чистыми, но слегка влажными. Будто он только что вылил на себя немного воды, чтобы освежиться. Капли пота стекали по вискам на крепкую шею. Белая когда-то майка, стала серой от пыли и местами влажной от пота. Сосед продолжал улыбаться. Чуть отогнув ворот майки, он подул под нее, остужая собственное тело. Но этого было недостаточно. Видимо, он уже долгое время таскал коробки, от чего и вспотел.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом