Мелина Боярова "Аши"

Никто не узнает моего настоящего имени и не увидит лица. Не окликнет в толпе и не обернется вслед. Я – никто! И я же любой, на ком случайно остановится взгляд. Вы никогда не догадаетесь, чей облик я надела сегодня. Потому что это единственный способ сохранить мою тайну. Я – сбежавший эксперимент безумного марга, который жаждет меня вернуть. Ночной кошмар. Чудовище. Разумная нечисть, уничтожить которую – священный долг любого пограничного рейтера. Я думала, что для меня нет ничего дороже свободы, пока не повстречала ар`рейтера Корвина Вариса.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 17.10.2022

Аши
Мелина Боярова

Никто не узнает моего настоящего имени и не увидит лица. Не окликнет в толпе и не обернется вслед. Я – никто! И я же любой, на ком случайно остановится взгляд. Вы никогда не догадаетесь, чей облик я надела сегодня. Потому что это единственный способ сохранить мою тайну. Я – сбежавший эксперимент безумного марга, который жаждет меня вернуть. Ночной кошмар. Чудовище. Разумная нечисть, уничтожить которую – священный долг любого пограничного рейтера. Я думала, что для меня нет ничего дороже свободы, пока не повстречала ар`рейтера Корвина Вариса.

Мелина Боярова

Аши




ГЛАВА 1

Протяжный всхлип и звуки борьбы, доносящиеся из соседней подворотни, заставили меня вжаться в тень ближайшего дома. Глубокой ночью в одном из неблагоприятных районов Эрбина девушкам делать нечего. Попадись кому на глаза, вопросов не оберешься. Но я бы и рада не появляться в таких местах, да только времени совсем не осталось. Зверь внутри меня рвался на свободу. Лучше всего было бы пойти в Запретный лес. Ночью в нем властвовали хищники, а я, хоть на вид и безобидна, в полуночное время становлюсь опаснее самых свирепых тварей Альвадиса.

Кто бы знал, как я ненавижу это время!

Днем я еще умудряюсь сдерживать чудовище, живущее внутри меня, но ночью… особенно такой, как эта, яркой, с полной луной, все мои усилия напрасны. Не помогают ни особые магические оковы, которые я ношу под платьем, ни убойные дозы успокоительного сбора. Дикая тварь, волей моего палача втиснутая в хрупкое женское тело, рвется на свободу. Последний раз пришлось пересечь полстраны, чтобы скрыться от имперских рейтеров. Да и убежать удалось лишь потому, что погоня вышла на мой след как раз в такую тихую ночь. Спустя несколько дней, очнувшись в придорожной канаве, я узнала, что неизвестная тварь перебила передовой отряд.

Залитая кровью с ног до головы, с размазанными по телу внутренностями и частицами человеческой плоти под ногтями, я долго отмывалась в первом попавшемся ручье. После, еще неделю, приходила в себя, блуждая по окраинам какого-то городка. К людям идти побаивалась. Казалось, что первый, кто меня увидит, сразу обо всем догадается. А я… мне снова придется бежать.

Стон повторился. К нему прибавилась парочка проклятий. И я, уже решившая не вмешиваться, замерла. Мне был знаком этот голос! Не далее, как вчера сама поздравляла его обладателя со знаменательным событием.

Мариус Грей! Рейтер стражи. Один из тех, кто частенько захаживал в «Бездонную глотку», таверну, расположенную на окраине Эрбина и соседствующую с цитаделью приграничного городка – крепостью стражей.

Мысленно взвыв, усилием воли развернулась и помчалась в ту сторону, откуда раздавались звуки стали, удары и стоны. Какой бы монстр ни жил внутри меня, но я не могла сознательно бросить человека на верную смерть.

Мой зверь чуял родственную силу. Это могло означать только одно: хозяин снова вышел на охоту. А значит, мне в любом случае придется бежать. Конечно, уйди я тихо, преследователи нескоро напали бы на мой след. Но оставить еще нерожденного ребенка без отца я не могла. Сама ведь вчера поздравляла Мариуса с прибавлением в семействе.

Как тут пройти мимо? Если сделаю это, стану той, кем так хотел видеть меня хозяин.

– Ну, нет! – прорычала, срывая с шеи амулет и параллельно стягивая с рук широкие браслеты. На секунду задержалась, чтобы стащить такие же оковы с лодыжек и…

Не смогла сдержать воя, когда кости затрещали от трансформации. Меньше минуты невыносимой боли от ломки костей, и мир подернулся красноватой пеленой. Зрение зверя отличалось от человеческого. Яркие цвета окружающего мира уступали тусклому мерцанию аур живых и неживых предметов. Но это мелочи по сравнению с появляющейся недюжинной силой, способностью видеть в темноте и чувствовать все запахи в округе.

Одного вдоха хватило, чтобы понять: я знаю противника Мариуса! Это Хлейс Троб. Персональный кошмар. Личная ищейка, идущая по моему следу последние четыре года.

Что же, пора встретиться лицом к лицу! – Я решилась. – Будь что будет!

Выскочив на пустырь, оскалилась и зарычала. Мариус, оказавшийся между двух огней, побелел. Кровь, хлещущая из рваной раны на его боку, меня нервировала. Зверь требовал свежего мяса. Дымящей плоти, которую, как ножи – масло, легко вспарывали длинные когти на лапах. И пусть я еще вчера утолила аппетит монстра, поохотившись в Запретном лесу, при виде беззащитной добычи инстинкты просто захлестнули. Поддавшись зову, прыгнула. Одним движением опрокинула жертву на землю. Белая кожа на шее, пульсирующая жилка артерии так и манили вгрызться зубами и рвать, рвать, рвать…

Не знаю, как, но смогла остановиться, сомкнув пасть и даже не задев кожу мужчины. Жертва подо мной обмякла, очевидно, впервые упав в обморок. Безвольное тело в когтях – такой соблазн! Однако громогласный рык сбоку отвлек от потенциального ужина. И непонятно, чего больше было в этом громком звуке: удивления от нашей встречи или возмущения тому, как бесцеремонно я перехватила добычу.

Развернувшись к Тробу, вздыбила шерсть. Одного взгляда хватило, чтобы оценить противника: силен! За годы бегства я ни разу не отважилась на открытую схватку, понимая, что слишком слаба для этого. Не была готова и сейчас.

На полкорпуса выше, мускулистее, зверь Хлейса весь был покрыт шрамами, что говорило о его опыте в подобных драках. Хозяин поощрял стычки между подопытными. Я видела многих, кто не выжил после встречи с такими самцами. У меня никогда не было шансов выстоять в открытой схватке с веуррами. А мой зверь еще не переступил того порога безумия, которое внезапно охватывает в пылу битвы, и все вокруг превращаются в потенциальных врагов. Собственно, я была создана не для боев. Истинную причину моего существования знал только хозяин, но возвращаться к нему, чтобы выяснить правду, я не собиралась.

Секунды размышлений чуть было не стоили мне жизни. Троб прыгнул, изворачиваясь и раскрывая острые когти так, чтобы нанести максимально глубокие раны. Живот и правое плечо обожгло. Взвизгнув от боли, я все же сгруппировалась и откатилась в сторону, успев оставить след своих когтей на бедре веурра. Тот молниеносно развернулся и повторил попытку. Я отпрянула, стараясь увести противника подальше от распростертого на земле тела. По едва слышному биению сердца я знала: Мариус еще жив.

Новый бросок Хлейса и новые багровые полосы на моем теле. Странно, но боли я не чувствовала. Только злость и жажду крови. Азарт. В мои планы не входило убийство Троба. Мне попросту это не по силам. Но вот измотать веурра прежде, чем подоспеет помощь, я могла. А то, что стража вот-вот появится, сомнений не было. Дело нескольких минут, учитывая, что на каждом из рейтеров имелся особый маячок. Без сомнений, Мариус активировал его сразу, как только понял, с кем имеет дело.

Действительно, взметнувшееся пламя десятка переходов явило чуть ли не полный состав сегодняшней смены во главе с ар’рейтером Корвином Варисом. Уворачиваясь от очередного броска Хлейса, заметила, как двое стражей подняли тело Мариуса и исчезли в портале.

Хвала Теоктанис! Он будет жить! – обрадовалась я. Однако тут же взвизгнула, получив болезненный ожог от боевого пульсара, которым наградил меня Варис.

За что? – Вместо возмущения вырвался очередной рык. – Я же помочь хотела!

Троб поумерил пыл и теперь обратил свое внимание на парней, окруживших нас со всех сторон. Моментально поменяв приоритеты, он кинулся на более опасного противника. Всего одним прыжком повалил и вывел из строя сразу троих. Остальные, подхватив раненых, отступили. Мне же представилась отличная возможность впиться в открывшийся бок зверя. Что я и сделала с чрезвычайным удовольствием. Прикусив зубами хребет, я повисла на теле веурра, раздирая кожу на его боках в клочья. Хлейс завертелся, повалился на землю, пытаясь достать меня когтями и клыками.

Я знаю, что нарушила негласный кодекс, напав на повернувшегося спиной врага. Но в любом другом случае Троб не оставил бы мне шансов. Изначально эта битва не была честной.

Полыхнувшее перед глазами яркое пламя, сухой треск боевого заклинания, отвратительный звук лопающейся плоти, и… ошметки мозгов украсили собой все вокруг. Я не успела разжать лапы и рухнула вместе с обезглавленным Тробом на землю. Мощное тело веурра накрепко придавило меня к земле, а горячая, вырывающаяся толчками кровь, обдала с ног до головы. Мой зверь сорвался. Урча от удовольствия, впился зубами в поверженного врага. Но насладиться пиршеством не получилось.

Спустя миг, нас накрыло магической сетью. Я знала, что это такое. Сопротивляться могла, но не видела смысла. Меня поймал сам ар’рейтер Варис. А навредить ему я не смогла бы. Никогда. Мир померк, когда в плечо вонзилось что-то острое.

Снотворное? – успела удивиться я и тут же обмякла.

Пришла в себя резко, как от толчка. В звериной ипостаси я очень быстро восстанавливалась. Организм уже вытравил из крови все лишнее. Раны, нанесенные Тробом, срослись. О них напоминал только небольшой зуд на коже. Стараясь не выдать того, что пришла в сознание, я попыталась определить свое местонахождение. Судя по ощущаемой сырости и затхлому воздуху – подземелье. Точнее, камера в крепости стражей. Это объясняло запах старой каменной кладки и нотки чего-то металлического, а также пыль и резкую вонь отхожего места неподалеку. Из живых существ поблизости лишь десяток мышей, да несколько человек где-то над головой. Других пленников рядом нет.

Успевшая засохнуть чужая кровь неприятно стягивала тело. Шерсть слиплась комками и, смешавшись с землей и песком, являла собой жалкое зрелище.

Определив, что никто за мной не наблюдает, открыла глаза, попыталась встать. Лапы оказались перевязаны цепями, спаянными с широким ошейником, сжимающим горло. Другой конец цепи вел к огромному кольцу, вмурованному в стену.

Я оскалилась в ухмылке.

Для простого оборотня магические кандалы, несомненно, сдерживающий фактор. Но не для меня! Сытой твари. Довольной свершившейся местью.

Сначала избавилась от цепей, без труда разорвав прочные кольца соединений. Затем настал черед ошейника. С ним пришлось повозиться. Я даже поранила лапы об острые края шипов, которыми тот был утыкан.

Изверги! – в злости вырвала крепление из стены и скомкала все в один неровный блин.

Дверь, как ни странно, запиралась на обычный засов, который выдрался с мясом от одного моего несильного толчка. В два прыжка одолела лестницу. Обостренный нюх предупредил об опасности. Ненадолго затаилась, чтобы пропустить обход.

Скоро обнаружат пропажу! – Рыкнула в топорщащиеся на морде усы и ускорилась.

Убегать через караулку не стала. Там слишком длинный и узкий коридор, полный запирающихся дверей и неожиданных поворотов. Когда поднимут тревогу и перекроют выходы, будет проблематично пробиваться наружу. Особенно если есть другой способ покинуть здание. Более удобный. Через крышу.

Противный гудок тревоги застал меня на предпоследнем этаже. Несмотря на позднюю ночь (или раннее утро), в крепости оказалось полно народу. И если раньше большинство отдыхало, то теперь отовсюду слышались недовольные вопли, ругательства и хлопанье дверей.

Определив пустующее помещение, смело ринулась внутрь. Вспыхнувший контур охранки подпалил шерсть. Рыкнув и встряхнувшись от осевшего на шкуре заклинания, все же вошла и прикрыла дверь. Сорванная с петель, она совсем не хотела вставать на место. Пришлось подпереть ее собственным телом, дожидаясь, когда утихнет топот ног по коридору.

– Тварь затаилась на верхних этажах! – донесся чей-то крик, и перестук шагов резко изменил направление.

Гадство! Марги без труда отследили мой путь, и скоро будут здесь. А все маскирующие ауру амулеты остались в том переулке. Или не все?

Бросилась к окну, уже не заботясь о том, обнаружит кто-то выломанную дверь или нет. Теперь это вопрос нескольких минут. Меня снова обдало снопом искр от сломанной охранки, но старая рама никак не хотела поддаваться.

Спрашивается, зачем ставить защитный контур, если окном и так невозможно воспользоваться?

Со злости стукнула лапой по стеклу. Сотни осколков со звоном посыпались вниз. Если раньше кто-то не был в курсе моего местонахождения, теперь оно не вызывало сомнений.

– Тварь в кабинете Вариса! – закричал кто-то совсем близко.

Да? Мне повезло попасть в кабинет самого ар’рейтера стражей? Нужно будет навестить это место как-нибудь.

Высунувшись, оценила опасность в виде скопившихся под окнами двух десятков маргов. Не менее солидная толпа уже оцепила коридор. А едва слышные человеческому уху звуки подсказывали, что меня ждут на крыше.

Мда. Будет непросто.

Выскочив на парапет, промчалась по декоративной кромке здания. Одним прыжком взметнулась на крышу. Воздух вокруг меня искрил от взрывающихся магических разрядов. Знали бы они, что те не причиняют особого вреда, не тратили бы так бездарно резерв.

А вот магическую сеть не надо! – зарычала, заметив подкрадывающихся с подветренной стороны стражей. – Ну, не нравится мне она. Слишком много времени уходит, чтобы от нее избавиться.

Совершив невообразимый, с человеческой точки зрения, кульбит, оказалась на другой стороне крыши. Упрямые вояки помчались следом. Одно радовало: неудачно кинутая сеть, болталась на высоте пятого этажа, зацепившись за торчащий штырь. Добраться до нее было невозможно. Если только…

Нет! Он сумасшедший! – проследила за кинувшимся вслед за сетью стражем, узнав безумца. – Горди ди Скайлент! Весельчак, всеобщий любимец, и совершенно безбашенный дорриец!

А мне оставалось только прыгнуть на соседнюю крышу! – от злости ударила лапой по черепице, оставив на ней глубокий след от когтей. Рыкнув, огрызнулась на оставшихся парней, которые пытались закидать меня заклинаниями.

Терпеть не могу запах паленой шерсти!

В этот момент Горди, поскользнувшись, съехал с покатой поверхности и повис на том самом штыре, что и магическая сеть. Внизу воцарилась гробовая тишина. Те же ребята, что оставались на крыше, не видели, что произошло, и продолжали швырять пульсары. С каждым ударом из черепицы выбивались внушительные куски. Они скатывались вниз, сбивая и так еле держащегося мужчину.

Идиоты! Меня даже не заденут, а своего товарища покалечат. Упадет ведь, костей не соберешь! – Я слишком долго наблюдала за этим парнем и успела к нему привыкнуть. – Жа-алко! Это расстроит его сестру, вейру Шадей Скайлент Раамос, а, значит, и вейра Вариса. Пусть он тщательно скрывает свои чувства, но я-то знаю, с какой жадностью Корвин впитывает все, что касается Шадей.

Плюхнувшись на брюхо, я поползла к офицеру. При всей внушительной массе, умение двигаться осторожно и бесшумно у меня не отнять.

Будь я в таверне, где подрабатывала посудомойкой, дорого бы отдала, чтобы увидеть такое выражение лица у медноглазого красавчика, каким он одарил меня. Целая смесь из недоверия, ужаса и безумной надежды, а, под конец, радости, что все это не сон, отразилось на его лице, когда я подползла к самому краю и протянула бедолаге лапу.

Впрочем, рейтер ди Скайлент всегда отличался особой сообразительностью. Увидев, что я не собираюсь его убивать, а, наоборот, помогаю спастись, вцепился в меня, как утопающий за соломинку.

Тяжеленный, зараза! И ведь не поморщился! Видок-то у меня жуткий.

Едва удержалась, пока парень карабкался наверх. Каково же было мое возмущение, когда этот пройдоха, прихватив с собой магическую сеть, попытался меня же ей и спеленать.

Ну, не гад? Я ему жизнь спасаю, а он меня ловить!

Цапнула его за лодыжку, сомкнув челюсти так, чтобы не задеть кожу. Слюна у меня ядовитая. Для большинства – верная смерть. Рейтеру грозило нечто большее: мой яд мог запустить процесс перерождения в веурра. И да, этот процесс был бы необратимым.

Страж с наигранным вздохом сожаления отбросил сеть в сторону. Использовав немного магии, подвластной мне в таком состоянии, я изменила направление движения сети так, чтобы она приземлилась как раз на тех двоих, что достали своим настырным вниманием.

Едва рейтер отвлекся на вопли пойманных сослуживцев, как я прыгнула на соседнюю крышу, а дальше, только меня и видели. За обычным зверем они бы еще могли угнаться. В страже служило немало берков. Но мне здесь не было равных. А единственное существо, способное остановить, не так давно лишилось головы.

ГЛАВА 2

Пропетляв по городу добрые полчаса, вернулась на место нападения. Мои амулеты и сдерживающие браслеты все еще лежали в укромной расщелине под крышей одного из домов. Я всегда оставляла столь необходимые вещи таким образом, чтобы в зверином облике могла легко их унести. Сейчас скромные пожитки были завязаны в невзрачный платок. Единственное, что осталось от одежды после превращения. Ухватив добычу зубами, темной тенью помчалась к своему убежищу.

Комнатку под чердаком сняла у одинокой вдовы еще полгода назад. Тогда же и устроилась на работу посудомойкой. Опыт нескольких лет скитаний подсказывал, что удобнее всего прятаться там, где никто и не подумает искать. Таверна близ цитадели стражей была идеальным местом. Уворованный еще в самом начале моего бегства амулет искажения внешности и ауры, надежно защищал от ненужных вопросов и подозрительных взглядов.

Ну, кому придет в голову подозревать тощую, неказистую девчонку, которую щелчком пальцев перешибить можно?

Именно такой, невзрачной и жалкой, меня знали в «Бездонной глотке». Почтенный гном Хорус, хозяин заведения, откровенно пожалел меня, когда я попросилась на работу. За те полгода, что я регулярно намывала посуду в таверне, ко мне привыкли и перестали замечать.

Очень полезное свойство, если хочешь выведать то, что не предназначено для посторонних ушей.

Я знала всех рейтеров стражи в лицо. Понимала, что каждый из них представляет, чего от них ожидать и как реагировать. Изучение возможного противника – один из способов выживания. Но тут есть и обратная сторона. Познакомившись с очередным стражем, я невольно проникалась к нему особым расположением. Ведь каждый из них был личностью, живым существом, со своими достоинствами и недостатками, проблемами и достижениями. Поэтому я не смогла пройти мимо Мариуса прошлой ночью. Поэтому не позволила покалечиться Горди. А главное, не стала сопротивляться, когда меня поймал сам Корвин Варис.

О несчастье этого вейра знало полгорода: безответная любовь теперь уже к жене лучшего друга. Говорят, Варис вызвал удачливого соперника на дуэль. И вполне мог убить, но вмешалась Шадей, заявив, что проживет не дольше, чем ее избранник.

После той истории Варис ожесточился. Еще на последнем курсе Норберской академии подал заявление в рейтеры, попал по распределению в приграничный городок и сосредоточился на работе.

Я частенько следила за тем, как он в одиночестве возвращался в свою квартирку, располагающуюся недалеко от крепости. Наблюдала, как ловил и наказывал преступников. Пару раз даже помогала, но так, чтобы никто не догадался.

На первый взгляд, я сама нечисть, которую Варис обязан истреблять. Но в том, кем я стала, моей вины нет. И я никогда сознательно не позволила бы себе пролить кровь невинного. То, что я недавно сдержалась, не убив Мариуса, лучшее доказательство этому. Только никто не станет меня слушать. Любой мало-мальски грамотный марг прежде уничтожит угрозу, а уж потом будет выяснять, что и как.

Потому я и слежу за Варисом издалека. Знаю, что у меня нет шансов. Но ничего не могу с собой поделать. Одно то, что наблюдаю за ним издали, заставляет сердце биться чаще. Пускай, он никогда не узнает о моих чувствах, но хочу использовать каждое мгновение, прежде чем вновь подамся в бега.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом