Айнур Галин "Иной мир. Морпехи. Книга вторая"

Это вторая книга о путешествии Дениса Архипова и его морпехов в «Ином мире». О путешествии, которое никогда не должно было случится и, которое, вероятно, закончится там. Ребята ещё не подозревают, что зло не заметно подкрадывается с каждым днём всё ближе. То, с чем сталкивались морпехи раньше, окажется легким неприятностями. Их ждёт нечто, что невозможно увидеть или ощутить. Оно преследует свои цели, главная из которых смерть.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 31.07.2020

Иной мир. Морпехи. Книга вторая
Айнур Галин

Иной мир #2
Это вторая книга о путешествии Дениса Архипова и его морпехов в «Ином мире». О путешествии, которое никогда не должно было случится и, которое, вероятно, закончится там. Ребята ещё не подозревают, что зло не заметно подкрадывается с каждым днём всё ближе. То, с чем сталкивались морпехи раньше, окажется легким неприятностями. Их ждёт нечто, что невозможно увидеть или ощутить. Оно преследует свои цели, главная из которых смерть.

Айнур Галин

Иной мир





Морпехи

Книга вторая

Глава 1

– И чего расселись?!

– Да, товарищ лейтенант, чем ещё заняться-то? Ещё раз самоходки почистить, что ли? Мы даже траки на них помыли, – ответил матрос Женя Сапожников лейтенанту Качанову, сидя в компании ещё пятерых, травивших байки про жизнь до службы в армии.

– Товарищ лейтенант, а долго мы их ждать будем? Может, они не вернутся? – спросил сидевший рядом матрос Читов.

– Все вопросы после построения. Сержант Мелин, стройте подразделение. Объявление есть небольшое. Всех в строй! – дал указание Качанов проходящему мимо командиру отделения сержанту Мелину.

– Есть! – и направился к центру, к небольшой ровной площадке рядом с избами. Сидевшие на траве матросы вздохнули и побежали к месту построения.

С тех пор, как ушла группа майора Архипова, прошёл всего час, и перед тем, как распустить людей отдыхать, необходимо было довести информацию и организовать простейшие, но очень важные в подразделении службы и вахты. Буквально, через три минуты, личный состав стоял, выстроившись в ровную шеренгу, разделившись по расчётам и экипажам.

– Равняйсь, отставить, – начал готовиться к докладу перед командиром батареи сержант Мелин, но лейтенант Качанов опередил его.

– Отставить, встань в строй. Итак, товарищи матросы, сержанты и прапорщики! Майор Архипов убыл вместе с группой на проведение разведывательных мероприятий для уяснения обстановки и решения вопроса дальнейшего нашего пребывания в этом мире. Наша с вами совместная задача – не прерывать боевую подготовку и организовать жизнедеятельность подразделения в полевых условиях подручными средствами. В связи с чем приказываю: прапорщика Орлова временно назначить старшиной батареи, отобрать группу в составе четырёх матросов на роль поваров в камбузе. В помощь тебе, Егор. Службу в камбузе организовать вахтовым методом, по три человека для организации помощи поварам каждые сутки. Сержанты Балонов и Базаров: составить два состава караула. Три смены по три человека в каждом. Для хранения оружия приспособить ящики из-под боеприпасов. Всему личному составу сдать стрелковое оружие и боеприпасы. От беды подальше, ещё пристрелите друг друга, – лейтенант прошёл несколько шагов вдоль строя, развернулся, обвёл всех взглядом и после короткой паузы продолжил: – Балонов и Базаров, вы начкары, сменяете друг друга. Подготовьте документацию смены караулов, журналы инструктажа со списком личного состава караула, и журнал выдачи оружия и боеприпасов. На территории лагеря организовать вахтенную службу в составе трёх дневальных и одного дежурного из сержантского состава. Вооружение для часовых – штатные автоматы, дежурный по лагерю и начкары – пистолеты. После приёма пищи расположиться для отдыха: экипажам – в боевых машинах, расчёты – в избах. Все остальные задачи доведу завтра утром. Вопросы есть?

– Так точно, товарищ лейтенант, а сколько нам тут торчать? – задал вопрос из строя матрос Фёдоров.

– До возвращения группы, или же – четыре месяца, – ответил Качанов.

– А если они не вернутся?

– Для этого есть запасной план, но он реализуется в случае невозвращения группы, об этом я проинформирую вас отдельно. На сегодняшний день наша задача – организовать повседневную жизнь в условиях полевого лагеря. Провести разведку оставшихся выходов из портала и в случае необходимости обезопасить подразделение, а самое главное – к истечению четырёх месяцев весь личный состав должен быть в строю без исключения. Как бы вы ни хотели, сдохнуть, или свалить отсюда, что приравнивается к "сдохнуть и подвергнуть жизнь своих товарищей опасности". Если у кого начнёт ехать крыша, или кто-то из вас заметит, что у вашего товарища странное поведение, дайте мне знать. Я знаю, что вы все – морально устойчивые и физически крепкие ребята, и четыре месяца в тесном пространстве, хотя чего тесного-то, поляна здоровая. Можем даже будку организовать для встреч с Дунькой Кулаковой, – в этот момент по строю морпехов прокатился легкий смех.

– Товарищ лейтенант, а жрать чего будем? – раздался из строя очередной вопрос, но Сергей не успел заметить, кто именно спросил.

– Завтра составим группу наших кормильцев, вооружим их луками и стрелами, и отправим добывать мясо во главе с опытным охотником Егором. Сапожников, ты, помнится мне, хвастался фотками с трофеями с гражданки. Ты сам, или батька твой добывал, а ты селфи делал?

– Я сам, товарищ лейтенант! – ответил из строя Женька.

– Ну вот, сам так сам. И посмотрим. Всё, два часа на раздолбайство, в 22–30 по местному времени вечерняя поверка и отбой. К этому моменту все свои дела сделайте. Гальюн вон в том углу, увижу кого справляющего не в том месте, заставлю переносить в выгребную яму. В ограниченном пространстве нам надо соблюдать чистоту, чтобы не породить тут эпидемию какую-нибудь. Всем всё ясно? Хотя, не дети уже, конечно, но всё же. Остальные вопросы – в индивидуальном порядке. Сдача оружия через полчаса, перед сдачей почистить всем без исключения. Орлов, Егор и сержант – ко мне, остальным разойтись, – закончил Качанов, и, развернувшись, пошёл к двери ближайшей избы.

Остальное время Сергей объяснял собравшимся сержантам круг обязанностей каждого. Например, Валера Семёнов вместе с Кантаевым должны были организовать постройку небольших казарм, хотя, по предварительным прикидкам, на казармы вряд ли они будут похожи, если только на казармы каких-нибудь папуасов из бамбука. Но тут – какие строительные материалы имеются под рукой, те и надо приспособить. А старшему матросу Моисееву Илье, хотя между собой практически все его называли по-дружески – доктор Мося, было приказано организовать подобие лазарета, так как его должность фельдшера-санинструктора подразумевала иметь в расположении полевого лагеря – лазарет.

Время шло, и впервые за долгое время наступил момент проведения вечерней поверки батареи. Предыдущий раз она проводилась ещё в расположении части. Ведь вечерняя поверка – это почти священный ритуал в жизни каждого военнослужащего, и если не ведутся боевые действия, то этот ритуал должен проводиться. Ну, и обычное, практическое значение поверки – это учёт личного состава. Поэтому данный процесс никого не удивил.

Каждый морпех занял своё место в строю, приготовившись стоять молча и смирно, пока старшина батареи, или же кто-то из офицеров не проведёт поверку. И каждый из них стоял и ждал, вслушиваясь в голос, ожидая свою фамилию, чтобы громко и чётко крикнуть «Я»! Ведь вечерняя поверка могла затянуться на часы. Всё зависело от дисциплины строя, и, возможно, от настроения старшины или командира.

– Равняйсь, отставить! Равняйсь, смирно! Товарищ лейтенант, третья батарея самоходно-артиллерийского дивизиона на вечернюю поверку построена, старшина батареи сержант Мелин, – доложил Андрей лейтенанту Качанову.

– К вечерней поверке приступить!

Сержант Мелин, достав папку со списком личного состава начал зачитывать фамилии.

– Лейтенант Милов, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга.

Старший прапорщик Лбов, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга.

Матрос Петров, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга.

Матрос Воробьёв, пал смертью храбрых при выполнении воинского долга, – перечислил навечно занесённых в список подразделения погибших сослуживцев старшина, и дальше продолжил уже по списку.

– Сержант Балонов!

– Я! – послышался из строя голос Серёги.

– Сержант Семёнов!

– Я!

Мелин продолжал зачитывать, но после первых строк в строю установилась тишина. Ни у кого даже в мыслях не было – нарушить её, выкрикнуть что-то лишнее. Все были погружены в свои тяжёлые мысли, связанные со смертью, которая в последнее время ходила по пятам, и за эти недели успела прибрать к своим рукам четверых отличных парней. И каждый знал, что в этом недружелюбном мире их ещё ожидает множество проблем и принятых решений. И не каждый сможет дожить до того дня, когда они с облегчением смогут расслабиться и выдохнуть спокойно.

Воинский ритуал прошёл на удивление быстро, и после команды «Вольно!» «Разойдись!» морпехи ещё стояли какое-то время без движения, пытаясь отогнать от себя ненужные мысли.

– Ну чего встали? Может, прогулку вечернюю с песней для вас устроить? Напоминаю дежурному по лагерю, что вахтенная служба несётся согласно устава караульной и внутренней службы. Вы прекрасно должны понимать, что от каждого из вас зависит жизнь вашего товарища. А уже от него – зависит ваша. Так что, – разойтись! Отбой через тридцать минут. Дежурный по лагерю, ко мне!

Прошло несколько дней, за это время возвели несколько строений и постепенно наладили лагерную жизнь. Каждый занимался своим делом. Егор за это время пару раз успел сходить вместе с Сапожниковым Женей и Парамоновым Мишей на охоту. За порталом бамбуковидные деревья вырастали быстро, им приходилось прорубать себе новую тропу. В первый раз принесли они несколько ушастых животных, чем-то похожих на зайцев. Только размеры были крупнее и морда вытянутая, с клыками. Видимо, эти местные зайцы далеко не травоядные. И подстрелили их именно в тот момент, когда эти зверята сами же напали на людей. Мясо было жестковатым, но вполне пригодным для употребления, если не учитывать, что бульон получился со специфическим сладковато-отталкивающим запахом. Будто это не свежее мясо, а лежавшее.

Через несколько дней безмятежного распорядка Качанов решил, что есть необходимость разведать два прохода. В один ушли командир с группой, где день и ночь у выхода дежурил один из матросов, оставались ещё два. Возможно там, за стеной портала, есть то, что смогло бы облегчить решение некоторых вопросов. Также, надо было наладить доставку овощей, хлеба и других продуктов. Засеянные грядки, оставленные профессором, давно иссякли, а на одном мясе организм долго не протянет. Доктор каждый вечер с этим вопросом выносил Качанову мозг, пугая различными проблемами, от банального запора до цинги.

После очередной вечерней поверки в штабной избе Качанов собрал трёх наиболее подготовленных матросов во главе с двадцатипятилетним контрактником Калюжным Антоном. Также, были Руслан Диденко и здоровяк Лёха Морозов. Задача была простая. Для начала необходимо понять, что там, за невидимой стеной. Что за местность, и насколько там безопасно. Позднее, уже при повторном проходе, можно будет заглянуть и дальше, в поисках населённых пунктов. Задача стандартная, тем более, все они уже проделывали подобные вылазки.

Утро у морпехов началось по распорядку. Сделали зарядку, побегали вокруг поляны, затем скудненько позавтракали салатом из мелкорубленого мяса с зеленью и уже готовились к выходу из портала.

– Ну что, пацаны, погнали, – сказал Антон и посмотрел на выставленный перед собой автомат. С предохранителя снят, радиостанция на месте, ну и парочка гранат. Правильно Ванька Субботин говорит, в этом мире без РГДшки – ни шагу.

– Руся, Лёха, будьте начеку, пошли!!!

Сделав шаг с сырой зелёной поляны, Антон почувствовал сухой горячий воздух на лице. Переход из одной части континента с неизвестными координатами в другую оказался контрастным. Яркое солнце слепило глаза, и Калюжный, прищурившись, начал искать глазами, за что бы зацепиться взглядом. Ботинки тут же провалились во что-то сыпучее. Все втроём вышли и заняли позицию для стрельбы лёжа. Горячий песок дышал жаром и норовил насыпаться в карманы.

– Лёха, Руся что у вас? У меня пляж!

– Слева километрах в полутора небольшое возвышение и заросли, – ответил Диденко.

– А у меня какая-то здоровая херня смотрит на нас! – сказал Морозов.

Антон и Руслан тут же повернули головы в сектор стрельбы Морозова.

– Лёха, твою дивизию. Это же пингвин! Ты чё, деревня, пингвинов не видел никогда?

– Какие, на хрен, пингвины, они же в Арктике водятся! – отозвался Лёха.

– Ох, ты, темнота! В Антарктиде, а не в Арктике!

– Руся, а я что сказал-то?!

– Всё, хорош болтать, пошли посмотрим, может тут отели есть пятизвёздочные с пинакаладой, – сказав, Антон ещё раз осмотрелся и встал. Место выхода или входа в портал было ничем не примечательно. Позади пляж, постепенно повышаясь, переходил в дюны, которые тянулись до горизонта. Справа, совсем близко, морской залив вклинивался в песчаный берег. Единственное, что было на пустынном пляже, это разрушенная, практически, до основания, небольшая каменная стена метрах в тридцати от ребят.

– Ну и как мы найдём это место, если уйдём отсюда? – крутя головой и выискивая ещё какой-нибудь ориентир спросил Диденко.

Недолго думая, Лёха тут же пошёл к стене, высота которой была, буквально, с полметра, состоящей из крупных камней. Выбил пару штук ногами и притащил их. Руслан с Антоном сделали то же самое. Отметив место, ребята направились в сторону видневшихся слева невысоких гор, обильно заросших ярко-зелёными деревьями или какой-то другой растительностью.

– Жарко тут, минимум, градусов тридцать пять. У меня ноги горят уже. Нафиг я эти носки надел. Надо было портянки намотать.

– Да, Лёха, портянки – класс. Вообще молодых не понимаю, придут и ныть начинают со своими носками. А что, этот пингвин за нами ходить будет? И какого лешего он тут делает? – оглянувшись на птицу, спросил Руслан.

– Ложись!!! – чётко сказал Антон и сам упал на горячий песок. Ребята последовали его примеру, и, приподняв головы, пытались высмотреть то, что заставило занять такую неудобную позицию.

– Чего там? – шёпотом спросил Диденко.

– Вон, смотрите прямо. Ориентир кривое дерево. Пальма, да! Это пальма. Поваленная пальма, – и передал свой бинокль.

– Два, четыре, шесть, – вслух считал Руся, не отрываясь от оптики.

– Сколько?

– Двадцать пять, Антоха. Без оружия. Бегут строем, видимо, пробежка. Одеты легко.

– Ещё один. Кто это может быть-то? – спросил Лёха, не отрывая взгляда от пингвина, вышедшего на берег.

– Не знаю, кто, но надо выяснить. Нужно ближе к воде отойти, там уровень ниже. Можно будет под прикрытием берега до зелёнки добраться. Лёха, куда ты смотришь?

– Да, на пингвинов этих. Слушай, может, ну их нафиг, бегают себе и бегают. Качанову скажем, что тут народ какой-то, и с подкреплением вернёмся.

– Лёха, не очкуй. У нас задача – разведка. Узнаем и вернёмся. – сказал Морозову Антон, убирая бинокль.

Спустившись к воде, морпехи пошли в сторону обильно заросшей лесом возвышенности, до которой было километра полтора. Взвод непонятных парней (морпехи по привычке определили такое количество людей как взвод) давно исчез из поля зрения и больше никого видно не было. Пингвины, всё-таки, отстали. Да, эти птицы внешне были чем-то похожи на пингвинов. Ростом небольшие, с пятилетнего ребёнка. С яркой оранжевой полоской на голове от клюва до затылка. Такие же гусиные лапки, как и у земных пингвинов. Белое брюхо, а все остальные части покрыты чёрными перьями. Мощный клюв на солнце отражался глянцево-чёрным отливом с хорошо заметными белыми пятнами. По сравнению с головой, клюв казался огромным.

– Ну, а что, море такое же, как у нас, и волны такие же. Слышь, Лёха, ты море-то видел до армии?

– Да не, Руся. Какое море. У меня в деревне кроме речки и не было ничего. А куда-то в Турцию или в Египет гонять – денег не было. Ну вот, в Славянке-то и увидел, на Клёрке. Хороший у нас на полигоне пляж. Помнишь, капитан Бахвалов роту свою водил, а мы мимо ехали. Тогда и наш тоже тормознул. Часа полтора там были. Купались.

– Да, Бахвалов хороший мужик. Своих никогда не обижает. У него же сын второй недавно родился, – вспоминая прошлую жизнь, ответил Диденко.

– Пацаны, хорош лясы точить. До зелёнки метров двести осталось. Идём по следам. Если какой шухер – в кусты. Понятно? – добавил Калюжный.

Судя по следам, место было людным. Большой песчаный пляж заканчивался у леса с пальмовидными деревьями. Ни один из ребят не смог распознать в этих исполинах реальную пальму, но определённые схожести были. Длинный ствол дерева уходил ввысь на добрые двадцать-двадцать пять метров, и на вершине была небольшая крона ветвистой зелени. Вдоль кромки леса песок был очень плотный. Обувь не проваливалась и можно было идти, не напрягая сильно ноги.

Следы уводили вглубь леса, а дорога проходила по вырубленному пролеску. Ребята оглянулись, посмотреть на море. С этой точки оно выглядело великолепно. Бирюзовый цвет воды вдали постепенно переливался в ярко-голубой, и волны барашками омывали белёсый песок.

– Какая красота. Но жить тут – ну его нафиг. Жарко. Пошли уже! – скомандовал сержант Калюжный, убирая автомат за спину.

Морпехи зашли в зелёнку, и, прислушиваясь к каждому шороху и звуку, продвигались вперёд, готовые в любой момент исчезнуть, раствориться в кустах, густо растущих вдоль рукотворной дороги.

– Далеко же они забурились, уже километра три прошли, – вытер пот Диденко, не переставая отсчитывать шаги. Полчаса прошли незаметно под шум птичьих песен и крики неизвестных животных, пока впереди не послышались совсем другие звуки. Все трое тут же замерли, прислушиваясь, и без команды свернули с дороги в заросший незнакомыми растениями лес. Метров через триста показался забор из крашеного профлиста. Высота забора была стандартной, именно такой, которую все мы привыкли видеть на дачных участках. Около двух метров. Пройдя немного вдоль серого забора, но не приближаясь к нему, ребята увидели пару смотровых вышек со стоявшими там часовыми.

– Теперь идём дальше, до входа на эту территорию. Собираем статистику и – назад. Других вариантов нет. Или тут кого-то держат, или учебный лагерь. Узнать точно мы не сможем. Посмотрим, если ездит техника, то рядом крупное селение, а может и город.

Ребята кивнули Калюжному и, пригибаясь, направились в сторону. Ворота обнаружились быстро. Они представляли собой лёгкую конструкцию из профильной трубы, обшитую такими же листами с заметными вмятинами и ржавчиной. Видимо, не раз эти самые ворота таранили.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом