Эва Бруклин "Подчинение. Цвет боли"

Ради спасения младшего брата я готова пойти на все. Даже на то, чтобы на какое-то время стать игрушкой властного доминанта. Тайная пыточная комната, веревки, плети, стек… Я даже не могла предположить, что самая большая для меня опасность заключается вовсе не в этом.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 25.08.2020

Подчинение. Цвет боли
Эва Бруклин

Ради спасения младшего брата я готова пойти на все. Даже на то, чтобы на какое-то время стать игрушкой властного доминанта. Тайная пыточная комната, веревки, плети, стек… Я даже не могла предположить, что самая большая для меня опасность заключается вовсе не в этом.

Эва Бруклин

Подчинение. Цвет боли




В комнате было довольно прохладно, и моя обнаженная кожа быстро покрылась мурашками. От волнения на лбу выступил пот, но вытереть я его не могла. Крепко стянутые мягкими ремнями руки были привязаны где-то выше головы. Широко разведенные ноги также охватили ремни, не дающие принять более удобную позу. Лопатки и ягодицы касались гладкой поверхности конструкции, к которой меня прикрепили.

В таком положении я стояла уже минут пять. Повязка на глазах не давала видеть то, что происходило в комнате, но по ощущениям я была одна. Страх подступал все сильнее. Господи, что ждет меня? Зачем я вообще согласилась на это? Деньги, деньги… Буквально час назад мне казалось, что ради них я готова на все. Но теперь я вовсе не была в этом уверена. Наверное, я бы даже взмолилась о пощаде, если бы не кляп: в рот мне вставили упругий шарик из плотной, но мягкой резины, так что закричать не было никакой возможности.

Внезапно я поняла, что в комнате появился кто-то еще. Легкий сквозняк коснулся ставшей невероятно чувствительной кожи: значит, кто-то вошел в помещение. Я замерла и прислушалась: едва слышные шаги. Кто-то неторопливо и безмолвно приближался ко мне. Он замер прямо напротив: я почувствовала его дыхание на своем лице.

Вдруг повязку с глаз сорвали. Чьи-то пальцы мягко прошлись по щеке. По телу, против моего желания, прокатилась теплая волна. В комнате царил полумрак, и я не сразу смогла разглядеть того, кто ко мне подошел. Но вот зрение прояснилось, и испытала новый приступ страха.

Это был высокий и широкоплечий мужчина. Он был обнажен по пояс, руки и торс бугрились мышцами. Потертые джинсы плотно обтягивали бедра и ягодицы. Лицо скрывала кожаная полумаска: я видела только холодно блестевшие голубые глаза, да сурово сжатую складку рта. В руках он сжимал нечто длинное и тонкое, но сперва я даже не поняла, что это. Я напряженно разглядывала его фигуру, испытывая почти что ужас.

Он стоял в шаге от меня. И смотрел пристально, почти оценивающе.

Я увидела в его руке длинный стек, заканчивающийся плоской и гибкой лопаточкой. Покачав его перед моими глазами, он осторожно, даже нежно провел стеком по моей щеке, потом резко отбросил прядь волос, выбившуюся из прически и упавшую на лицо. Я задрожала в испуге.

Стек снова прошелся по щеке, опустился на шею. Он двигался неспешно, лаская кожу. Это было странно, но скорее приятно. Мужчина явно никуда не спешил и словно изучал мое тело, раздумывая, что с ним делать дальше. Он описал плавную восьмерку вокруг моих грудей и вдруг шагнул ближе, прикоснувшись к ним свободной рукой.

В прикосновении чувствовалась привычка повелевать. Сжав грудь рукой, он большим пальцем потер сосок, заставив его напрячься. Эта грубоватая ласка внезапно рассыпала сотни искр по моему телу, и отозвалась внизу живота тягучим томлением. Я рвано выдохнула.

Мужчина внимательно следил за мной и наверняка считал эту мою реакцию. Удовлетворенно кивнул и снова отступил назад. Я еще не успела сообразить, что он собирается делать, когда на грудь обрушился несильный, но резкий удар. Я дернулась, вжавшись в опору всем телом. Шлепок не вызвал боли, но был очень неожиданным, грудь словно обожгло, и я застонала сквозь кляп.

А мой мучитель меж тем уже замахнулся для нового удара. Теперь досталось другой груди. От этого соски напряглись еще больше, а я, как ни странно, почувствовала возбуждение. Последующие шлепки его только усилили. Страх немного отступил, и я уже ждала продолжения экзекуции. И она последовала незамедлительно.

На этот раз лопаточка обрушилась на мои бедра, жаля нежную кожу. Боль была обжигающе острой. Я застонала громче, но это не остановило его. За первым ударом последовал второй, третий… Вскоре я уже просто сбилась со счета. Наконец, он остановился, подошел ближе и погладил бедра, которые только что безжалостно отхлестал. Удовлетворенно кивнув, мужчина шагнул в сторону, скрывшись где-то сбоку от конструкции.

Я не могла следить за ним: плотная повязка не только удерживала кляп, но и мешала повернуть голову. Поэтому я просто стояла, постанывая и едва не плача. Что мой палач приготовил еще? Я боялась даже представить. Как я могла поверить, что он будет нежен со мной? Как могла возбудиться от его прикосновений?

Когда он снова появился в поле моего зрения, только кляп помешал мне вскрикнуть от ужаса. На этот раз в его руке был длинный, тяжелый ремень. Мужчина подошел совсем близко, отер указательным пальцем выступившие слезы и приложил его к моим губам, явно призывая к молчанию. Я почувствовала соленую влагу и закивала, насколько позволяла повязка.

Глава 1

За неделю до этого.

Сандра снова опаздывала. Я сидела за столиком кафе, допивая второй стакан воды. Дразнящие запахи, доносившиеся с кухни, заставляли желудок болезненно сжаться: с самого утра у меня во рту не было ни крошки. Но приходилось терпеть. Денег не было. Даже на чашечку кофе. Бармен уже начал косо поглядывать в мою сторону, когда дверь распахнулась, и в кафе яркой тропической бабочкой впорхнула моя подруга.

– Привет, Элли!

Щелкнув пальцами, она подозвала официанта:

– Мне салат и сок, девушке – салат, стейк и кофе.

Я вяло запротестовала, но Сандра просто отмахнулась от меня: мол, не возражай.

– Рассказывай, что случилось.

Рассказывала я недолго. Сандра знала, что полгода назад машина моей матери попала в аварию. Мамы не стало, а мой семнадцатилетний брат попал в больницу с множественными переломами. Жизнь врачи ему спасли. Но теперь он прикован к постели и почти полностью парализован.

Но о том, что появился шанс вернуть Брайану возможность ходить, я не говорила еще никому. Его случаем заинтересовался известный нейрохирург. Шансы на выздоровление неплохие – вот только на операцию требуются огромные деньги. Я же такую сумму собрать просто не могу. Мне и так пришлось сдать внаем родительский дом и переселиться в крохотную квартирку. Денег, которые я зарабатывала в своей забегаловке и получала за дом, едва-едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами.

Сандра работала в банке, и сама в деньгах не нуждалась. Роскошный особняк в престижном пригороде, каждый месяц – новая машина. Одежда от известных модельеров и стильные, безумно дорогие украшения. Неужели она не поможет подруге в сложной ситуации?

Нет, разумеется, я не стала бы просить у нее в долг… Это было бы уже слишком.

Выслушав меня, Сандра поинтересовалась, какой именно помощи я жду от нее. Пришлось честно признаться: мне хотелось, чтобы она оформила кредит. Если нужно – под залог дома. Но, услышав необходимую сумму, подруга покачала головой:

– Элен, столько мне не выбить. А заложить дом не получится: у тебя же с жильцами договор на год.

У меня опустились руки. Слезы выступили на глазах. Я бы наверняка разрыдалась, если бы рядом не было столько людей. Красивых, ухоженных, состоятельных… Другие сюда не ходят. Только я выбиваюсь из этой картины, только моя жизнь стала непрекращающимся кошмаром.

Сандра погладила меня по плечу и сделала знак официанту. Он появился молниеносно. Подруга заказала пару бокалов вина и, дождавшись, пока мы снова останемся одни, сказала:

– Не паникуй раньше времени. Лучше скажи: на что ты готова ради денег?

Я подняла на нее заплаканные глаза. От тона, которым она это произнесла, веяло неясной опасностью. И все же о таком не спрашивают просто так. Возможно, у нее есть какое-то решение.

– Это не ради денег – ради брата. На все, конечно, – уверенно сказала я.

Но подруга все еще смотрела на меня с сомнением.

– Точно? А если ты будешь знать, что это связано с опасностью, с сильной болью?

– Что ты хочешь этим сказать?

Сандра отпила глоток вина и задумчиво посмотрела на меня.

– Ты видела, как я живу. Думаешь, такое может себе позволить скромная банковская служащая?

Я пожала плечами:

– Ну… Мне казалось в банках отличные зарплаты. У специалистов.

Сандра резко засмеялась:

– Банк тут совсем не при чем. Есть и другой источник дохода.

Я подалась вперед:

– Какой?

– Ты пей вино. Тебе успокоиться нужно.

Вино было великолепно. Подруга знала толк в таких вещах. Но я, почти не ощущая букета, залпом проглотила содержимое бокала. Сандра повторила заказ, подождала, пока принесут, и снова заговорила только после того, как официант удалился.

За это время алкоголь начал действовать. Истерика улеглась, и мне стало стыдно за то, как я вела себя буквально только что.

– Есть одно агентство. В нее обращаются мужчины, имеющие довольно необычные запросы.

– Ты имеешь в виду эскорт-агентство? Что-то вроде борделя?

Сандра нахмурилась. И я прикусила язычок. Ведь не просто так же она об этом мне рассказывает. Значит она сама… Я посмотрела на нее совсем другими глазами. То есть все ее финансовое благополучие от того, что она продает себя? В любом случае, это не должно выглядеть так, словно я ее осуждаю.

– Можно и так сказать, – согласилась Сандра. – Только не совсем обычное. Оно для мужчин, предпочитающих доминировать. Агентство поставляет для них рабынь.

Я опешила:

– Настоящих рабынь? Разве это законно?

Перед моими глазами сразу встали вереницы несчастных юных дев, закованных в кандалы. Бесправных, униженных, несвободных.

– Ну что ты! Это просто часть сексуальной игры. Им нравится унижать, причинять боль… Многим этого вполне достаточно, секса как такового может и не быть.

– Но не всем?

– Не всем. Это – риск, рулетка. Но платят за этот риск очень хорошо. Так что решай. Надумаешь – звони мне, и я сведу тебя с нужным человеком.

– А ты? Тебе везло?

Сандра отвела глаза и сказала с горькой усмешкой:

– По-разному. Иногда везло. Иногда не очень. Я бы на твоем месте не слишком рассчитывала на везение.

Некоторое время мы молчали. Я допивала вино, обдумывая предложение. Сандра, задумавшись о чем-то своем, водила пальцем по краю бокала. Иногда кривила губы, иногда слегка улыбалась, видимо, вспоминая то, с чем сталкивалась во время этой «работы». Наконец я приняла решение:

– Извини, Сандра, но мне это не подходит.

Она так же задумчиво кивнула и, не отводя взгляда от бокала, повторила:

– Надумаешь – позвони мне. И еще… Надеюсь, ты понимаешь, что о том, что ты узнала, лучше молчать?

– Конечно, – заверила ее я. То, что я сейчас узнала о своей подруге, меня шокировало. И уж точно я не стала бы с кем-то этим делиться. – Не волнуйся, я тебя не подведу…

– Меня? – она усмехнулась все так же горько и невесело. – Нет, ты можешь подвести себя, если начнешь об этом болтать. Поверь, за этим стоят очень серьезные люди.

Мы скомкано попрощались. Сандра сказала, что еще задержится.

Я встала и заторопилась к выходу. Уже в дверях я обернулась. Официант снова спешил к нашему столику. На этот раз с бокалом виски.

Лучшего способа показать мне, что все это – плохая затея, и быть не могло.

* * *

До больницы пришлось идти пешком: машина матери была разбита, свою я продала, чтобы оплатить лечение брата.

А к общественному транспорту я так и не привыкла.

В фойе мне на встречу попалась семья: мужчина, женщина и девушка в инвалидной коляске. Безжизненный взгляд девушки больно резанул по моим нервам. Он до боли походил на глаза брата, когда тот узнал, что больше никогда не сможет ходить. Стараясь не заплакать, я поднялась в хирургическое отделение.

Брайан лежал в белоснежной постели, глядя перед собой и не реагируя ни на что. Я взяла его за руку:

– Привет, братишка. Как ты сегодня?

Он не реагировал, продолжая смотреть на больничный потолок. Посидев с ним немного и еще несколько раз попытавшись с ним заговорить, я вышла из палаты. Меня тут же окликнули с сестринского поста:

– Подойдите, пожалуйста, к доктору. Он хотел поговорить с вами.

Седой мужчина не стал скрывать от меня правду. Операцию нужно было делать срочно. Еще немного – и момент будет безвозвратно упущен. Договорившись, что дам ответ в течение двух недель, я вышла из клиники. Я попыталась лечь спать пораньше, но сон не шел. Промаявшись пару часов, я встала и прошла на кухню. Визитка Сандры лежала рядом с кофеваркой, совершенно бесполезным агрегатом в доме, где уже пару недель не было ни грамма кофе.

Я долго рассматривала белый прямоугольник. В доме была полная тишина, нарушаемая только стрекотом цикад за окном. Потом я перевела взгляд на фото на столе: Брайан в велосипедном шлеме и наколенниках оседлал велосипед. Он выглядел счастливым и веселым, крепко стоя на ногах.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом