Туре Аурстад "Происшествие в курятнике. Дело расследует Хилмар Кукарексон"

Петух Хилмар Кукарексон – частный сыщик. Однажды к нему наведывается приятель Майк. Он просит помощи в раскрытии зверского убийства и рассказывает о таинственной пропаже яиц из курятника. Но преступление оказывается не таким уж и простым делом. На русском языке публикуется впервые.

Год издания :

Издательство :Манн, Иванов и Фербер (МИФ)

Автор :

ISBN :9785001692560

Возрастное ограничение : 12

Дата обновления : 20.11.2020

Происшествие в курятнике. Дело расследует Хилмар Кукарексон
Карина Вестберг

Туре Аурстад

МИФ Детство
Петух Хилмар Кукарексон – частный сыщик. Однажды к нему наведывается приятель Майк. Он просит помощи в раскрытии зверского убийства и рассказывает о таинственной пропаже яиц из курятника. Но преступление оказывается не таким уж и простым делом.

На русском языке публикуется впервые.

Туре Аурстад, Карина Вестберг

Происшествие в курятнике. Дело расследует Хилмар Кукарексон

Издано с разрешения Banke, Goumen & Smirnova Literary Agency AB

Художественный перевод с норвежского Анастасии Наумовой

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Original title:

Snushanen Hilmar: Mordet i h?nseg?rden

Copyright © CAPPELEN DAMM AS 2019.

Published in the Russian language by agreement with Banke, Goumen & Smirnova Literary Agency, Sweden.

© Издание на русском языке, перевод. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2021

Петух и «Яичница»

«Яичница» – моё излюбленное местечко. А находится оно в Пернатов-стане, городке, куда, пожалуй, лишь птицы отваживаются залетать. И всё потому, что Пернатов-стан держит в стальных когтях орёл Эдгар Грифыч. Слабакам в «Яичницу» клюв совать не советую: местные посетители – птицы непростые, а многие так вообще только недавно из клетки выбрались. Зато зерно здесь подают отменное, да и коктейли ничего себе.

Сижу я однажды вечером за своим обычным столиком, поклёвываю перчик чили, и вдруг кто-то как гаркнет мне прямо в ухо:

– Хилмар! Вот старое чучело! Я-то думал, твоими перьями давным-давно подушку набили, а ты тут сидишь да ещё хорохоришься!

– Ага, держу клюв пистолетом, – буркнул я и про себя выругался.

Отчайка – вот кто это был, а Отчайка – обычная трусливая чайка. Работает он на «Хищников», самую жуткую бандитскую группировку во всём Пернатов-стане. Случись где какая заварушка – Отчайка уже тут как тут, тушки расклёвывает. После него не остаётся ни косточки, ни пёрышка.

Отчайкин шеф – Эдгар Грифыч, он же и главарь «Хищников». Про Грифыча чего только не чирикают. Будто бы он может до смерти заклевать какого-нибудь бедолагу лишь потому, что у него в клюве зачешется. Будто бы своих врагов он скармливает ручным орлам. Я и сам оплошал – занял у Грифыча зерна, и если теперь не верну, мне не поздоровится.

В закромах у Грифыча мешков с зерном – со счёту собьёшься! И на каждом его личная грифовская печать. Вот только Эдгар Грифыч до кончиков когтей жадный. Когда одалживаешь что-нибудь у него, будь готов вернуть вдвое больше.

Я же, к сожалению, беден как церковный голубь.

– Проваливай отсюда, Отчайка, – пробормотал я.

– Как только у тебя смелости хватает сюда залетать? Грифыч говорит: гони зерно, иначе недолго тебе осталось, – ухмыльнулся он.

– И тебе, несчастному падальщику, Грифыч такое дело поручил?

– Эдгар уже всё продумал. Не ерепенься. – И клюнул меня за хвост.

Чтобы не начистить ему клюв, я собрал волю в кулак. Уж чего я прям терпеть не могу – так это когда меня дёргают за хвост.

Вот только Отчайка ничего не заметил – он махнул крылом в сторону ринга для петушиных боёв, где прямо сейчас в облаке перьев наскакивали друг на друга два здоровенных бройлера. При виде их меня охватила дрожь. Бывали времена, когда и я дрался, чтобы добыть себе пару зёрнышек. Тогда-то мне и свернули клюв, и теперь он глядит чуть в сторону.

– Кое-кому не терпится сделать из тебя цыплёнка табака, – бросил Отчайка.

В углу возле ринга стояла пара мерзких типчиков с выщипанными перьями, татуировками и красными петушиными гребнями. Бой им был до лампочки – на самом деле они глядели на меня. Их имён я не знал, но не сомневался: они из «Хищников». А ещё я помнил, что если они кого и уводят с собой – та птица назад не возвращается.

Я отвернулся.

– Отвали уже, Отчайка. Сил нет твои чаячьи причитания слушать.

– Тем хуже для тебя, – огрызнулся Отчайка. – Я-то тебе помочь хочу. От такого предложения ты вряд ли откажешься.

– Да неужели? И что же это за предложение? Спеть Эдгару на ночь колыбельную?

– Смешно пошутил. – Он искоса посмотрел на меня. – Какой ты породы?

– Сибирская бойцовая, – признаюсь, я этим гордился. Вообще-то куры столь редкой породы – самые сильные в мире. И крутые. И дерутся отлично.

Отчайка фыркнул.

– Эдгар новое дело замутил, и ему нужны такие, как ты. Петушиные бои сейчас популярны. Если приведёшь ему парочку зверских дворцовых – или как ты там сказал, – он простит тебе долг.

– Как трогательно, – мрачно ответил я. – Передавай своему шефу привет и моё спасибо, но нет, не выйдет.

Бойцовых петухов для «Яичницы» вербовали «Хищники», чаще всего среди глупых или небогатых подростков-цыплят из деревни. С вербовщиками я был знаком не понаслышке. В совсем юном возрасте меня похитили из курятника, где я вылупился на свет. Потом отдали в приют для молодых бойцовых петухов – там я освоил искусство заклёвывать и царапать противников. Для сыщицкого ремесла эти навыки пригодились, но зарабатывать на жизнь боями – врагу не пожелаю!

Значит, «Хищникам» понадобились новые бойцовые петухи. До меня уже доходили слухи, что они сами начали разводить таких на старой фабрике. А вот заняться вербовкой родственников меня попросили впервые.

– Да отвяжись ты! – крикнул я, видя, что уходить Отчайка не намерен. – Тебе что, не к кому больше приклеваться?

Отчайка скрылся из виду. Впрочем, он успел донести до меня всё, что хотел: если я не приведу к Эдгару пару несчастных жертв или не заплачу по счёту, то из меня, считай, сварят суп.

Я пораскинул мозгами. Может, мне и впрямь в последний-распоследний раз выйти на ринг? Вдруг сорву куш – призовой мешок зерна? Но если я проиграю? Клюв и когти у меня давно не те, что прежде. И моя боевая тактика устарела. Ко всему прочему недавно я сломал крыло, и кости едва успели срастись.

У меня же есть профессия: я петух-ищейка и вполне способен этим себя прокормить. Однако в последнее время с заказами было негусто. Никто не просил найти потерявшегося котёнка или деревенскую дурочку-курочку, забредшую в Пернатов-стан в поисках красивой жизни и славы.

Нет, самое мудрое – залечь на дно, причём побыстрее.

Я доклевал перчик, выплюнул черешок и, неторопливо поднявшись, направился к туалету, который располагался возле входа. Шёл я вразвалку, стараясь выглядеть непринуждённо, но два мерзких типа уставились на меня – чуть дыру не проглядели. Им и впрямь не терпелось меня ощипать. «Спокойно, Хилмар, не дёргайся, – уговаривал я себя, – ты вроде как в туалет идёшь, с чего бы тебе волноваться?»

Мой план провалился. Шагая к туалету, я слегка повернул голову. Они двигались следом за мной. Тогда я распахнул дверь и выскочил в узкий переулок. На город опустился туман, да такой, что собственного клюва не разглядишь, но прямо возле двери ярко светил фонарь. Заметив пару мусорных баков, я юркнул за них. Здесь нестерпимо воняло тухлой рыбой, и я зажал клюв.

Вскоре в переулке послышались голоса. Я выглянул из-за бака.

Прямо под фонарём стоял Отчайка.

– Когда вскроете ему глотку, я доклюю то, что останется. Даже если мясо у него жёсткое – не беда! Люблю пожевать подольше.

Двое головорезов заухмылялись.

– Далеко ему не уйти! – заявил один.

Они принялись озираться, а я затаил дыхание. Наконец они двинулись дальше. На мусорные баки даже не посмотрели – решили, видно, что я чересчур крупный и за ними не умещусь.

Вот только мне-то куда податься? Может, дойти до порта и попроситься на корабль? Или залезть тайком в какой-нибудь выезжающий из города грузовик? Стиснув клюв, я двинулся было вдоль баков, но нечаянно задел крышку одного из них. Та свалилась на землю с таким шумом, будто я расколотил одновременно сотню пустых бутылок. Я выругался – моя старая матушка-наседка небось и не подозревала, что я знаю такие словечки! – и бросился наутёк.

– Эй, кривой клюв! – заверещал Отчайка. – Вернись! Стой, подушка ты драная!

Я выскочил на тротуар. Свернул в переулок. Взобрался по пожарной лестнице. Спустился по водосточному жёлобу. Может, летать я и не умею, но район этот знаю как свои пять когтей.

А Отчайка верещал:

– Во-он он! Пюи-и-и-и! Быстрее! Пюи-и-и-и!

Надо сказать, цели он достиг: всего за пару секунд вокруг нарисовалось штук двадцать птиц, одна страшнее другой. Но тут на помощь мне пришли темнота и туман.

Возле клуба, где сегодня собиралась выступить поп-звезда Леди Гагара, я приметил толпу малолетних кур. Среди этих цыплят громилам Эдгара было не спрятаться, а вот я быстро протолкался через стаю вопящих малолеток, которые возбуждённо махали крыльями. От перьев и пуха я едва не задохнулся.

В конце концов я добрался до подворотни и остановился перевести дух. Рядом просматривалась оживлённая улица. Уж тут-то несложно затеряться в толпе!

Но я ошибался. Внезапно кто-то стальной хваткой сдавил мне шею и назвал по имени. В следующую секунду ноги мои оторвались от земли, и я затрепыхался в воздухе.

Опасное задание

– Не вздумай пискнуть, Хилмар, – прошипели мне в ухо, – а то хлопот не оберёшься.

Я не сомневался, что сейчас увижу клюв хищной птицы. Похоже, пришёл мой последний час. Но голос показался мне смутно знакомым. Я обернулся и увидел усы и очки. Уф-ф!

– Майк, старик! – обрадовался я. – Ты чего тут делаешь?

– Тш-ш! – прошипел Майк. – За углом на тебя засада. Прячься здесь. – На нём было просторное пальто, под которым я и укрылся. – Моя машина поблизости.

Майк донёс меня до машины и выпустил, лишь захлопнув дверцу. Трость он бросил на заднее сиденье, а машину поспешно запер.

– Так чего ты тут делаешь-то? – спросил я. – Ты же терпеть не можешь Пернатов-стан.

– Я тебя искал, – ответил он. – На ферме работёнка имеется. Если ты всё ещё сыщик. И если у тебя найдётся время.

Я выглянул в окно. На крыше сидели две вороны – Отчайкины дружки. И уставились они прямо на меня. Через секунду рядом с ними опустилась ещё одна ворона. И ещё одна. Оглядевшись, я насчитал вокруг штук сорок ворон. И все не сводили с меня глаз.

– Пожить в деревне мне было бы полезно. Петушиные бои и городские цыпочки что-то поднадоели, – заметил я. – В общем, поехали.

Майк завёл машину, и мы тронулись.

Конец ознакомительного фрагмента.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом