Яна Егорова "Утомленный автор"

Бруни Манчини приезжает на родину своей матери с целью жениться на дочери ее друга детства. Это воля отца Бруни. Манчини состоявшийся писатель, только что вернулся из Китая, утомился от работы, от поклонников и от жизни без любви, о которой пишет в своих романах. Мужчина твердо решил забыть свои надежды найти невероятную любовь, остепениться и обзавестись потомством. Но судьба вносит в его планы свои коррективы. Буквально за несколько часов до знакомства с невестой и ее семьей, Манчини случайно встречает на пляже прекрасного незнакомца.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Егорова Яна

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 20.04.2021

IntimShop

Утомленный автор
Яна Егорова

Слэш – запретная любовь #10
Бруни Манчини приезжает на родину своей матери с целью жениться на дочери ее друга детства. Это воля отца Бруни. Манчини состоявшийся писатель, только что вернулся из Китая, утомился от работы, от поклонников и от жизни без любви, о которой пишет в своих романах. Мужчина твердо решил забыть свои надежды найти невероятную любовь, остепениться и обзавестись потомством. Но судьба вносит в его планы свои коррективы. Буквально за несколько часов до знакомства с невестой и ее семьей, Манчини случайно встречает на пляже прекрасного незнакомца.

Яна Егорова

Утомленный автор




Глава 1

За мгновение до того, как я его впервые увидел, на небе расступились хмурые тучи и великодушно позволили нескольким солнечным лучам просочиться на землю меж своих пушистых боков. В этой части света солнце не редкость, а вот тепло бывает не часто, именно поэтому местные жители в эти драгоценные дни приезжают поваляться на пляж. Конец августа, лето уже упаковало свои чемоданы, чтобы отправиться куда-нибудь в Австралию и позволить вездесущему холоду вновь окутать земли Швеции.

Он появился из-за дюн… Молоденький парнишка, я не ошибусь, если дам ему чуть больше двадцати. Под его босыми ногами рассыпался теплый песок, укравший любимый солнцем желтый оттенок. Хотя я забегаю вперед – этот юноша сделал нечто похуже, он украл у солнца гораздо больше. В то самое мгновение он и сам был похож на солнечный луч – его молодое спортивное тело светилось силой и здоровьем, крепкие мышцы были чуть более округлыми, чем должны были быть у взрослого мужчины. Все до единого кубики на прессе были на месте, и я бы честно залюбовался ими, если бы моим взглядом не завладела его потрясающе вздымавшаяся к тому же солнцу эрекция, не прикрытая в этот момент ни единым клочком одежды. Зрелище настолько заворожило меня, что я встал как вкопанный.

– Я думаю, господин, что мы случайно свернули на нудистский пляж. Нам стоит вернуться обратно.

– Обратно? – пробормотал я, еле двигая языком. – Ты шутишь, Мэйли? Разве ты не видишь? Или ты ослепла и его вижу один я?

Мэйли Чжао – мой телохранитель. Я привез ее с собой из Китая. Издательство в Пекине наняло ее для моей охраны. Я так к ней привык за те два года, которые прожил там, что принял мужественное решение забрать девчонку с собой. К тому же это удобно. Окружающие не знают, что она меня охраняет и приписывают нам с ней роман. В моем случае и при моих интересах подобный трюк имеет смысл. Тем более это удобно, что почти двухметровая тридцатилетняя девушка увлекается лишь представительницами своего пола. Скажем так, мы с ней друг друга понимаем. Она исправно работает и не лезет с нравоучениями ко мне, а я ей доверяю.

– Я вижу его.

Мэйли как обычно ответила коротко и встала рядом со мной. Я знаю и даже уверен, что сейчас она видит не только понравившегося мне парнишку, но и контролирует весь пляж. Вышколенный, отработанный взгляд профессионального, высококлассного телохранителя зорко следит за каждым, кто так или иначе может приблизиться ко мне.

Тем временем, мое внимание прилипло к парню. Он появился из-за дюн не один. Перед ним выскочила девица с соблазнительными формами. Интимные места на ее загорелом теле прикрывал крохотный красный купальник. Бесстыдница крутилась перед парнишкой и так и сяк, а тот безуспешно борясь с реакциями своего прекрасного тела, пытался, как я полагаю, по ее же просьбе сфотографировать ее на телефон.

– Господин, это небезопасно, – предупредила меня рослая китаянка полушепотом.

– Почему? Ты считаешь, я могу умереть от наслаждения его красотой?

– Нет, господин, – сдержанно поклонившись, Мэйли терпеливо пояснила свою мысль, – вы можете попасть в скандальную историю. Сейчас модно снимать реакцию прохожих, реагирующих на ничем неприкрытых моделей. Подобный контент хорошо продается.

– Считаешь, что моя отвисшая челюсть наделает шума?

– Вы известная личность. И не забывайте, по какой причине мы с вами здесь.

– Не забываю.

Я проблеял ей в ответ еще что-то, сейчас даже не вспомню, что именно. Какими же жестокими могут быть женщины. Неужели эта девица не видит, в каком положении находится ее кавалер? Разве можно так поступать с истинным бриллиантом? Молодой красавец действительно заставил меня остолбенеть. Представляю, как это выглядело со стороны. Накаченный, загорелый мужик метр девяносто в шортах и в компании крупной китаянки пялится на него во все глаза всего лишь в паре метров от них. Если в дюнах сейчас какой-то умник снимает меня на видео – то он получит действительно хороший контент для своего блога.

– Мэйли, за мной, – скомандовал я, решившись впервые в жизни поддаться порыву внезапно возникших чувств.

Видимо, солнце своим мягким прощальным жаром ударило по голове и меня, раз решился на такое. Я вообще не самый скромный человек, но привычки нападать на незнакомцев до сего момента не имел. Заметив меня, девица в красном купальнике изменила планы и быстренько поспешила обратно к дюнам, потянув за руку и понравившегося мне парня. Неужели что-то дошло? Если снимают, могла испугаться разоблачения. Вот только ее спутник как-то вяло подчинялся. Он тоже постоянно оборачивался на нас с Чжао, но мне почудилось, что как будто хотел вырваться и остановиться.

Мы нагнали их уже в дюнах. Хоть пляж “Бёда” и немноголюден, но все же редкие посетители могли вмешаться в то, что их не касается, и помешать моему плану. А он был прост. Очень прост.

– Мэйли, нейтрализуй девчонку и оператора. Только мягко, а не так, как обычно, – приказал я по-китайски, с напором ледокола, быстрым размашистым шагом направившись в сторону красивого незнакомца.

– Вы кто? – проказница в купальнике остановилась. Убегавшие оба обернулись к нам. Мэйли метнулась в сторону девчонки, молниеносно перекинула ту через плечо и утащила в сторону. Я же приблизился к парню.

Оператор действительно был – он что-то успел сказать (я слышал его «ох» где-то у себя за спиной), прежде китаянка вырубила и его. Нисколько не сомневаюсь, что запись будет уничтожена, а блогеры-непоседы очнутся в удобных позах где-нибудь на песочке под сосной. Через часик, не раньше.

Интересно, что парень, к которому я подлетел, не поинтересовался тем, кто я и что, собственно, мне от него нужно. Невысокий, потрясающий, невыносимо сладкий в своей молодости и с этой все еще вздымавшейся эрекцией. Она манила меня, как и его тело. Он даже здесь умудрился как-то так встать, что те самые солнечные лучи, уже с необыкновенным трудом пробивавшиеся к нему через кромки высоких мачтовых сосен, все равно обволакивали и согревали его.

Несмотря на ситуацию, возбуждение парня не ослабело, хоть и девушки здесь уже не было. Меня тянуло без предисловий наклониться к нему и поцеловать. Я бы никогда так не поступил. Раньше. Это наверняка был солнечный хук. И довольно сильный.

Я сделал последний шаг, встал так близко, что его до безумия соблазнительное возбуждение коснулось моих синих шорт. На поцелуй я так и не решился – моя рука опередила губы. Пальцы со всей предосторожностью и нежностью легли на эрекцию, глядевшего на меня во все глаза прелестника.

Его возбудила девушка, соответственно, юноша нормальной ориентации. Логично было бы ожидать отпора от него. Однако этого не случилось. От моего касания веки прекрасного незнакомца затрепетали, зрачки голубых глаз расширились, а сахарные губы приоткрылись, выпустив в горячий воздух не менее горячий вздох…

Я слетел с катушек. Я написал море книг о любви. Сам по жизни так и не нашел ту самую дерзкую, настоящую, искреннюю мечту. Везде одна скука и быт. Люди ведут себя так, как будто им отведены сотни жизней. Не умеют и не учатся знакомиться, не умеют быть смелыми в отношениях, не умеют и не хотят отдаваться своим порывам. Я описывал смелых любовников в своих книгах, но до сих пор не встречал подобной любви. И не попадал в такую ситуацию, когда бы захотелось свернуть горы, лишь бы прикоснуться к кому-то. Лишь бы получилось поцеловать, почувствовать вкус кожи и губ…

Не встретив сопротивления, я продолжил мягко ласкать пойманного мною возбужденного херувима. Его, похоже, нисколько не волновало то, что я мужчина. Такой же незнакомец, бесстыже приставший к нему без разрешения. Он поддался моим ласкам и даже отклонил прекрасную голову в бок, позволив мне напасть на свою лебединую шею. От него пахло мужским одеколоном, не приторно, и не слишком резко. И одновременно достаточно, чтобы ускорить отъезд моей крыши.

Я убрал свою руку за несколько мгновений до того, как завершил бы задуманное. По сути, поступил еще хуже, чем та девчонка. Она лишь дразнила, я же довел его до реальных физических мучений. Протрезвел. Вдруг понял, что делаю. Книги книгами, а это реальность. Он реален, его чувства. Может быть, он не дал отпор лишь потому, что испугался бугая в моем лице. А я и рад стараться!

– Извини, – пробурчав ему это, отошел. – Извини. Я тебя не так понял.

Парень, окончательно осоловев глядел на меня непонимающе. И поди пойми, почему он так смотрит! То ли от страха, то ли ему и впрямь понравилось. В любом случае продолжать не стану.

– Мэйли! Уходим.

Китаянка нагнала меня уже на пляже. Вслед нам не раздалось ничего. Никто не кричал о насилии, никто не звал полицию.

– Ты не слишком там? – спросил помощницу, ускоряя шаг.

Я боялся. Боялся… боялся обернуться и поддаться вожделению. Нет. Чем скорее уйду, тем лучше для всех. Совсем сошел с ума. Перетрудился. Исписался. Утомился… с этой любовью.

– Нет. Даже не вырубила. Запись уничтожила, сфотографировала их документы и пригрозила полицией.

– Уже лучше, хоть здесь без криминала обойдемся.

Китаянка не оценила мой юмор.

– Без криминала? Господин, вы с тем юношей…

– Ничего. Так, поцеловал разок. Просто…

Я запнулся, открывая дверь автомобиля, взятого напрокат на ближайшие две недели пребывания в Швеции.

– Просто?

– Просто разрешения не спросил.

Я уселся за руль и щелкнул кнопкой на брелоке. Машинка тихонько заурчала. Да, это точно был солнечный удар. Я сюда не за этим приехал, черт возьми! Пора брать себя в руки. Я должен жениться. Обещал же.

– В Стокгольм? – Мэйли пристегнулась.

Она уже знает, что я вожу хорошо. Как-то раз в Пекине мы уходили от толпы поклонников моего творчества. Ах, забыл сказать. Я пишу книги о мужской любви. О чисто мужской любви. Два года я пробыл в Китае, потому что именно там мое творчество полюбилось особенно. Пока снимали кино, несколько аниме, все это время болтался с Мэйли по студиям и работал, работал… Так утомился, что решил сбежать на какое-то время. И не куда-нибудь, а к родителям. Тишины захотелось. Подумать только, в свои тридцать пять внезапно решил их навестить. Я уже слишком давно живу отдельно, а тут как почувствовал, помчался. И выяснил, что у отца серьезные проблемы со здоровьем. Не удивительно, конечно. Ему уже семьдесят. И все же. Я провел в родительском доме несколько дней и забыв об осторожности успел пообещать кое-что очень сложновыполнимое.

– В Стокгольм. Нас там ждут.

– Пять часов в пути. Если вам будет трудно – скажите, я могу заменить вас за рулем.

Я подмигнул своей помощнице:

– Хорошая ты, Мэйли. Я сглупил. Надо было мне с тобой заключить соглашение. А вышла бы ты за меня по расчету? На пару лет? А потом развод и разбежались.

– За вас. С договором. За деньги, – отчеканила китаянка, словно была не человеком, а роботом, – да.

– Вот. И я о том же. Надо было мне об этом раньше подумать. Тогда бы не пришлось ехать в Стокгольм, чтобы жениться на хоть и симпатичной, но очень чужой мне женщине. Ну…

Мы тронулись с места.

– Здесь можно поискать и свои плюсы.

– Правильно, – поддержала Чжоу без тени улыбки. – Заведете детей. Если сможете переспать с женщиной. Я бы вот, например, даже за деньги с мужчиной не смогу. А вы уверены, что сможете.

– Ну, когда-то же я мог. Да и ты говоришь, многие женщины равнодушны к сексу. Так что есть шанс, что раз-другой я смогу, а там как-нибудь стерпится…

– Вы сами-то себе верите? Вы только что…

– Да знаю, я, знаю. Мне уже стыдно. Не напоминай. Обычно я более сдержан.

– Поэтому сорваться решили именно теперь. Вы хоть понимаете, господин, что было бы, если бы эта запись попала в сеть? В местную сеть, в первую очередь. Люди, в чьем доме вы планируете гостить и на чьей дочери жениться этого могут не понять. Моя бы семья, к примеру, точно бы не поняла.

– Твоя семья, Чжоу, не приняла даже тебя. Только из-за того, что ты ростом не вышла. В результате тебе было легче и проще уехать с клиентом в другую страну, чем жить у себя на родине.

– У нас… немного иные нравы. Девушка должна быть красивой, а не сильной.

– А ничего, что ты не сама себя родила? И твои родители как бы несут за тебя ответственность?

Китаянка сидела рядом с каменным лицом. Я знаю ее историю. Я готов ей помогать и никогда не поднимал тему ее семьи. Просто сейчас… ее замечание о пристойности моего поведения выбило меня из колеи. Или не оно. Или это все еще дребезжащие вены, которые никак не могут вернуться в норму после встречи с голубоглазым херувимом.

– Ладно, прости, Чжоу. Я не хотел. Сорвался.

– Принято, господин.

– Бруни. Просто Бруни. Когда ты уже запомнишь мое имя?

– Я помню ваше имя, господин Манчини. Я помню ваше досье наизусть. Тридцать пять лет, рост сто девяносто один, карие глаза, светло-русые волосы. Одиноки, предпочитаете однополые отношения. Постоянной пары нет. Подъем в десять утра, пробежка тридцать минут, завтрак, прогулка…

– Довольно, – беззлобно остановил ее, крутя рулем на поворотах. – Я тоже знаю свое досье. Не надо меня упрекать за то, что долго сплю. В конце концов имею право. Не каждому дано писателем быть.

– А я ничего и не сказала.

– Вот и не говори.

Я включил музыку, чтобы не молчать всю дорогу. Чжоу немногословна. Отчасти поэтому с ней так комфортно. Редкая женщина. Может быть, я бы был готов на ней взаправду женится. Как раз на такой и надо было бы. Но она никогда не будет рожать, а если уж я и женюсь, то только ради потомства. Так что в отношениях с ней отпадает всякий интерес.

Мы въехали в город, когда Чжоу сказала нечто слишком личное для меня и несвойственное для себя.

– Я надеюсь, господин, – произнесла она тише, чем говорила обычно, – вы передумаете совершать эту глупость.

– Ты про женитьбу?

– Вы сами не будете довольны, и погубите одну женщину. Вы сделаете несчастными ваших детей, пытаясь осчастливить умирающего отца. Отец уйдет, родители всегда уходят, а вы останетесь в горе, от которого никому проку не будет.

– Эй, расслабься! Ты сгущаешь краски!

Я хотел подбодрить, но китаянка скорчила кислую мину:

– Лучше бы вы сбежали с тем красавчиком с пляжа. Это в вашем духе. И это для вас.

– Глупости! Глупости говоришь! Что для меня жениться? Плевое дело. Сейчас с невестой познакомлюсь, очарую ее, потом кольцо подарю в Париже и закатим большое пиршество. Все будут довольны. Вот увидишь.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом