Яна Егорова "Призрачный руфер"

В современном городе Великом Густавсбурге творятся необъяснимые вещи. В некоторых районах повышается человеческая агрессия, случаются зверские нападения и безжалостные убийства. Полиция лишь разводит руками – это череда совпадений ни с чем не связана, считают специалисты. Город продолжает поедать сам себя, вокруг царит всепоглощающая безнадежность, пока население не замечает еще одну череду странных совпадений. На некоторых крышах домов гремят взрывы, а спустя короткое время в том районе, где был взрыв, перестают происходить нападения на людей. Жители вспоминают, что после и до взрывов видели странную черную тень на крыше. Она передвигалась с неимоверной скоростью. Казалось, это был молодой парень, смущало только наличие на его голове очень длинной косы. Люди дают прозвище этой тени – Призрачный руфер и единогласно возводят его в ранг супергероя. Полиция же не верит в чудеса, возбуждает уголовное дело по подозрению о совершении террористических актов. Изловить неуловимого Призрачного Руфера назначают молодого и талантливого полицейского Роберта, по фамилии и по прозвищу Горностай.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Егорова Яна

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 10.06.2021

IntimShop

Призрачный руфер
Яна Егорова

Слэш – запретная любовь #7
В современном городе Великом Густавсбурге творятся необъяснимые вещи. В некоторых районах повышается человеческая агрессия, случаются зверские нападения и безжалостные убийства. Полиция лишь разводит руками – это череда совпадений ни с чем не связана, считают специалисты. Город продолжает поедать сам себя, вокруг царит всепоглощающая безнадежность, пока население не замечает еще одну череду странных совпадений. На некоторых крышах домов гремят взрывы, а спустя короткое время в том районе, где был взрыв, перестают происходить нападения на людей. Жители вспоминают, что после и до взрывов видели странную черную тень на крыше. Она передвигалась с неимоверной скоростью. Казалось, это был молодой парень, смущало только наличие на его голове очень длинной косы. Люди дают прозвище этой тени – Призрачный руфер и единогласно возводят его в ранг супергероя. Полиция же не верит в чудеса, возбуждает уголовное дело по подозрению о совершении террористических актов. Изловить неуловимого Призрачного Руфера назначают молодого и талантливого полицейского Роберта, по фамилии и по прозвищу Горностай.

Яна Егорова

Призрачный руфер




Глава 1

– Горностай! Только что сообщили, Призрачный руфер в Светловском районе. Даже адрес точный есть!

– Кто же у нас такой добренький?

– Нашлись хорошие люди. А ты не болтай, лучше гони на место, адрес я тебе уже сообщением скинул.

Старший лейтенант полиции Роберт Горностай схватил свой пистолет с рабочего стола и ринулся к двери. Ничего себе! Вот это новость! Кто-то сдал ему в руки местонахождение неуловимого руфера! Долгие месяцы работы и ни одного следа этого парня, образ которого население уже рисует на стенах домов. Общее помешательство народным супергероем просочилось в средства массовой информации, о нем даже книгу успели написать. А у него, у человека, которого за особые заслуги поставили расследовать это дело, до этого момента не было ни единой зацепки и мысли, где искать Призрачного.

– Горностай! – его окликнули на выходе из здания. Мужчина средних лет в форме полицейского, привставший из-за стола дежурного. Он постучал в стекло, привлекая внимание лейтенанта. – Ты когда вернешься? Начальство тебя видеть желает!

– Я уехал! – неопределенно махнул рукой Горностай и не дождавшись упреков со стороны бдительного Льва Петровича, вышел на улицу.

Их полицейский участок располагался в самом центре, в Островском районе, а ехать предстояло через все пробки в чертов район новых многоэтажек. Самое начало лета, третье июня, а уже жара тридцать градусов и час пик. Шесть часов – время, когда Каменный мост с острова забит машинами. Придется воспользоваться служебным положением и включить мигалки – иначе он рискует упустить неуловимого народного героя.

Молодой мужчина запрыгнул в черный джип. Кондиционер включился автоматически, но Роберт не чувствовал жары – адреналин от осознания своей скорой победы перекрыл остальные чувства. Белая рубашка под черным пиджаком намертво прилипла к крепкому мужскому телу, брюки сковали движения ног, ботинки не пропускали воздух, завершая эффект непроницаемого скафандра, который создавала в этой ситуации рабочая одежда полицейского. Роберт не замечал ничего – на мосту сразу же вырвался на встречную полосу и помчался во весь опор. Он не должен опоздать! Только не в этот раз, Габриэль Грассо! Маленький, проворный руфер.

Здание, к которому привел его навигатор, оказалось высотой всего в десять этажей. Выйдя из автомобиля, который припарковал у самого входа в подъезд, Роберт на мгновение задрал голову вверх – серые глаза прищурились от яркого света. Десять этажей. Он надеялся, что лифт работает. Взбежать на десятый проблемой не будет, лишь потерей драгоценного времени. Если судить по репутации Призрачного руфера, сбежать с крыши десятиэтажного дома для него тоже не будет никакой проблемой. Парень настолько шустрый, к тому же невысокий рост и худое телосложение позволяют ему просочиться практически в любую щель.

Ветер подцепил короткие светлые волосы на голове старшего лейтенанта в тот момент, когда мужчина двадцати восьми лет вбегал в подъезд.

Грязный, уже исписанный подростками лифт лениво отсчитывал этажи. Горностай успел пожалеть о своем решении – его закаленное с самого детства спортом тело преодолело бы это расстояние не менее быстро.

– Эй! Лови его! Лови!!! Уйдет же сейчас, гадёныш!

Старший лейтенант ворвался на крышу через незапертую дверь. Здесь, на открытом пространстве, среди кучи сателлитных антенн двое в черных костюмах гонялись за одним маленьким зверьком – Призрачный руфер оказался еще меньше, чем представлял себе полицейский. В черных джинсах на худеньком теле и черной же толстовке с капюшоном, он проворно перемахивал через все преграды и улепетывал от двоих здоровяков с пистолетами, гонявшихся за ним, и смахивавших пот с жирных лиц. По всей видимости, эти двое – привет от тех же доброжелателей. Роберт разумно решил выяснить, кто они такие немного позже, сейчас ему нужен этот маленький бегун, который вот-вот сиганет с крыши. Вопрос – куда? Неужели у него и здесь припрятан путь отхода?

Нет, не может этого быть. Опытный Горностай сделал предположение, что руфер в данной ситуации планирует запутать, загонять противников и в нужный момент выскользнуть обратно на лестницу через единственный имеющийся здесь вход. Старший лейтенант быстро сделал несколько шагов назад и вернувшись на лестничную клетку, спрятался сразу за углом. Приготовился отреагировать, как только представится такая возможность.

Минуты не прошло – маленькая черная тень, оставляя далеко позади себя крикливых мужиков, проскользнула на лестницу. Рука полицейского в тот же момент сделала ловкий выпад вперед и пальцы стража порядка ухватили беглеца за длинную косу. Призрачный руфер не ожидая нападения исподтишка, поскользнулся и рухнул прямо под ноги лейтенанта.

– Куда побег?!! – следом в дверной проем разом попытались ворваться шкафоподобные преследователи. Они застряли, не рассчитав расстояние между косяков.

– Вольно, граждане, – скомандовал Горностай, наматывая длинную косу руфера на свой кулак. – Старший лейтенант Горностай. Объект арестован. Вас я тоже приглашаю посетить наш гостеприимный участок. Следуйте за мной. Вставай, – это обращение легло на макушку того, чьи волосы в данную секунду были намотаны на его руку, – ты слышал, что я сказал.

Паренек, с минуту назад стукнувшийся копчиком о грязный пол чердака, задрал голову и вперился темными глазами в своего обидчика. Старший лейтенант от удивления чуть было не ослабил собственную хватку. Все это время он наивно полагал, что изображения, которые существуют в сети, которые фанаты данного народного героя рисуют на стенах зданий – сильно приукрашивают его внешний вид. Почти везде его изображали с кукольной, девчачьей внешностью. Но даже в этой полутьме полицейский не смог не признать – этому лицу позавидует любая красотка. Если не знать, что он парень, то эта коса, это безупречное лицо, огромные глазищи, пушистые, словно приклеенные ресницы, маленький, аккуратный рот и два лепестка розовых, чуть влажных губ обманут тебя и расскажут неправду, наврут, что Призрачный руфер девушка.

Тем временем, полицейский точно знал, что это Габриэль Грассо, парень двадцати четырех лет. Он плохо учился в школе, но закончил институт и с тех пор пропал. Стал скрываться и творить вещи, за которые он, Роберт, должен его арестовать по всей форме. И допросить.

– Товарищ начальник, – поморщился парень, даже не думая подниматься с никогда не мытого пола, – отпусти косу. У тебя же наручники есть!

– Поболтай мне еще! – рыкнул на арестованного старший лейтенант. – Встал и пошел. Не планируй меня провести. Твоя коса будет понадежнее любых наручников. Не самое лучшее украшение для того, кто решил скрываться от властей.

– А вот это уже не твое дело, господин хороший, – потирая ушибленный тощий зад, все-таки поднялся на ноги руфер. – Ты можешь обижать меня, но мою косу трогать не смей.

– Много болтаешь, – проворчал Роберт, толкнув в спину арестованного.

Двоим преследователям пришлось спускаться пешком, Горностай снова предпочел кабину лифта – так надежнее. Коса, конечно, некий гарант. Но с этим пареньком расслабляться не стоит ни на секунду. Глазом моргнуть не успеешь и на первом этаже окажешься в гордом одиночестве.

Глава 2

В сто тридцать втором полицейском участке Великого Густавсбурга, в кабинете, занимаемом старшим лейтенантом Горностаем и его соседом капитаном Таишевым, шел неспешный допрос. Кабинет был небольшим, не более шестнадцати квадратных метров, выкрашенных в два оттенка серого и один коричневый, красовавшийся на дешевом полу, выстланном низкого качества ламинатом. Более темный оттенок серого был на стенах, а более светлый окрасил потолок, лет пять назад бывший чисто белым. В кабинете стояло несколько деревянных шкафов, два рабочих стола, один из которых сейчас занимал Роберт. Со второй стороны его стола на шатком стуле сидел арестованный руфер. Щуплая фигура сгорбилась и удрученно ковыряла пальцем в замке наручников, сковавших его слишком тонкие запястья. В кабинете стояла удушливая жара – открытое окно нисколько не облегчало ситуацию.

– Пятнадцатое июля девятнадцатого года, улица Белинского восемь. Двадцать первое августа, улица Волгоградская пятнадцать и сразу за этим двадцать седьмое августа, улица Волгоградская семьдесят один. Третье октября – улица Восьмого марта тридцать два. Далее в декабре, шестнадцатого – улица Агрономическая двадцать девять. Десятое февраля – улица Выборная три. Четвертое марта – улица Первомайская девятнадцать. И, наконец, сегодня, третьего июня, улица Жуковского два.

Старший лейтенант Горностай монотонно зачитывал список улиц и дат с листа, что держал в руках. Это продолжалось несколько минут, пока, наконец, полицейский не оторвал взгляд от списка и не перенес его на фигуру арестованного.

Горностай сделал многозначительную паузу. Арестованный никак на нее не отреагировал, он продолжил с интересом изучать свои металлические оковы.

– Арестованный Грассо, ничего не хотите сказать?

– Нет, – парень, с трудом занимавший своим худым телом половину стула, на котором сидел, отрицательно мотнул головой. Длинная коса, лежавшая на его узкой спине, даже не колыхнулась, настолько волосы были густыми и тяжелыми.

– Хорошо, – медленно протянул полицейский.

Роберт сидел с безупречно прямой спиной и выглядел так, как будто несколько минут назад побывал в освежающем душе. Молодой полицейский имел настолько бледную кожу, что был похож на ледяную статую. Могло показаться, что эта изнуряющая жара боялась его и обходила стороной, не трогая представителя снежного царства.

Белесые ресницы опустились вниз, Горностай посмотрел на бумаги, которые держал в своих руках.

– Я подскажу вам. Это даты, когда вы посещали крыши домов по обозначенным адресам. У нас есть свидетели, которые видели вас там. В те же дни, и в тех же местах происходили взрывы.

Маленькие, розовые губы руфера позволили себе короткую усмешку. Эту усмешку часто изображали его поклонники в своих рисунках на зданиях.

– У вас есть свидетели, что это я взрывал?

– У нас есть свидетели, что вы были там, арестованный Грассо.

– Где?

Тот, кого в народе звали Призрачным руфером, уставился на полицейского медово-янтарными глазами. В желтую радужку попали лучи солнечного света, заставив ее заполыхать летним огнем. Парень весело рассмеялся.

– Вы лично видели меня там? И кто эти ваши свидетели?

Руфер резко прервал свой смех. Каменный полицейский не собирался реагировать на его шутки.

– Я руфер, товарищ начальник, – сделав серьезную мину, бросил Грассо. – Люблю гулять по крышам. Меня много, на каких крышах можно встретить. Так что, я не исключаю, что когда-то мог появляться и по этим адресам. Но руфер – это не подрывник! Я просто люблю… любоваться закатами.

Столкнувшись с подобным ответом, бледное лицо старшего лейтенанта осталось неподвижным. Если не считать молнии, сверкнувшей в серых глазах полицейского. Молодой мужчина ослабил галстук и снял с себя пиджак. Неспеша встал и повесил пиджак на спинку своего рабочего кресла. Оставшись в одной рубашке и брюках, он обошел свой рабочий стол. Допросы не были новинкой для Горностая. Это его работа. Еще ни один преступник не признавался в содеянном прямо с порога. И уж тем более Роберт не ждал, что неуловимый руфер мгновенно сдаст свои позиции. Оставалось дожимать и блефовать. Пока призрачный расслабленно изучал сковавшие его наручники, Роберт за спинку взял такой же простой стул, точь в точь похожий на тот, на котором сидел арестованный, развернул его задней стороной к Грассо и резко придвинув его так, чтобы спинка стула уткнулась в сиденье стула арестованного и прямо между его ног. Призрачный еле успел расставить пошире колени, чтобы удар стулом полицейского не задел его. В этот же миг Горностай уселся на второй стул и оказался прямо нос к носу с руфером. Схватив того за косу и опять намотав ее на свой кулак, притянул руфера к себе. Лицо, изображенное на зданиях их города бесчисленное количество раз, оказалось от его собственного лица в считанных сантиметрах. Медовые глаза испуганно уставились на Горностая. Полицейский планировал запугать парня, но наткнувшись на этот взгляд, как будто споткнулся. Серые глаза разглядывали лицо подозреваемого, он вдруг почувствовал запах, исходивший от руфера. Тонкий аромат роз. Розы? Но почему розы? От парня! Он же такой дерзкий, бесстрашный, бросил вызов всей полиции города. Стал народным героем. И вдруг розы… Взгляд серых глаз упал с гладкой, смуглой кожи руфера на два лепестка розовых губ. Роберту почудилось, что у этих лепестков непременно должен быть вкус роз. Нежных, бело-розовых роз, таких же, как этот тонкий аромат, который только что жадно поглотили его ноздри.

Полицейский запнулся, почувствовал, как его бледная шея начинает гореть и кашлянул, стряхивая с себя смущение.

– Габриэль… Знаешь ли ты, что бывает в тюрьмах с такими нарушителями?

– Я так понимаю, – два лепестка розовых губ быстро зашевелились, выпустив слова, резанувшие сознание старшего лейтенанта двусмысленным оскорблением, – примерно то, что вам сейчас очень хочется сделать, товарищ начальник?

Призрачный усмехнулся, вызывающе глядя на молодого полицейского в ответ.

– Ау! – взвыл Грассо, ухватившись руками, скованными наручниками, за свою косу, натянутую на кулак полицейского. – Больно! Эй, я просто пошутил! Эй, эй! Не надо так!!!

Горностай будто бы не слышал подозреваемого, за косу и за грудки он с легкостью поставил Грассо на ноги и поволок того к окну. Полицейский, превосходивший в росте руфера почти на целую голову, припечатал того к широкому подоконнику так, что плоский живот Призрачного уперся в это препятствие, сзади же на него налег Роберт, все еще удерживавший длинную косу, намотанную на свой кулак. Горячий, приглушенный голос старшего лейтенанта силой ворвался в ухо Габриэля:

– Если попадешь в камеру, там тебе уже не будет так смешно. Единственный твой шанс избежать этого – подписать чистосердечное признание, тогда, возможно, я смогу помочь тебе оказаться в более щадящих условиях. Если не сделаешь этого – пеняй на себя. Ты перешел дорогу серьезным людям и в камере я тебе уже помочь не смогу. Посмотри на этот город – сейчас ты можешь использовать свою последнюю возможность, чтобы когда-нибудь снова оказаться на его улицах и крышах!

Крупное, мощное тело полицейского давило на спину худосочного преступника. Старший лейтенант в пылу давления, не заметил и сам не понял как, его ладонь успела оказаться на животе арестованного. Мало косы, его же собственная рука давила в талии на Грассо, невольно и с силой прижимая того к старшему лейтенанту.

– Эй! – парень с длинной косой заерзал, пытаясь высвободиться из этого плена. – Вы сначала доказательства соберите, товарищ начальник! Докажите, что это я взрывал! В ином случае, никуда вы меня не посадите. Через сорок восемь часов вам придется меня выпустить!

Поняв, что руки полицейского больше не сжимают его косу, призрачный дернулся, отталкивая здоровенного полицейского от себя и отошел на несколько шагов, чтобы развернуться и посмотреть на того с более выгодной для себя позиции.

– Я уж как-нибудь сам разберусь с опасностью на улицах!

Горностай потер свой крепкий затылок и шею, потом исподлобья взглянул на Грассо:

– Примерно, как сегодня? Разберешься?

– Если бы не вы, я бы разобрался. Нечего мешаться у меня под ногами!

– Это ты мне говоришь? – хмыкнул Горностай, к этому моменту окончательно справившись со своим смущением и снова войдя в роль злого полицейского. – Чтобы я у тебя под ногами не мешался, когда ты взрываешь чужое оборудование на крышах? Не слишком ли дерзко для того, кто вот-вот окажется за решеткой?

– Может быть, лучше снимите с меня наручники? – перебил его руфер, вытянув сжатые вместе запястья вперед.

Горностай повел крупными плечами:

– Я сниму наручники, а ты тут же сбежишь? За дурака меня принимаешь?

– Мне нет смысла убегать. Вы меня так или иначе отпустите. А если сбегу, тогда у вас будет повод меня посадить. Нет уж, товарищ начальник.

– Зубы мне не заговаривай, – страж порядка в один роскошный прыжок оказался рядом с арестованным. Точным тычком в узкую грудь последнего, полицейский припечатал Габриэля Грассо к стене. – Лучше расскажи мне, почему именно их оборудование? Тебе что, больше сломать нечего?

Руфер ухватился тонкими пальцами за широкое запястье полицейского, удерживавшего его припечатанным к стене.

– Силой вы меня не заставите признаться в том, чего я не делал!

– В том, чего ты не делал? – жестко повторил Горностай. – А сегодня на крыше, ты тоже ничего не делал?

– Я гулял! Любовался городом! Как вдруг влетели те двое и решили меня побить! Разве это справедливо? Я испугался и начал убегать. А тут вы! За косу меня схватили и вместо того, чтобы арестовать их, в участок притащили меня. Разве это по закону?!

Горностай без толку замораживал взглядом наглые медовые глаза подозреваемого, бесстыдно уставившиеся на него после того, как Грассо наврал ему с три короба.

– Значит, по-хорошему не хочешь? В таком случае, иди-ка ты, посиди еще немного в обезьяннике!

Старший лейтенант уже во второй раз отпустил так и не пошедшего ему навстречу Грассо и направился к своему рабочему столу, чтобы приказать отвести Грассо в камеру.

– Товарищ начальник! – вдруг из-за спины его окликнул руфер.

Горностай медленно обернулся – Призрачный, покачиваясь у стены с пятки на носок, продолжая хитро глядеть на полицейского, заискивающе заявил:

– Я хочу в туалет. Не отведете меня?

– Лейтенант тебя отведет, – Роберт, еле скрывая разочарование, хотел было снова отвернуться и продолжить свой путь.

– Я очень-очень хочу! Прямо сил нет терпеть! Может быть, все-таки вы это сделаете?

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом