Виктория Лукьянова "Только я в твоей голове"

grade 4,7 - Рейтинг книги по мнению 30+ читателей Рунета

Демьян Савицкий – мой любовник. Я выбрала его, оставив в прошлом тайную переписку с незнакомцем. Я получила шанс проявить себя как отличный руководитель нового отдела, и быть женщиной, которая не боится отношений, даже если твой партнер – бывший офисный тиран. Мне предстоит избавиться от тараканов, которые все еще стоят у руля в моей голове, решить парочку семейных неурядиц и, конечно же, понять – как прочно засел в моей голове Демьян Савицкий и какое место в его жизни занимаю я. Продолжение романа "Только ты в моей голове". Дилогия.

date_range Год издания :

foundation Издательство :ЛитРес: Черновики

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 09.05.2021

IntimShop

Только я в твоей голове
Виктория Лукьянова

Демьян Савицкий – мой любовник. Я выбрала его, оставив в прошлом тайную переписку с незнакомцем. Я получила шанс проявить себя как отличный руководитель нового отдела, и быть женщиной, которая не боится отношений, даже если твой партнер – бывший офисный тиран. Мне предстоит избавиться от тараканов, которые все еще стоят у руля в моей голове, решить парочку семейных неурядиц и, конечно же, понять – как прочно засел в моей голове Демьян Савицкий и какое место в его жизни занимаю я.

Продолжение романа "Только ты в моей голове". Дилогия.

Виктория Лукьянова

Только я в твоей голове




Глава 1.

Я просыпаюсь от того, что чувствую, как по моей спине скользит теплая ладонь. Словно перебирает длинными горячими кончиками пальцев бусины позвонков, обводит разведенные в стороны лопатки, очерчивает тонкие линии, возвращается к пояснице и осторожно подхватывает и стягивает одеяло.

– Руки убери, – сонно мычу, пытаясь вернуться в царство Морфея.

Одеяло застывает на месте, как и тот, кто пытается вторгнуться на мою территорию, когда стража спит. Но длится затишье недолго. Вскоре в критической близости от моего разнеженного тела прогибается матрас, и я чувствую, как Демьян касается губами мочки уха. Выдыхает горячий воздух, от которого мурашки стройными рядами разбегаются по всей правой половине тела.

– Вредина.

– Дай мне поспать.

От хрипоты его голоса тело внутри начинает оживать и разгораться пламенем. Я же стараюсь сохранить видимость, иллюзию своей неприступности и холодности. Но Демьян усмехается и вновь посылает моему телу заряд, который, кажется, высекает не только искры, но и отбирает остатки воздуха. Его пальцы возвращаются к исследованию, жар дыхания сжигает мочку, а я мысленно заставляю себя вспоминать таблицу с отчетами, а не то, что мы творили накануне.

Интересно, когда нам надоест это? Надоест заниматься сексом, пробовать новые позы и порочные игры. Желать друг друга. Сгорать друг по другу. И, кажется, скучать. Я отчаянно вытравляю из головы мысли об эмоциях, которые будит Демьян, но он ядовитыми шипами врастает в мою кожу, рвет ее на лоскутки и заменяет собой. Я даже пахну им. Сколько раз не пытаюсь отмыться своими дорогими гелями и лосьонами, но то и дело обнаруживаю его парфюм на себе. И каждый раз я жду, когда Лидия или Даша заявят мне, что от меня несёт Савицким, а Ира растрезвонит на весь офис о нашей интрижке.

Черт! Моя паранойя выходит из-под контроля.

– Ну же, Лана, расслабься и получай удовольствие.

– Я получу его, если вздремну еще полчаса. Но нам скоро вставать. – Жмурюсь, разглядывая часы. Да, будильник сработает меньше, чем через десять минут, а это значит, что можно уже вставать и отправляться в душ, чтобы попытаться в очередной раз смыть его. Вывести Савицкого с кожи и пропитаться им вновь через мгновение.

– Я разрешаю тебе сегодня опоздать, – усмехается он, отводя в сторону одеяло и явно рассматривая меня похотливыми темными глазами. От его взгляда кожу обжигает.

– А я не планирую опаздывать. Не в моей привычке.

– Тогда возьми отгул. Скажем, – тянет он, прикасаясь губами к позвонкам, – тебе стало плохо.

– От твоих пальцев? Возможно, – улыбаюсь, чувствуя, как Демьян замирает.

Уверена, сейчас он скалится. Его не задевают слова. У него иммунитет на мои колкости. Впрочем, я тоже вырабатываю иммунитет. Пока дается сложно, но уже многое не замечаю. Или он начал вести себя по-джентльменски? В последнее верится с трудом, но я хочу дать ему шанс. Вроде бы заслуживает. Не зря же старается и терпит мои заскоки и переклины.

Месяц… Нет, почти два. Я прогоняю все наши общие дни в голове и все еще не могу поверить в то, что решилась. Это же отчаянный, сумасшедший шаг, который мне не свойственен! А в итоге я получила мужчину, обожающего оказываться между моих ног и предпочитающего игнорировать любые возмущения.

– От моего члена, – он находится с ответом и, не дожидаясь моей очередной колкости, подхватывает под бедра и разводит ноги в стороны, чтобы удобнее вклиниться и провести пламенной от желания головкой по влажным складкам.

Вот это самое я тоже ненавижу в себе. Уже не так сильно, как месяц назад, но все еще с трудом принимаю. Я возбуждаюсь как нимфоманка от любого его касания или грязного словечка. Мне становится жарко от взгляда или ухмылки. На собраниях я стараюсь держаться как можно дальше от него, лишь бы не чувствовать парфюм или не слышать отчетливо голос Савицкого. Он слишком крепко зацепился за мою голову, отчего я просто так не могу выгнать его оттуда.

– Например, вот так, – произносит и уже вторгается в мое расслабленное тело.

Я не пытаюсь напрячься и оттолкнуть его. Тоже бесполезное дело. Он побеждает всегда. Каждый чертов раз. У меня нет дней, когда болит голова или мне рано вставать. Для него этих дней не существует. Была передышка неделю назад во время менструации, но он как коршун кружил и выжидал, а как дорвался, так все выходные не слезал с меня.

Кажется, нимфоманка это Савицкий, а не я. Потому что ему все время мало.

– Какой же ты надоедливый, – усмехаюсь, подстраиваясь под неторопливый ритм. Даже нежный и в чем-то робкий. Он словно пробует меня, исследует каждый миллиметр, хотя я уверена – знает вдоль и поперек.

Я не хочу думать об анатомии в такие моменты, но отчетливо представляю, как стенки влагалища, будто шелковая перчатка, обхватывают член, который незадолго до финала увеличивается в размере и уже царапает крупной головкой. Мне нравится эта наполненность. Нравится то, как он ускоряется и кончает, рыча в спину. Я выдыхаю и кусаю губы, ощущая, как стенки сокращаются и пульсируют в ответ.

Теперь я пью таблетки. Демьян категорично отказывается использовать презервативы. Со мной он хочет быть максимально близко, кожа к коже. Но мне кажется, ему доставляет особое удовольствие наблюдать, как из меня сочатся его соки. Словно он вновь и вновь берет неприступную крепость. И я как та чертова крепость раз за разом сдаюсь…

– Теперь точно всё, – мычу, пытаясь приподняться на локтях.

Спихиваю его чуть влажное от напряженного труда тело и переворачиваюсь набок. Между ног громко хлюпает. Я кривлю гримасу, Демьян хохочет в голос.

– Я в душ, – игнорирую его смех и пытаюсь встать, но ловкие руки моего личного наказания перехватывают за талию и тянут к себе.

– Ну же, Лана, не злись. Я обожаю тебя.

Шепот, который раздается над самым ухом, пробирает до костей. Только ему так удается – проникать в самую сущность парочкой фраз, будто зачитанных из специальной тайной книжки, написанной только для мужчин. Что-то вроде «Как охмурить самую неприступную». Должна признаться, слова Демьяна цепляют. Однако я каждый раз молчу, потому что до сих пор не знаю, как отвечать. Не могу найти нужные слова, чтобы выразить свои чувства. Да и в чувствах я так и не разобралась…

Меня тянет. Я не могу без него… Но внутри словно что-то бунтует.

– Я не злюсь, – пытаюсь сохранить спокойный голос и давлю раздражение, пряча его за полуулыбкой. – Но нам действительно пора вставать.

Руки Демьяна расслабляются, и я выскальзываю, получая долгожданную свободу. Веду плечом, потираю шею и, лениво перебирая ногами, направляюсь в ванную. Между ног глухо хлюпает и течет, но я не обращаю внимания, потому что все мысли сосредоточены ровно между лопаток – именно там обжигает взглядом Демьян. Он замечает, что со мной что-то творится. Уверена, он не такой лопух, каким может показаться со стороны. От его проницательности, а что хуже, продуманности каждого шага может стать дурно. И как я не пытаюсь его обмануть, тем самым лишь загоняю себя в угол.

Вода и гель не могут смыть его запах и память прикосновений. Я провожу мокрой ладонью по волосам, скольжу ниже и останавливаюсь на животе. Вчера наш разговор неожиданно перешел на тему, которую я хотела бы избежать. По крайней мере, в ближайшим будущем. Тема семьи и детей. Нет, Демьян ничего не говорит об этом и даже не намекает, но его отношение к столь серьезному шагу немного настораживает.

«У меня есть племянница», – вдруг узнаю спустя два месяца нашего тесного общения. И понимаю – я ни черта не знаю о нем. Ни кто его родители или есть ли братья, сестры, бабушки, дедушки. Ничего. А теперь рассеяно хлопаю ресницами и задумчиво поднимаю в памяти полученное от собственной младшей сестры сообщение. Возможно, и мне пора кое-что рассказать ему о себе. Иначе все наши отношения сводятся сугубо к горизонтальному положению и иногда экстремально-вертикальному.

Из душевой я выбираюсь через положенные десять минут. Еще столько же трачу на зубную щетку, фен и прочие мелкие штучки, из-за которых приходится выбираться из постели раньше, чем делает это Демьян. В этот раз он не беспокоит меня, что тоже выглядит удивительным. Но с другой стороны он получил свой утренний трах «на дорожку» и моя миссия на сегодня закончена. Точнее на часть дня. Уверена, вечером он окажется на пороге моей квартирки и будет недвусмысленно предлагать заглянуть в спальню, проверить новое постельное белье.

Я смотрю в зеркало и вижу свое отражение с глупой ухмылкой. Белье хорошее, но от него натирает кожу. Пожалуй, стоит сменить, иначе мой зад превратится в красное натертое до мяса пятно.

– Ну вот, опять все о том же. – Еще раз провожу расческой по волосам и, затянув пояс на легком халате, выбираюсь наружу.

В спальне Савицкого не нахожу, но слышу его шаги в коридоре. Он выглядывает и машет мне рукой. Опять его фирменная улыбка-ухмылка и обнаженный торс. Пожалуй, стоит предложить перевезти ко мне немного вещей.

– Торопись, Лана-Банана!

Я замираю и киваю в ответ.

– Сейчас иду, – тяну носом горьковатый аромат кофе и прячу раздражение. То, что тревожит, не дает покоя несколько дней. Если покажу свое смятение, то нарвусь на разговор. А разговоры по душам у меня никогда не удавались.

Глава 2.

До работы мы добираемся по отдельности. Да, теперь я вновь за рулем. Демьян настоял на том, что мне все-таки нужна машина. Мол, как можно руководителю нового объединенного отдела ходить своими ножками или кататься на такси, когда собственные подчиненные предпочитают пользоваться личным транспортом. Мне приходится согласиться с ним, потому что в противовес он предлагает свои услуги водителя. На такое я пока не готова, потому что все еще храню наш внезапный роман в секрете. И да, меня служебная интрижка, которая переросла в нечто более откровенное и личное, волнует не меньше.

Благодаря Демьяну я въезжаю на парковку перед офисом на вполне приличной КИА. Он уговаривал приобрести новую машинку, но я все еще в сомнениях относительно компании, в которой тружусь восемь лет. А вот приобрести подержанную, но в отличном состоянии машинку не отказываюсь. И опять же Демьян помогает с выбором. Позапрошлые выходные мы провели в бесконечных разъездах, пока мое сердечко не ёкнуло. Белоснежный седан покоряет, и вот я вновь автоледи. Все складывается отлично, помимо одного «но».

Нет, не так. НО!

Напрягает вот что – Демьян следует за мной как по пятам. Даже от моего дома он едет строго в той полосе, в которой я следую, и пока мы оба не оказываемся за пару кварталов до компании, он не перестраивается. Однажды мне надоест, и я объявлю о нашем бурном романе, чего видимо и добивается Савицкий, заполняя собой все свободное время и пространство.

– Привет, Лана! – машет рукой на парковке, оставляя свой черный автомобиль через три от моего.

Я вынуждена подыграть и взмахнуть рукой. Слышу, как до меня доносится смешок. Его забавляет, как я реагирую на эти «знаки внимания», о чем Демьян, конечно же, сообщает позже. Кажется, и ему нравится наше показное противостояние на работе.

В лифт мы входим не одни. Демьян занимает место позади и я готова поклясться – в моем затылке уже дыра от его внимательного взгляда. Не сегодня, так завтра он заставит меня говорить, даже если придется пытать.

Мы расходимся в коридоре. Я направлюсь дальше, слыша, как за ним хлопает дверь. Наконец-то могу вздохнуть и на мгновение зажмуриться. Но тут же подпрыгиваю, когда слышу приветствие от коллег. Черт! Если я не соберусь, то к вечеру заработаю инфаркт.

В кабинет вхожу на деревянных ногах и устало опускаюсь на стул. Смотрю на черный глянцевый монитор и хмурю брови, разглядывая смазанное отражение. Там я прежняя: те же глаза и нос. Те же волосы, собранные в неряшливый пучок, и та же розовая помада. Но что-то неумолимо и незаметно меняется во мне. И я до сих пор не могу понять что именно. Это пугает…

Первая половина рабочего дня проходит относительно буднично. Отчеты, совещания и прочая волокита, от которой меня больше не вставляет, как бы выразилась Ира. Да и сама Ира все реже заглядывает, теперь выполняя распоряжения не только босса, но и Савицкого. Второму по статусу пока не положена секретарша, и мысленно я радуюсь этому. Отчего-то мысли о наличии какой-нибудь как «Леночка из бухгалтерии» рядом с Демьяном напрягают и раздражают. Вероятно, это и есть та самая ревность, столь несвойственная мне.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/viktoriya-lukyanova-24276983/tolko-ya-v-tvoey-golove/?lfrom=174836202) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом