Олеся Рияко "Проклятая в Академии Стражей, или Я случайно, магистр!"

grade 4,6 - Рейтинг книги по мнению 30+ читателей Рунета

Раз – и твой мир больше не твой, а сама ты становишься адепткой Академии могущественных Стражей. Два – и твоя жизнь, больше не принадлежит только тебе. Ведь чужая клятва, данная много лет назад, оставляет на твоей руке брачную метку настоящего дракона, которую не снять ни одному, даже самому сильному магу. Три – и древнее зло уже тянет к тебе из бездны свои жуткие лапы… потому что только наивные попаданки не знают, что если долго вглядываться в бездну, то и она начнет смотреть на тебя… Ой, ля какая, вы поглядите! Да пусть смотрит, если ей так хочется. Главное чтоб знала свое место, ведь перед ней не абы кто, а дочь последнего Стража Врат!

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 30.07.2022

Проклятая в Академии Стражей, или Я случайно, магистр!
Олеся Рияко

Раз – и твой мир больше не твой, а сама ты становишься адепткой Академии могущественных Стражей. Два – и твоя жизнь, больше не принадлежит только тебе. Ведь чужая клятва, данная много лет назад, оставляет на твоей руке брачную метку настоящего дракона, которую не снять ни одному, даже самому сильному магу. Три – и древнее зло уже тянет к тебе из бездны свои жуткие лапы… потому что только наивные попаданки не знают, что если долго вглядываться в бездну, то и она начнет смотреть на тебя… Ой, ля какая, вы поглядите! Да пусть смотрит, если ей так хочется. Главное чтоб знала свое место, ведь перед ней не абы кто, а дочь последнего Стража Врат!

Олеся Рияко

Проклятая в Академии Стражей, или Я случайно, магистр!




Пролог

…он медленно подался вперёд, нависнув надо мной, словно грозовая туча, мгновенно заслонившая собою солнце, и тихо произнёс:

– Проклятье, адептка Итмонт, это вам не какая-то банальная простуда. Тарелка куриного супа и хороший сон тут не помогут. Вас выбрали, как сосуд для абсолютного зла. И только в стенах Академии вы сможете найти спасение от этого тяжёлого бремени.

Не зная куда смотреть, в его удавьи омуты-глаза, на сильные пальцы, ухватившиеся за край стола, словно их владелец из последних сил сдерживался, чтобы не вцепиться ими мне в горло, или на скалящуюся за спиной магистра голову обезьяны, я зажмурилась и на выдохе произнесла:

– Знаете… я наверно всё же пойду. Ну, жила же как-то без этой вашей магии восемнадцать лет. Авось и ещё маленько… протяну…

Но едва я осмелилась подняться с места, как Драйк по-кошачьи ловко оттолкнулся от стола и поймал мою правую руку.

– Что это? – Мужчина бесцеремонно потянул её на себя, словно и не заметив моего сопротивления.

– Не ваше дело! – предприняла я отчаянную попытку вырваться, но тщетно.

Магистр Фарлоу со странной смесью удивления и узнавания взглядом впился в моё запястье, на котором тонкой серебряной линией поблёскивала татуировка.

– Это не моё дело?

Я в очередной раз дёрнула руку и едва не упала от неожиданности, когда он спокойно разжал свои длинные цепкие пальцы.

– Это, просто чтоб ты знала, брачная метка моего рода. А теперь объясни мне, какого чёрта она делает на запястье девушки, с которой я до этого дня даже не был знаком?!

1.1 – Девице Александре Мироновой лично в руки

– Ну, что там?

Мама нетерпеливо прикусила губу, прожигая взглядом белый лист в моих руках, а я быстро пробежалась глазами по строчкам и поспешила смять злосчастную бумажку в хрустящий ком.

– Саша, ты чего…

– Не прошла. – Выпалила я, спрятав бумагу в карман своего безразмерного худи.

Кажется, актриса из меня была так себе. Это горькое разочарование в моем голосе сильно отдавало привкусом папье-маше и дешевых отечественных мелодрам.

Но мама вроде поверила.

Она вообще была у меня очень искренним и доверчивым человеком. И вот уже от этого мне было действительно горько.

– Сашенька, девочка моя…

Нежные, теплые объятия с ароматом любимых духов с ноткой ландыша, позволили мне хоть на мгновение спрятаться от отражения собственного стыда, в маминых глазах. И, что уж там, искренне всхлипнуть, от чего родные руки обхватили меня еще крепче. В моей голове этот момент должен был выглядеть немного иначе. Но, к сожалению, решительности и самообладания во мне оказалось куда меньше, чем я рассчитывала. И ах, если бы слезы можно было втянуть обратно! Жгучая влага сама собой набежавшая на глаза, неожиданным образом стала разъедать мою решимость довести начатое до конца. Так сильно захотелось тут же признаться маме во всем!

Я ведь не такая.

Я за всю жизнь еще ни разу не соврала ей ни о чем серьезном! Что говорить, если даже мелкие тайны, вроде парадоксального исчезновения конфет из серванта, сама всегда раскрывала маме, несмотря на потенциальные убытки для репутации и пятой точки. А тут такое…

– Ну, ничего. – Успокоительно прошептала мама, гладя меня по спине. – Возьмем кредит и пойдешь на платное…

Я тут же отстранилась от нее и, громко хлюпнув носом, сказала свое решительное:

– Нет!

Еще не хватало нам прийти обратно к тому же, от чего мы только что ушли.

Она конечно не виновата, ведь беря эти чертовы кредиты… и кредиты на кредиты! Делала то, что считала единственно правильным. В конце концов, когда до зарплаты еще неделя, а твоему ребенку нечего есть, пойдешь и не на такое. Но, согласитесь, глупо было бы брать кредит на учебу в университете, бюджетным местом в котором, я только что рассчиталась со всеми нашими долгами.

А накопилось их у нас с мамой немало… Но она конечно же не должна была знать, почему завтра Сергей Геннадьевич, ее не в меру ушлый босс, выплатит маме солидную премию. Ее, родимой, ровнехонько должно будет хватить на все наши многострадальные долги.

Осталось только проследить за тем, чтобы мама втихую не сломала систему. Не отнесла все это в универ за мое образование. Представляю, сколько вопросов у нее появится, когда в деканате ей скажут, что Александра Яновна Миронова вполне успешно прошла на бюджет и в финансировании обучения не нуждается.

– Ничего страшного, мам… Ну, подумаешь! – я изо всех сил постаралась натянуть на лицо искреннюю улыбку. – Не получилось в этом, в следующем поступлю. А пока вот… продолжу в магазине подрабатывать. Деньги нам точно не лишние!

– Мое солнышко…

Мама всхлипнула еще громче моего и снова поспешила заключить свою обманщицу-дочь в объятия, заставляя мое сердце разрываться на части от стыда. Но что поделать? В конце концов, она все эти годы стольким жертвовала, растя меня в одиночку. Так неужели я не смогу ради нее всего-то отложить на год свою мечту о высшем экономическом образовании? Все же поступила раз, поступлю и во второй…

– Ну, все. Я на работу. А то мне еще заявление об увольнении забрать нужно.

Я чмокнула маму в щеку и, подобрав сопли, поспешила в прихожую.

– Постой… вот так сразу? – догнала меня она у двери, – Останься. Перебьются там без тебя денек. Хочешь, я сама Сергею Геннадьевичу позвоню и все объясню?

Я усилием воли подавила в себе порыв закатить глаза. Ну, вот уж ей ли не знать, что наш босс-кровосос, даже смерть не готов считать уважительной причиной отсутствия на рабочем месте. Уверена, не станет изменять принципам, даже несмотря на то что я за деньги уступила его сыну свое бюджетное место. Еще бы! Он же такой принципиальный!

“Вы не понимаете, Александра. Для нас, Крокодиловых, это дело принципа! И мой отец и его отец, и даже отец моего деда, хоть и был выходцем из крестьян, учились бесплатно. Разумеется, во многом благодаря своим выдающимся способностям, но… Я просто не могу допустить, чтобы кто-то за моей спиной начал обсуждать то, что мой балбес не смог пробиться на бюджет даже в местный вуз! Поймите, я бы с радостью отправил его платно учиться хоть в столицу, но репутация бесценна. А мне еще Василию дела передавать…”

Что ж… удачи Ваське в учебе и сохранении семейной репутации. А я, так уж и быть, еще годик продукты на полках порасставляю, в магазине его принципиального родителя.

– Не надо, ма. Со мной все нормально. Правда. Давай лучше вечером тортик купим и отметим мой будущий год беззаботной жизни? В конце концов может это и к лучшему. Будет время подумать. Может я на самом деле хочу не биржевыми сводками повелевать, а… – мой взгляд остановился на красивом рожке для обуви, который я привезла из поездки по Золотому кольцу. Ее я выиграла, заняв первое место на областной олимпиаде по математике – во! Деревянные ложки под хохлому расписывать!

Мама тепло улыбнулась мне и, выдернув цветастый рожок из моей руки, легонько шлепнула им по моей же дурной голове.

– Вот именно этого я и боюсь. – Она грустно вздохнула и добавила уже без улыбки, – Запомни милая, никто и ничто не стоит того, чтобы отказываться от своего предназначения. Это может казаться меньшим злом, но по итогу разрушит всю твою жизнь.

Я замерла на миг, всерьез испугавшись, что она каким-то образом раскусила мое безыскусное вранье. Но мама вновь тепло улыбнулась мне, как ни в чем не бывало, а я поспешила сменить тему, заметив еще один продолговатый конверт, выглядывавший из кармана ее халата.

– А это что? Опять счета?

Она удивленно опустила взгляд и весело охнула, достав его на свет.

– Ой, еще утром хотела тебе отдать! Думала вместе посмеемся. Наверно кто-то из твоих девчонок решил подшутить, не иначе. Вот, смотри.

Еще только коснувшись пальцами необычной шершавой бумаги, из которой был сделан конверт, я поняла что что-то здесь не так. Она казалась толще обычной и не была белой, скорее молочной. Но куда больше удивления вызывали изысканный рукописный шрифт, которым был подписан конверт и алая сургучная печать на его обороте.

– …канцелярия Академии Стражей, девице Александре Мироновой лично в руки. – Прочитала я убористый почерк и с недоумением воззрилась на свою игриво прищурившуюся мать.

– Ну, наконец-то дождалась. – Хихикнула она.

– Чего дождалась? – удивленно переспросила я.

– Как чего? Это же оно. Твое письмо из школы магии! Просто сова немного заблудилась.

Я фыркнула и закатила глаза.

– Ма… мне же уже давно не одиннадцать. Я слишком стара для таких приколов. И кстати, тебе не кажется, что шутка вышла так себе, в свете последних событий.

– Ой, – немного сникла она, – я как-то не подумала… Но что же, теперь совсем не шутить? Открывай скорее! Ставлю на то, что это приглашение на тематическую вечеринку. Наверняка Маша с Олей постарались. Давай, тебе сейчас не помешает развеяться!

Я изобразила кислую мину и не глядя ковырнула печать. Да, пожалуй, с моих подруг станется отчебучить что-то такое. Взять хоть мой восемнадцатый день рождения, когда они, конечно же сговорившись с мамой, инсценировали мое похищение.

Два амбала, как потом выяснилось, Машкины двоюродные братья, засунули остолбеневшую от ужаса меня в разваливающуюся четверку. Натянули на голову мешок, и доставили на Олину дачу, в которую, как селёдки в бочку, успели набиться все наши общие друзья. Боже… как я их за это только не убила?!

А все из-за того, что я сказала, что не хочу праздновать! И у меня, между прочим, даже уважительная причина была – парень, который нравился мне все старшие классы, позвал на выпускной мою главную школьную врагиню!

Но ладно, я не в обиде. Если забыть про мое предынфарктное состояние и едва не открытый мной кирпичный завод, наверно это был мой лучший ДэРэ из всех.

– Уведомляем, что Вам надлежит незамедлительно явиться в Академию для прохождения Ритуала Крови. Сожгите письмо. – Прочла я, с самой торжественной интонацией из возможных. – Бред какой. Где? Когда? Куда? Что это за приглашение то такое?

Мама пожала плечами.

– Может, это загадка? Ну… как его… квест? – предположила моя продвинутая родительница, – Потом тебе СМС придет с каким-нибудь ключом от этого шифра и все станет ясно.

Я устало покрутила конверт с письмом в руках и не найдя на них больше никаких тайных знаков, бросила все на старенький трельяж у входа.

– Ладно, ма, я опаздываю. Вернусь вечером – разберусь. – Накинув на плечо куртку, я послала маме воздушный поцелуй, и уже ступив за порог, подмигнула ей, со словами. – Главное не забудь что у нас вечером тортик!

Ах, если б я знала чем все обернется…

1.2

– Саня… Сашу-унчик?

Ах, Господи… да за что же это мне?!

Продолжая игнорировать назойливое коверканье моего замечательного гордого имени, я закатила глаза. И искренне сожалела что с вестибулярным аппаратом у меня все было в полном порядке и этого недостаточно, чтобы мне прямо здесь и сейчас грохнуться в спасительный обморок.

– Сашляндия-я?

Не унимался идиот, скребя мне своими неологизмами по нежному чувству собственного достоинства.

– Чего тебе, Крокодилов? – с ненавистью прорычала я.

Совершенно не бережно втиснув на полку последнюю пачку с прополисом.”двадцатипятипроцентным оптима”, я обернулась к нему, изо всех сил пытаясь уничтожить старшего менеджера взглядом.

Рыжее щербатое чудовище улыбнулось мне своей самой невинной улыбкой и, нарочито тряхнув перед самым моим носом тонким запястьем с дорогущими часами, сладко проворковало:

– Ну, ты чего такая вредная сегодня, Миронова? Я может быть к тебе от всей души и с хорошими новостями, а ты…

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом