Кристи Кострова "Скверная жена"

grade 4,5 - Рейтинг книги по мнению 20+ читателей Рунета

Моя участь незаконнорожденной принцессы светлой империи была не так уж плоха. Меня даже замуж не выдали, потому что боги не одарили магией. Но все изменилось, когда в замок явился наследник темной империи. Из всех сестер он почему-то выбрал меня. И теперь мне предстоит разгадать тайны чужой страны, неожиданно проснувшегося дара и собственного сердца, которое решило, что этот наглец – тот, кто мне нужен.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Издательство АСТ

person Автор :

workspaces ISBN :978-5-17-149945-7

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 19.09.2022


Едва я оказалась в своей комнате, как раздался стук. Вздохнув, я покачала головой и открыла дверь – на пороге обнаружились близняшки. Они ввалились в спальню и тут же оккупировали постель и столик с зеркалом. Невысокие и худенькие, они каким-то образом умудрялись заполнять собой все пространство.

– Тебе повезло, что родители не обратили внимания на твой внешний вид, – улыбнулась Кара и перекинула ярко-рыжую косу за спину. – Снова уходила из замка?

В голосе сестренки прозвучали завистливые нотки. За младшими принцессами тщательно присматривали, в то время как я была предоставлена сама себе. Когда артефакты подтвердили, что мое тело не способно пропускать сквозь себя потоки энергии, император окончательно потерял ко мне интерес. Теперь ко мне несколько раз в неделю приходили учителя, но на этом все.

– Да, наведалась в рощу, – призналась я.

Тина, явно подражая матери, поджала губы и покачала головой:

– Не понимаю, почему тебя так тянет в лес? Ты ведь можешь выехать в город!

Я пожала плечами. Знать бы самой. Столица, со всем ее великолепием белокаменных зданий и разноцветных крыш, меня не интересовала. Лишь в лесу я чувствовала себя свободной. Просто Мартой, а не неудавшейся принцессой, которую терпят в замке только потому, что она полезна. Лишнюю дочь можно всучить мятежному лэю или отличившемуся приближенному.

Впрочем, близняшки привыкли к моим отлучкам и быстро переключились на более интересную тему.

– Не повезло Николь, – вздохнула Тина. – Отец даже велел приставить к ее покоям охрану – боится, что она сбежит в Кариль.

– Это вряд ли, – усомнилась я. – Сестру воспитывали наследницей, и она не отступится. Но кто бы мог подумать, что лэй Патрик скончается!

Горькое сожаление сдавило грудь. Я отлично помнила его. Рыжеволосый здоровяк, приходившийся мне троюродным дядей, всегда приносил сладости и норовил рассмешить меня. Он протянул в Хейдорине всего пять лет, а ведь был сильным магом.

– Как думаешь, каким окажется темный? – задумчиво спросила Кара. Ее глаза подернулись мечтательной дымкой. Сестренка всегда была излишне романтичной. – Может, он и есть ее настоящая любовь?

Тина прыснула со смеху:

– Ну ты скажешь тоже! Говорят, у темных есть рога и даже хвост. Полагаешь, наша Николь полюбит такого мужчину? Да Рэй симпатичнее ее самой!

Невольно я улыбнулась. Николь была красавицей, но ее жених и впрямь обладал слишком миловидной внешностью. Высокий, но тонкий, с золотыми кудрями и голубыми глазами, опушенными длинными ресницами. Близняшки постоянно подтрунивали над сестрой.

– Не говори глупостей, – отмахнулась я. – Хейдоринцы такие же люди, как и мы. Меня-то выставили с уроков по магии, но ты должна знать, что их называют темными только за способ использования дара. Когда маг пропускает сквозь себя поток энергии, он должен применить закрепитель. Иначе заклинание не сплести: формула просто не сработает. Хейдоринцы используют кровь, в то время как светлые – артефакты.

Кара разом поскучнела – магическая наука давалась ей с трудом. Пока она освоила лишь простейшие заклинания, не требующие многоступенчатых формул. Тина, в отличие от нее, на уроках не витала в облаках и потому добавила:

– Хвостов нет, зато темные обладают отвратительными характерами. Они жестокие и злопамятные. Наверное, магия накладывает отпечаток на личность. Поговаривают, что тридцать лет назад хейдоринец, сочетавшийся священным браком со светлой принцессой, запер ее в башне. Представляешь? На все пятнадцать лет, что она протянула в столице темных.

Мы замолчали, а у меня по коже пробежал мороз. Подобные страшные истории обычно обсуждали на кухне, где я частенько торчала. Однако мне казалось, что в них немало выдумки.

– Ладно, хватит болтать! – Я растянула губы в уверенной улыбке. – Николь сильная, вот увидите, она всех темных научит ходить по струнке!

Близняшки рассмеялись, кажется поверив моим словам. Они тут же переключились на обсуждение нарядов, которые собирались надеть на бал, а я все еще не могла избавиться от дурных мыслей. А если все, что болтают о темных, правда?

– Марта, ты уже решила, что наденешь? – вдруг нахмурилась Кара. Она знала, что в моем гардеробе не водилось по-настоящему роскошных нарядов. Мачеха, заведовавшая швеями, позаботилась об этом.

– Не беспокойся, – отмахнулась я. – Меня вполне устраивают мои платья. Ближе к вечеру я сама сделаю прическу.

Вообще-то у меня была горничная Джин, но она шпионила для мачехи, потому я старалась как можно реже пользоваться ее услугами. Кара открыла рот, чтобы что-то добавить, как вдруг раздался звучный удар колокола. Следом еще один, а после полилась стройная мелодия, извещающая о прибытии гостей.

Переглянувшись с сестрами, мы бросились в коридор, к окну, выходящему на подъездную аллею. В ворота въехала угольно-черная карета, запряженная тройкой вороных лошадей. Ее сопровождал отряд охраны – все сплошь в темных одеждах. Один из всадников спешился и вдруг посмотрел наверх. Я отчетливо разглядела раздражение в глазах мужчины и буквально отпрыгнула от окна. Сердце пустилось вскачь, а ладонь сама взлетела к горлу. Что со мной? Виной всему страшилки сестер!

Покачав головой, я вновь подошла к окну – и вовремя: из кареты вышел, по-видимому, сам жених – все еще мощный, но уже слегка обрюзгший мужчина лет пятидесяти. Точнее, на вид ему было пятьдесят, а сколько на самом деле – одним Незримым ведомо.

– Не повезло Николь, – вздохнула Тина.

Сложно было не согласиться. И дело даже не в возрасте и внешней непривлекательности хейдоринца. Его резкие движения и мрачное выражение лица намекали на то, что он человек, привыкший приказывать. И вряд ли он станет потакать капризам Николь.

Едва мы, все еще ошарашенные увиденным, вернулись в мои комнаты, как в спальню ворвалась мачеха. Она строго посмотрела на смутившихся близняшек и покачала головой:

– Так и знала, что найду вас здесь! Немедленно отправляйтесь к себе – вас будут ждать горничные. Хейдоринцы отказались от отдыха и попросили начать бал пораньше. Наверное, хотят удостовериться, что мы не нарушили закон и не выдали Николь замуж.

Сестер будто ветром сдуло, а я с досадой посмотрела им вслед. Императрица же не торопилась уходить: она обошла вокруг меня, задержав взгляд на лице, и удовлетворенно кивнула. Интуиция кричала, что надо последовать примеру близняшек, но вдруг леди Эмма мертвой хваткой вцепилась в меня и практически усадила на стул. Дверь открылась, впуская пару горничных.

Меня осенило: да она хочет принарядить меня, чтобы отвлечь внимание от Николь. Догадку подтвердили и горничные: они разложили на постели наряды, больше подходящие фавориткам отца, чем незамужней принцессе!

– Что вы делаете? – Я сжала кулаки. – Темный маг все равно не выберет пустышку!

– Это мы еще посмотрим, – усмехнулась мачеха. – Ты весьма хороша собой, а мужчины падки на красоту и молодость.

Кивком императрица велела горничной приступать. Внутри вскипела злость, и я вскочила, не позволив коснуться себя:

– Я не согласна!

– Разве я спрашивала твоего мнения?

Императрица улыбнулась одними уголками губ и щелкнула пальцами: в то же мгновение меня буквально пригвоздило к месту. Я дернулась раз-другой, но пересилить магию не выходило. Виски закололо, а во рту появился привкус крови. В конце концов я стиснула зубы и замерла. Что толку тратить силы на бессмысленную борьбу? Но это не значит, что я сдалась.

– Так-то лучше! – кивнула мачеха. – Начинайте.

* * *

Мачеха едва не втолкнула меня в тронный зал, и я пошатнулась на высоких каблуках. Чудом удалось удержать равновесие и не врезаться в проходящего мимо лэя. Он, явно не ожидавший увидеть меня в таком платье, вытаращил глаза и столкнулся с разносящим напитки лакеем.

– Не сутулься. И улыбайся, Марта!

Я послушно растянула губы в улыбке, больше напоминавшей оскал, и леди Эмма, поморщившись, наконец оставила меня в покое. Я отошла к стене, спиной чувствуя недовольный взгляд мачехи. Нет, а чего она ожидала? Что я начну прохаживаться по залу, чтобы отвлечь внимание от ее ненаглядной дочурки? Хватит того, что она вырядила меня в платье с глубоким декольте, а горничная убрала волосы наверх, чтобы привлечь внимание к шее. Корсет приподнимал грудь, а подол из тонкой ткани при каждом шаге закручивался вокруг ног, не оставляя места воображению. Да я чувствовала себя практически обнаженной!

Переведя дыхание, я дождалась, пока императрица отвернется, и быстро вытащила шпильки из прически. Темно-рыжие, отливающие медью пряди упали на грудь, а я облегченно выдохнула. Неубранные волосы на столь важном приеме – вопиющее нарушение этикета, но мне было все равно.

Заметив мою выходку, леди Эмма прожгла меня ненавидящим взглядом, а я слегка пожала плечами и смешалась с толпой. Вряд ли она будет выуживать меня среди придворных или бегать вокруг мраморных колонн.

Споткнувшись, я едва не упала, но кто-то придержал меня за локоть. Я подняла взгляд и расслабилась: передо мной стоял Джейсон – мой единственный друг, не считая близняшек. Его отец служил советником императора, и он практически вырос в замке.

– Ты куда так бежишь? – улыбнулся он.

– Не куда, а откуда! – Буркнув, я выпрямилась и осеклась. Джейсон не отводил горящего взгляда от моего декольте, а его хватка на руке стала крепче. Я кашлянула и выразительно вскинула бровь.

– Прости, – смутился парень. – Ты такая красивая… Нет, ты всегда красивая, но сегодня…

Замявшись, он залился краской и замолчал. Похоже, в чем-то мачеха и впрямь права, – мужчины любят глазами. Когда мы с Джейсоном вместе изучали рощу, его больше интересовало, захватила ли я веревку! А теперь он, кажется, забыл, как дышать.

Я отмахнулась и деловито спросила:

– Хейдоринцев еще нет? А моих сестер видел?

В зале уже играла музыка и пары кружились в центре. Если бы не встревоженные лица и скованные движения присутствующих, можно было бы подумать, что сегодня очередной праздник, из тех, что любит устраивать императрица. Но в воздухе чувствовалось напряжение, даже слуги нервничали – уже два лакея уронили подносы.

– Кажется, нет, – ответил друг. – А вот одного из темных я видел – он о чем-то беседовал с его величеством. Впрочем, их легко узнать по темным костюмам и смуглым лицам.

Понятно, мачеха отправила меня сюда первой, чтобы я как следует помозолила гостям глаза. Скорее всего, следующими выйдут близняшки – они еще малы для замужества, а значит в безопасности. Между светлыми и темными действует негласное соглашение: не обрекать на священный союз младших – в силу возраста чад убьет их еще быстрее. А последней выйдет Николь. Но к чему эти игры? Можно подумать, темный будет выбирать жену, руководствуясь чувствами, а не расчетом.

Внезапно толпа заволновалась: впереди показался тот самый хейдоринец из кареты. Рядом с ним шел и охранник – тот, что смотрел на меня со двора. Остальные темные рассредоточились по залу, но не спускали глаз со своих господ.

«Жених» выглядел довольно мрачным. Я воспользовалась возможностью рассмотреть его внимательнее и мысленно согласилась с сестрой: Николь не повезло. Его лицо было изборождено морщинами, под карими глазами залегли тени, а нос явно ломали пару раз. Его нельзя было назвать красавцем даже лет тридцать назад. Маг подхватил бокал с вином у проходившего мимо лакея и осушил в три глотка. Интересно, его раздосадовал разговор с отцом или он не очень хотел жениться?

– А так и не скажешь, что он темный! – разочарованно протянул Джейсон. – Даже смуглая кожа не очень-то смуглая.

– Пожалуй… – начала я и тут же замолчала. Пользуясь тем, что толпа вокруг рассосалась, ко мне приближалась мачеха. – Ой, мне пора!

Джейсон хотел меня остановить, но я поспешно метнулась в сторону, врезаясь в придворных. Хорошо, что сегодня тронный зал набит людьми, желающими поглазеть на хейдоринцев.

Лишь оказавшись в десятке ярдов от мачехи, я перевела дух. Незримые, чуть не попалась! Быстро осмотревшись, я направилась к выходу. Сейчас такая суета, что никто и не заметит моего исчезновения… Однако едва я добралась до дверей, как дорогу перегородил стражник. Я попыталась протиснуться мимо, но он вновь шагнул вперед.

– Лэя Марта, вам запрещено покидать зал. Приказ императрицы.

Жаль, но этот вариант мачеха предусмотрела. Я поморщилась, с трудом удерживаясь от ругательств, что рвались с языка. Нет, это просто невозможно! Как же мне надоело чувствовать себя марионеткой в чужих руках.

Взглянув на непроницаемое лицо стражника, я вздохнула и вернулась в зал. Среди танцующих увидела близняшек, одетых в скромные, подчеркнуто детские платья. Кара сочувственно улыбнулась мне и слегка пожала плечами, будто извиняясь за мать.

Я попыталась найти Джейсона, но друг будто испарился. Зато ко мне потянулся поток придворных, желавших пригласить на танец. И наверняка половина из них подослана императрицей.

– А вы не любительница танцев, верно? – вдруг раздалось позади.

Я вздрогнула и обернулась: низкий, с хрипотцой голос принадлежал хейдоринцу – охраннику, сопровождавшему жениха. Мужчина, прислонившись к стене, с интересом смотрел на меня поверх бокала с вином. От одного его взгляда меня пробрала дрожь. Кажется, теперь я понимала, о чем говорили близняшки. Пусть у темного не было рогов, зато от него буквально веяло угрозой. На мгновение захотелось ссутулиться или вовсе исчезнуть, чтобы не мешать магу, но я упрямо вздернула подбородок и уставилась на него, не упуская ни единой детали.

На вид хейдоринцу около тридцати. У него было смуглое хищное лицо с выразительными скулами и мужественным подбородком. Одет он был в простой темный камзол и узкие брюки, заправленные в кожаные сапоги. Черные, слегка растрепанные волосы падали на плечи, а в ореховых глазах светилась насмешка.

– Не в этом платье, – слетело с губ.

– А что с ним не так? – поднял бровь темный, и от его пристального интереса снова стало не по себе. Я кожей ощущала витавшее в воздухе напряжение. – Ну, кроме того факта, что оно норовит сползти.

– О, вы просто не носили подобные наряды. После примерки ваше мнение кардинально изменилось бы!

Едва договорив, я осеклась и похолодела. Я что, произнесла это вслух? И кому? Одному из темных! Да мы ведь ничего не знаем о соседях, наши страны разделяет магическая Завеса. А если он сочтет это оскорблением? Однако хейдоринец вдруг улыбнулся и подался навстречу:

– Вынужден согласиться. Как вас зовут?

– Лэя Марта, – с заминкой отозвалась я.

– А я лэй Шайен.

Шайен… Я мысленно повторила имя, словно пробуя на вкус. Оно ему подходило. Подняв голову, я встретилась взглядом с хейдоринцем, и сердце подскочило к горлу. Да что на меня нашло? Никогда не была впечатлительной. Если только… Меня осенило: да он же использует дар! Прощупывает меня магией прямо на балу, на глазах у всех. Я не видела потоков энергии, не могла рассмотреть структуру заклинания, но покалывание в области солнечного сплетения доказывало, что я права.

Я уже хотела возмутиться, как внезапно заметила среди толпы Николь. Она была одета в целомудренное голубое платье, а ее обычно ярко-рыжие волосы превратились в блеклые каштановые. Бархатная кожа лица, которой так гордилась сестра, покрылась мелкими пятнами, да и фигура как будто изменилась. Придворные провожали наследницу удивленными взглядами, но не смели задавать вопросы.

Я скрипнула зубами, а кулаки сами собой сжались. Нет, это уже слишком!

– Прошу меня простить, – буркнула я хейдоринцу и отошла.

Если прежде я была уверена, что мое преображение – инициатива мачехи, то, увидев Николь, поняла, что без разрешения императора она не позволила бы сотворить подобное. А как же «встретим с достоинством»? Или достоинство ничего не значит, если можно любимую дочь обменять на нелюбимую?

Грудь сдавило от обиды, а глаза защипало от подступающих слез. Я отказываюсь участвовать в этом балагане! В конце концов, сколько можно? Меня достаточно видели в зале, пора и честь знать. Отыскав взглядом отца, я направилась прямиком к нему.

Глава 3

Шайен

Светлые нервничали. Император Леннард натянул на лицо натужную улыбку, а его жена так и не смогла притвориться радушной. В ее глазах светилась настоящая ненависть. Если бы не кара Незримых, нас бы и на порог замка не пустили! В Ристане темных считали чудовищами, особо впечатлительные придворные, завидев нас, даже чертили охраняющий знак.

Уоррен злился, а меня этот факт только радовал. Чем сильнее они нас боятся, тем спокойнее мы будем жить. А императорская дочка – еще один рычаг влияния. Жаль, что прошлый священный союз распался… Не думал, что именно мне придется жениться на светлой… Еще несколько лет – и подрос бы племянник, а я был бы свободен в своем выборе.

Когда лэй Патрик погиб, я как раз пропадал на границах – укреплял магическую Завесу под присмотром Уоррена. В основном старый маг сыпал проклятиями, но пару дельных советов все же дал. И плевать ему было на то, что я наследник. Хирам послал магического вестника, в котором сообщил, что теперь мой долг – жениться на дочери императора. Других кровных родственников подходящего возраста у брата не имелось, так что пришлось смириться с неизбежным. Впрочем, я все еще злился. Светлые – заносчивые гордецы. Не о такой жене я мечтал!

– Посмотри на наследницу, – хмыкнул Уоррен и указал взглядом на невзрачную девицу, одетую в такое же скромное платье. – Они держат нас за идиотов? Мы ведь знаем, что она красива, у нас есть портреты. Кого они пытаются одурачить?!

Я посмотрел на лэю Николь и усмехнулся. Вид у нее был под стать облику – такой же кислый. Глупый, очень глупый ход. Даже придворные с недоумением посматривали на принцессу и перешептывались. Зато это отлично демонстрировало степень отчаяния императорской четы и доказывало правоту брата – мне следует выбрать именно наследницу. Родители ее любят, а значит, пойдут на уступки. Например, снизят торговые пошлины.

– Зато незаконнорожденную принцессу вырядили будто… куртизанку! – нахмурился Уоррен. – Кстати, о чем ты с ней говорил?

– Да так, ни о чем. – Я пожал плечами, проигнорировав возмущенное фырканье мага.

Найдя взглядом Марту, я прищурился. Несмотря на то, что наш разговор занял не более пяти минут, она заинтриговала меня. Принцесса что-то яростно высказывала отцу, которого, впрочем, бокал с вином интересовал больше, чем дочь. Когда девушка закончила гневную тираду, он просто отмахнулся от нее и направился к одному из советников. Она дернулась, будто от удара, но взяла себя в руки: выпрямилась и стиснула побелевшие губы. Готов поспорить, ее разозлило неожиданное преображение старшей сестры. Если верить данным Хирама, семья Марту не жаловала. Похоже, это еще мягко сказано!

Забыв про Уоррена, я продолжил наблюдать за девчонкой. Она была красива и порывиста. Быстро двигалась, оступаясь на каблуках. Забывала держать лицо, и все окружающие могли насладиться всей гаммой ее эмоций. Распущенные волосы цвета меди переливались в сиянии свечей, а серые глаза метали молнии.

К Марте приблизился молодой мужчина, а она улыбнулась ему и послушно взялась за его локоть. Тот покраснел и сконфуженно пробормотал что-то, не отводя взгляда от ее декольте. Похоже, мальчик ошарашен прелестями принцессы. Вот только вряд ли она видела в нем мужчину.

– Ну что? – прервал меня Уоррен. – Не пора ли сделать выбор да отправиться отдыхать? Все-таки мы преодолели половину континента!

Я развернулся к магу и нахмурился:

– По земле мы путешествовали пару дней, потому что светлые не дали воспользоваться своими порталами в Ристане – пытались выиграть время. Да и ты путешествовал в карете.

Я внимательно всмотрелся в лицо Уоррена. На вид ему было около пятидесяти, тогда как настоящий возраст приближался к ста годам. Он был придворным магом еще во времена правления отца, и я привык считать его вечным.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом