Ольга Коротаева "Докопаться до Тёмного, или Архиомагия в действии"

grade 4,8 - Рейтинг книги по мнению 180+ читателей Рунета

Найти волшебную лампу? Отыскать ковёр-самолёт? Добраться до рога изобилия? Я изучаю историю развития магии с лопатой в руке и неуёмной жаждой к полевой архиомагии! Но куратор попаданок считает мою работу бессмысленной и подаёт прошение о моём принудительном возврате. А ведь я только-только нашла своё место в мире чудес и не хочу обратно. Кабинетный червь! Мне нужно убедить суд, что архимагия – это полезная наука. Как? Я докажу магу, что даже в прошлом его рода немало интересного… Уж кто-кто, а я сумею докопаться до Тёмного!

date_range Год издания :

foundation Издательство :Ольга Коротаева

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 19.09.2022

Докопаться до Тёмного, или Архиомагия в действии
Ольга Коротаева

Найти волшебную лампу? Отыскать ковёр-самолёт? Добраться до рога изобилия? Я изучаю историю развития магии с лопатой в руке и неуёмной жаждой к полевой архиомагии!

Но куратор попаданок считает мою работу бессмысленной и подаёт прошение о моём принудительном возврате. А ведь я только-только нашла своё место в мире чудес и не хочу обратно.

Кабинетный червь!

Мне нужно убедить суд, что архимагия – это полезная наука. Как? Я докажу магу, что даже в прошлом его рода немало интересного…

Уж кто-кто, а я сумею докопаться до Тёмного!




Ольга Коротаева

Докопаться до Тёмного, или Архиомагия в действии

Глава 1. Василина

– Василина!

В мою палатку ворвалась Лерка и, наступив на чайник, – благо пустой! – загремела в ящик… Тоже пока пустой. А иначе я бы похоронила в нём мою криворукую (и кривоногую) помощницу, ведь тот был приготовлен для транспортировки нашей важной находки, которую я решила переносить с утра, при дневном свете. Чтобы не утратить ни единой ценной крупинки обретённого достояния!

– Васька, там тако-о-ое! – глухо донеслось из ящика.

Я вздохнула и с трудом поднялась. Сказывались бессонные ночи и напряжённая работа нескольких дней. Местная администрация выделила всего неделю, чтобы мы свернули исследования, поэтому я постаралась докопаться до всего, до чего смогла, в кратчайшие сроки. Увы, приходилось подчиняться, потому что выяснить причину внезапной отмены выданного нам разрешения было возможно лишь на уровне руководства.

– Полиция нагрянула? – зевнув, предположила я. – Так пошли их Нилом. У нас документ, где чётко указано освободить место раскопок до двенадцати часов дня. Ещё… – Я глянула на часы, попутно отметив, что поспать удалось час пятьдесят минут (на десять минут меньше, чем вчера). – …Шесть часов и сорок две минуты.

– Не полиция. – Вылезая из ящика, помощница отряхнула с себя солому. – Это… Это… Ты сама должна увидеть!

– Ясно, – быстро одеваясь, буркнула я и обречённо вздохнула. – Показывай…

Я догадывалась, что она желает мне продемонстрировать, и была давно готова к этому.

Надо быстро с этим покончить, а потом поднимать всех остальных и переносить удивительный предмет непонятного предназначения. Я изучала необычные знаки, которые невозможно было отнести ни к одной письменности на Земле, пока не заслезились глаза. Но так и не нашла ни единого сходства с тем, что когда-либо видела.

Надежда была на коллег, которым я разослала снимки. Пока ведущей версией была одна (за исключением бреда об инопланетянах), и она практически окрыляла. Если я на верном пути, то неудивительно, почему нас отсюда «попросили». Никому не захочется уступать другой стране факт открытия новой, неизведанной до этого, цивилизации.

А на этом предмете всё указывало на уникальность, начиная от состава материала, поставившего в тупик моих людей, и заканчивая предназначением странной штуки. У меня тряслись руки и замирало сердце каждый раз, стоило только подумать о ней. Так хотелось изучить её и открыть миру невероятную весть…

Лера жестом фокусника отдёрнула порог палатки, в которой жили две практикантки, и я, нагнувшись, прошла внутрь. Остановившись, скрестила руки на груди и дёрнула уголком рта.

– Так-так-так…

Одна из девушек вздрогнула и, глянув на меня, сдавленно пискнула, словно застуканная за поеданием сыра мышь. Не отрывая от меня затравленного взгляда (будто я огромный ловчий кот), она подёргала за плечо спящего рядом мужчину.

– Сав… Ой, то есть Савелий Михайлович! Здесь Василина Даниловна…

Таким же тоном можно было сказать «здесь гремучая змея» или «здесь голодный крокодил». Я лишь молча хмыкнула, ожидая, когда поднимет голову моё главное сокровище – мой драгоценный жених.

– Зайка, не ори, – нежно проворчал тот. – Васька с утра до утра облизывает свои обожаемые древности. Ей не до нас. Хоть в её палатке этим займёмся – и не заметит! Спи, осталось не больше часа отдохнуть, потом эта мегера всех на уши поднимет…

– Не угадал, любимый, – ровно ответила я, и Савелий подскочил как укушенный. Прижал к груди одеяло, оголив взвизгнувших от страха девчат, и вытаращил свои глазищи небесно-голубого цвета. – Подъём прямо сейчас. Практикантки немедленно отправляются за Лерой, чтобы подготовить к перевозке нашу находку. А с тобой, милый, мне нужно переброситься парой слов наедине.

Савелий побелел как мел и, хватая ртом воздух, с ужасом посмотрел на археологическую лопатку, которой я многозначительно похлопывала себя по бедру.

Девчонки оделись со скоростью солдат-контрактников и вылетели из палатки самонаводящимися ракетами. Лера, отступая спиной к выходу и глядя на моего жениха, выразительно провела себя ладонью по шее и, высунув язык, на миг прикрыла глаза. Когда помощница исчезла из виду, я приподняла бровь.

– Ну?

– Сама виновата! – пискнул Савелий и, пытаясь скрыть панику, начал быстро одеваться. – Ты всё время возишься со старыми горшками, а я один… Да я не помню, когда мы в последний раз вместе спали! Тебе больше нравится проводить время со скелетами, чем с собственным женихом. Даже со мной ты говоришь лишь о костях и черепках… А я нормальный мужчина! Меня это не заводит.

Он говорил и говорил, а я терпеливо ждала. И пусть больше всего на свете мне хотелось сейчас быть там, в подземелье, где мы и обнаружили странный предмет, оставалась на месте. Нужно было использовать каждую утекающую минуту по максимуму, но я слушала человека, за которого собиралась замуж.

И своё сердце…

– Хорошо, – вывалив на меня кучу претензий от невозможности моего поведения до отказа от косметики, сдался Савелий. – Простишь меня на первый раз?

Я холодно усмехнулась.

– Забавно. То же ты сказал, когда я застала тебя с Машей… Моя бывшая подруга, помнишь?

– Нет, это…

– Мне было очень больно тогда, – перебила я.

– По тебе этого было не сказать, – недовольно поморщился он. – Всегда спокойна и холодна. Лишь на свои чёртовы черепки смотришь так, будто это сокровища. На меня даже так не глядела. А ведь я твой жених!

– Не в моих правилах устраивать истерики, – выслушав его, деловито напомнила я. – В тот раз я поверила тебе и простила. Но через пару месяцев ты задержался в библиотеке, а после тебе названивали по поводу просроченной сдачи книг. Приятный женский голос.

– Я же говорил, что потерял те книги. – Краснея, Савелий отвёл взгляд. – А от компенсации библиотекарша отказалась.

– Звонки были ночью, на твой телефон, – ледяным тоном добавила я. – Ты крепко спал, и я отвечала. Не с первого раза, конечно. С десятого сдавалась. Кстати, библиотекарь была забита в контакты как учительница. Ты даже солгать толком не можешь.

– Ты рылась в моём телефоне? – разозлился он. – Не доверяла мне?

– Мне было неприятно слышать те звонки, – не поддаваясь на провокации, продолжала я. Он и сам понимал, что при звонке на экране высвечивается контакт, а ответить может любой. Зачем объяснять очевидное? – Но уже не так больно, как с Машей. А сегодня… – Я выдержала паузу, снова прислушиваясь к себе, и объявила: – Мне всё равно.

Он насторожился.

– Что ты хочешь сказать?

Я иронично посмотрела на мужчину и покачала головой.

– Ты придурок, Сав, но не дурак.

– Ты не посмеешь разорвать помолвку, – тут же переменил он тон. Надвинулся на меня. – Я… я всё буду отрицать. Отец мечтает о нашей свадьбе!

– Он лишит тебя наследства, если не женишься на дочери его друга, – ледяным тоном констатировала я и прищурилась. – Как думаешь, Лера достаточно сообразительна?

– Ты о чём? – снова струхнул он.

– Первое правило археолога забыл? – выгнула я бровь и напомнила: – Нашёл нечто интересное – сфотографируй…

– Где она? – подорвался он с места. – Я уничтожу её телефон!

– …И отправь в облако, – закончила я, глядя ему вслед.

А потом не выдержала и побежала сама. Но не за женихом, а за истинной мечтой. Я не просто так потратила эти несколько драгоценных минут. Слушая своё сердце, я наконец осознала, что в нём давно нет этого человека. Лишь горький дым сожалений и неприятный осадок предательства. Поэтому не стоит тратить и секунды времени, которое я могу посвятить любимому делу.

В лагере становилось шумно: веселье, которое обеспечил Савелий и его любовные похождения, подняло народу настроение. И это было плюсом в ситуации всеобщей усталости, спешки и уныния… Никому не хотелось бросать исследование на полдороге.

Я торопливо спустилась в пещеру и похлопала по плечу приземистого мужчину преклонных лет.

– Благодарю вас, Дмитрий Никитич. Представить страшно, что было бы, не заступись вы за проект.

– Пустяки, Василина, – отмахнулся человек, по простой одежде которого никогда не догадаешься, что перед тобой – один из самых обеспеченных людей планеты и страстный коллекционер. – Это и в моих интересах. Но поторопись, вертолёт прибудет через три часа, плюс час уйдёт на погрузку. Лучше увезти находку раньше того, как нас ткнут носом в приказ оставить на месте раскопок всё, включая наше оборудование.

– Думаете, дойдёт до этого? – недоверчиво ахнула я.

– Я повидал на своём веку и не такое, – мрачно хмыкнул он. – Такие бумаги обычно привозят люди с оружием. Это называется внешним конфликтом. Поэтому я нанял частника и…

– Василина! – раздался крик моей помощницы, а через секунду показалась она сама. Волосы развевались, щёки красные, в руке телефон. – Помогите! Он гонится за мной!

– Дай сюда! – рыча раненым зверем, вбежал Савелий.

Эти двое принялись бегать вокруг нас и заграждения, которое установили, чтобы защитить нашу необычную находку. Люди вокруг побросали работу и с улюлюканьем следили за представлением.

– Что происходит? – поправив сползающие очки, уточнил Дмитрий Никитич.

– Внутренний конфликт, – саркастично пояснила я и махнула одному из своих людей: – Ген, снимайте ограждение и грузите находку в ящик, который сейчас принесут из моей палатки. Веня, аккуратно собери всё, что будет отваливаться, в пакетики… Варварство, конечно, но иного выхода у нас нет. Будем надеяться, что мне удастся собрать всё это в лаборатории…

– Стой, грязная папарацци! – выбегая из-за ограждения, прокричал Савелий. – Или я тебя засужу за то, что суёшь свой нос в чужую жизнь!

– Совать что-то своё в чужое – это по твоей части, – ловко увернулась моя энергичная помощница и выставила перед собой Веню как живой щит. – На месте Васьки я бы тебе это своё сделала чужим! На месте! Археологической лопаткой.

– Лер, я вообще-то работаю, – вырвался мужчина, и девушке снова пришлось бежать от моего неугомонного жениха.

– Савелий, прекрати этот цирк, – устало попросила я.

– Хм, кажется, я уловил суть конфликта, – усмехнулся в усы Дмитрий Никитич и, подгадав момент, когда рядом пробегал изменник, одним чётким коротким ударом по загривку отправил того в нокаут.

Савелий, закатив глаза, плашмя свалился в пыль.

– Вы и это умеете? – удивилась я.

– Я повидал немало, как уже говорил, – хитро улыбнулся он и постучал по часам. – Время, Василина.

– Да, я уже…

Но договорить не успела, так как из-за большого заграждения, занимающего полпещеры, выбежала Лера, не подозревающая, что погони больше нет. Оглянувшись, она запнулась за Савелия и щучкой нырнула прямиком в объятия коллекционера. Тот не устоял на ногах, и оба повалились на кучу тряпья для оборачивания находок.

– Сногсшибательная красотка! – сдавленно просипел Дмитрий Никитич. – Но я слишком стар, деточка, для столь страстных отношений. Впрочем, мне всё равно приятно…

– Мой телефон! – вскрикнула девушка и, скатившись с мужчины, бросилась к одной из стен, куда отлетел бесценный для каждого археолога атрибут. – Там же вся моя жизнь! Я не переживу, если будет потеряно хоть одно фото…

– Не говори, что у тебя забито всё «облако», – поднимая часть развалившегося аппарата, проворчала я.

– Где же карта памяти? – собирая куски смартфона, едва не плакала помощница. – Вась, помоги найти!

– Ребята, ящик принесли. Ускоряемся! – заметив у входа в пещеру носильщиков, крикнула я Гене и его команде, а сама подошла к стене. – Так, сотовый отлетел сюда, а разбился здесь. Смотри траекторию полёта, примерный угол отражения… Хм.

Лера шарила в пыли, Дмитрий Никитич, охая и держась за поясницу, осторожно поднимался на ноги, а я чертила в воздухе воображаемую линию. Когда её конец пришёлся на углубление в стене, радостно щёлкнула пальцами.

– Вот ты куда улетела!

Сунула руку в щель, и меня тряхнуло так, будто я схватилась за оголённый кабель под напряжением. Перед глазами полыхнуло, и пропали звуки.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом