Ева Финова "Эон Арс"

В 2234 году, когда у тебя одна лишь цель – выжить на этой проклятой планете, о лицензии и не мечтается. А тут еще и встреча с эдаким Капитаном Галактика, спасшим меня от удушья. И вот как он поступит? Объявит меня своей должницей и заставит отработать прям тут? Или же затребует еще что-то? Неизвестно. Поэтому лучше сбежать, желательно на другую планету.

date_range Год издания :

foundation Издательство :ЛитРес: Самиздат

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 20.07.2020

Эон Арс
Ева Финова

В 2234 году, когда у тебя одна лишь цель – выжить на этой проклятой планете, о лицензии и не мечтается. А тут еще и встреча с эдаким Капитаном Галактика, спасшим меня от удушья. И вот как он поступит? Объявит меня своей должницей и заставит отработать прям тут? Или же затребует еще что-то? Неизвестно. Поэтому лучше сбежать, желательно на другую планету.

Пролог

Планета Эонар. Юнит-3042572




Каменный Эонар – смертельно опасная токсичная планета, разведанная всего лишь десять лет назад, – стала домом для многих из нас не так давно.

Обилие ее ископаемых ресурсов покрывало все недостатки с лихвой. И именно потому здесь обреталась большая часть рабочего населения Объединенного Консорциума Земли, сокращенно ОКЗ, добровольно-принудительно. Так или иначе, сюда ссылали весь не лицензированный сброд, зарабатывать. Точнее – вкалывать до седьмого пота, или и вовсе – пока не задохнешься в одночасье.

А дело ведь в чем. Жизненно важные показатели этой, одной из четырех планет, утвержденных великой космической экспедицией, – ВКЭ, если коротко, – оказались на момент исследования самыми близкими к Земле, правда, за исключением основного – уровня кислорода в атмосфере.

Воздух же на Эонаре сильно разрежен, и дышать без эсэмок – так мы называли спецмаски – смертельное занятие. Спустя каких-то пять минут после снятия начинались дефибриллярные конвульсии из-за наличия в атмосфере паров тяжелых металлов. Предсмертные агонии длились недолго, конец наступал уже через десять минут после вдыхания воздуха Эонара.

Поэтому все мы, работники завода № 171, производящего орбитальные станции, просто смертники, потому как без лицензии на право жизни. Однако здесь все же немногим лучше, чем работать на самой станции в космосе или, боюсь даже упоминать, на ледяном Гидесмоне.

К сожалению, знаю обо всем этом не понаслышке. Моих биологических родителей в наказание за нелегальное зачатие и рождение ребенка отправили на пять лет отрабатывать в космической колонии. Срок, который истек уже пятнадцать лет как. А родителей я так и не увидела.

Все, что мне выдали в Бюро наследства два года назад – лишь маленькая пластиковая коробочка с эмблемой правительства ОКЗ. Внутри лежали три проявленные фотографии, вязаные пинетки и куколка Марли с потрескавшимся пластиком на тельце. Лет пятнадцать назад я о такой мечтала.

Тогда чудом удержала эмоции под контролем, лишь безэмоционально хлопнув герметичной крышкой, и спрятала новое имущество под экзокостюм. Благо одежду выдавали приемлемую, хоть и на несколько размеров больше, чтобы не пришлось менять, если умудришься потолстеть. Куда уж там.

Так, не жаловаться!.. СМ тоже выдавались раз в квартал. И это откровенно радовало, ведь стоили спецмаски безбожно дорого. Впрочем, как и все на этой новой планете, последней разведанной ВКЭ.

Глава 1. Встреча и побег

Планета Эонар. Город 171. Юнит-3042572

За работу на заводе нам платили гроши, половину из них я оставляла у хозяйки арендуемого бокса: два на два метра, высотой и вовсе в полтора. Скромненько, но с фильтрами и кислородным нагнетателем, поэтому дома маска мне была не нужна. А вообще, в таком же положении пребывала большая часть населения планеты. Процентов двадцать и вовсе имели условия похуже моего.

Каждый раз после получки я шла оплачивать аренду бокса наличностью. Договоренность была строжайшая. Никаких налогов – никакого контроля. Моего, естественно, со стороны хозяйки жилья. Второе нарушалось, кстати, часто, так как та явно злоупотребляла положением. Видимо, она выискивала что-нибудь ценное, копаясь в моих вещах, либо просто делала это из старческого любопытства.

Я шла по невзрачной узкой дороге, которую не нужно было закатывать в асфальт для проезда магнитно-оскулярного транспорта, иными словами – просто МОТ. Все потому, что кругом камень, прямой и шлифованный.

Пять уровней боксов, с лестницами и межуровневыми переходами, к которым я приближалась, стояли нестройными рядами прямо на скальной породе. Чему удивляться, ведь большая часть планеты – тупой безжизненный камень. Другая часть – огромные скалы.

Привезя с собой клонированную флору, богачи, те единицы, что приехали сюда контролировать и собирать свою сверхприбыль, постепенно начали процедуру облагораживания: озеленение территорий на наиболее плоских участках пород, освобожденных от добычи. Впрочем, это абсолютно точно не про наш город № 171, как вы, наверное, уже догадались.

Узкие улицы совмещали в себе всех: прохожих, мимо которых я шла, транспорт, торговцев и даже хулиганов, работающих в основной своей массе на наркопоставщиков. Те в жопе нового, малоизведанного мира – планете Эонар – чувствовали себя весьма комфортно. Правда, сверхприбыли они не собирали, как, например, их коллеги с вечнозеленого Озакара, но и риски для собственной шкуры были минимальными. Поэтому те особо не скрывались. Выходили с гадким товаром прямо на улицы. Многие из них и вовсе торговали под своим домом, буквально. По словам постоянных клиентов, наркотик – органический, со смесью синтетики – позволял чуть дольше воспринимать разреженный воздух, не считая разные расслабляющие и галлюциногенные эффекты. Существовала также легенда, которую и пускали сами торговцы, что эта гадкая смесь в случае привыкания трансформирует легкие для воздуха Эонара. Чушь полнейшая! Но люди велись и гибли пачками во время неудачных экспериментов, либо просто от передозировок.

Так как сквозь маски долго не поговоришь – дорого, а тратить впустую кислород никто не хотел, – то торговцами Эонара была быстро придумана система рекламы: пластиковые плакаты с перемежающимся, мигающим текстом. А для «особых» товаров – даже со скупой графикой! Читать умели далеко не все, а продавать-то как-то надо. Сети Виртнета и АРМов почти не было: действовал запрет ОКЗ на рабочее население планеты. Мол, нечего отвлекаться от работы. Тут выпахивались все. Вначале – работа, потом – есть, после – спать в оставшееся мизерное время. И ничего лишнего. Ничего личного. Вообще ничего! Будние дни размером в жизнь. Отпуска не давали никому. Да и зачем пушечному мясу отдыхать? Вымрут одни, завезут других. Благо плодовитость человечества со временем не пострадала и даже пережила несколько фемен-кризисов и инфекций.

Найдя нужный переулок, я свернула и не сразу поняла, что произошло. Рябь в глазах. Адские конвульсии. Нехватка воздуха безмолвным спазмом сковала мне глотку. Я упала на каменную, слегка обточенную для ровности скальную плиту. Меня начало трясти, однако я все-таки увидела магнитные резонаторы приближающегося МОТа. Транспорт резко затормозил, сверкая светошумовой предупреждающей подсветкой.

Какой-то незнакомый мужчина в дорогих ботах спрыгнул на каменный пласт. Быстрым движением он затащил меня в кабину и снял маску тут же, однако я продолжала задыхаться, хоть в кабине его МОТа автоматические нагнетатели работали исправно, судя по световым полоскам над тонированными окнами. Поэтому мой без преувеличения спаситель начал делать непрямой массаж сердца вместе с искусственным дыханием, освобождая мою грудную клетку от бандажа. Помогло. Напряжение постепенно ушло из мышц, сменяясь онемением и противным покалыванием.

Вернувшаяся ясность сознания позволила разглядеть целовавшего меня не так давно, хоть и в лечебных целях, представителя мужского пола. Прямо Капитан Галактика собственной персоной. То есть не он, конечно, но очень похож. Выглядел даже круче, на мой взгляд. Высокие скулы, орлиный профиль, карие глаза и темные, густые, иссиня-черные волосы, зачесанные назад на манер плейбоев.

«Влипла…» – подумала я, ощутив на себе его заинтересованный взгляд.

Мой экзокостюм, поношенный и не совсем чистый, был расстегнут, впрочем, как и внутренняя толстовка, обнажая грудь размера третьего, наверное. Признаюсь честно, не мерила. А вообще, постоянно носила стягивающий бандаж, который сейчас свисал порванными лохмотьями по бокам.

Это же какой силищей надо обладать, чтобы вот так эластичную ткань, стойкую практически ко всем деформациям, взять и разорвать, как марлю?! Молча уставилась в черное окно и на световые индикаторы нагнетателя. Незнакомец тоже молчит. А уже через несколько секунд его рука, придерживающая мою голову у себя на коленях, начала поглаживать мой висок. Вторая в это время медленно вытягивала лохмотья бандажа откуда-то из-под толстовки. Не зря говорят: наглость второе счастье. Однако за мной должок.

Он же, заметив реакцию моих зрачков, спросил с улыбкой:

– Долго молчать будешь?

– Сколько потребуется, – ляпнула я в ответ.

И опять задумалась.

Дорогой костюм, красивая внешность, транспорт чуть выше среднего и более вместительный. Лежа на заднем сиденье, я могла вытянуть ноги целиком, и еще немного оставалось до дверцы.

Выждав паузу, мой спаситель решил намекнуть:

– Ты не хочешь ничего мне сказать?

– Например? – вырвалось само собой.

– Спасибо… – тихонечко предположил мужчина, его вибрирующий голос щекотал слух.

– И этого хватит? – повернув голову к нему, заглянула в смеющиеся глаза незнакомца.

– Смотря на что. – Его хищный оскал не оставлял сомнений в том, чего же хочет его обладатель.

Взгляд незнакомца сместился от моего лица на мою грудь, которую ни он, ни я не пытались прикрыть. Я – по причине онемения и адской тяжести в конечностях. Он, наверное, из-за непомерной наглости, оправдываемой моим недавним спасением.

Теперь ему осталось объявить меня своей собственностью и выпустить на улицу отработать. Или заставить отработать прямо тут. Сомнений в последнем не было никаких. Его рука, вытаскивающая бандаж, нечаянно ли, однако все же коснулась моей груди.

Я моментально смутилась, и… Промолчала, отвернув от него лицо. Мои ноги и руки по-прежнему не слушались. Поэтому ни о каком сопротивлении речи быть не могло. Осталось только быстро поблагодарить этого и при первой возможности смыться восвояси.

– Боишься меня? – спокойным тоном произнес мужчина, понижая голос практически до шепота. – Не надо.

По его мнению, эти слова должны были меня успокоить? Только они произвели обратный эффект. Ясное дело, просто так теперь он меня не отпустит.

Его левая рука перестала гладить мой висок и погладила мое лицо по контуру. После чего, укладывая мою голову на сгиб своего локтя, он одним плавным движением поднял меня, усадив себе на колени. Его левая рука приобнимала за плечи, вторая легла на замочек моей уличной одежды. Без экзокостюма пары тяжелых металлов, попадая на кожу, вызывают судорожные конвульсии, сопровождаемые после жуткими кожными заболеваниями. Потому правительство, не иначе как скрипя сердце, с завидной регулярностью привозило защитную одежду крупными партиями на выдачу. К слову, не бесплатную.

Мои губы оказалась в опасной близости от его лица. Заглянув в глаза незнакомцу, я ощутила ни с чем не сравнимое ощущение восторга… А стоило ему прижать меня к себе, как мои губы сами прикоснулись к нему легким поцелуем. Что на меня нашло? Однако хотелось больше. Увы, на большее у меня не хватало сил… Тело отходило постепенно. Припадки вытянули из меня всю энергию разом, и даже возбуждение не помогало. Заметив гримасу боли на моем лице, меня отстранил от себя и ссадил с колен. Он, оказывается, не закрывал глаза во время поцелуя.

Тогда Капитан Галактика полез в отсеки для хранения в двери у переднего сидения, точнее протянулся всем телом через кресло водителя, открывая взору великолепный вид на заднюю часть своего тела, ту, которая пятая. Увиденное понравилось, однозначно. Невольно захотелось пощупать, и я закусила губу, чтобы ничего не ляпнуть ненароком.

Переместившись назад на сиденье рядом, он сделал вид, что ничего не заметил. Однако улыбка в уголках его губ говорила об обратном.

Глянула на его руки и увидела автошприц с короткой иголкой. Понятно, мышечный. Незнакомец с довольным видом прокомментировал:

– Эмиброфен, снимает онемение мышц. Я удивлен, что ты так быстро пришла в себя. Думал, придется перемещать к регенератору.

Пощупав экзоткань, Капитан Галактики улыбнулся еще шире. Видимо, осознав, что через костюм укол просто не пройдет. Иголка сломается. Закрыл шприц, положил его в отсек двери со своей стороны и не без наслаждения начал меня раздевать. Вначале вытащил мои руки, аккуратно обходя зону груди, слегка сжав при этом губы. Только костюм снял почему-то вместе с толстовкой и остатками бандажа.

Потом, приобняв за плечи, одной рукой притянул меня к своему плечу и заставил слегка приподняться. Другой начал стягивать жесткую экзоткань уже с моих ног. Наглая, раздевающая рука тут слегка задержалась, погладила, после опомнилась.

Ботинки от рабочего комплекта давно покоились в ногах, снятые еще вместе с вышедшей из строя маской во время оказания первой помощи. Поэтому, когда меня опустили обратно, прислонив к спинке, ощутила кожей приятную гладкость эластичного композитного, явно дорогого покрытия и слегка вздрогнула от неизвестных ощущений. Глаза Капитана Галактика изменили оттенок, отражая мигающие показатели нагнетателя. Разорвав гипнотический зрительный контакт, он отвернулся и достал шприц с лекарством, вколов его в мою ногу. После еще и поцеловал в губы, заглушая возмущение.

Рука моя невольно дернулась к ноге, потирая ноющее место. Приятно, однако, вновь ощутить возможность двигать своими конечностями, потому я немедля ответила на мощный ураган чувств под названием поцелуй. Спаситель стискивал мои губы своими, слегка покусывал, потом мощно впивался, лаская языком все, что встретится ему на пути. Мои мыслительные способности дали сбой. Пока мы творили безумство одними губами, он быстро снимал с себя одежду. В считанные секунды стянул свой дорогой эластокостюм.

Что происходило в эти минуты до сих пор для меня остается за пределами понимания. Словами не описать то, что успела ощутить в какие-то мгновения… или больше? Не знаю, потеряла счет времени абсолютно точно.

Потом было нечто! Ручка МОТа дернулась: машину пытались открыть снаружи. Неудачно. Начали дергать сильнее.

Первыми двумя мыслями было: «Хорошо, что тут везде тонировка» и «Хорошо, что мы успели…» Следом пришли страх и недоумение. Совесть и стыд молча стояли в сторонке. Даже вопрос «Что это только что было?» возник у меня в голове много позже, когда я, спасаясь бегством, попала к себе в бокс.

А до этого по порядку. К слову сказать, красавец быстро сел и оделся. Я так не умела! Когда он застегнул по горло эластокостюм и достал из бокового дверного отсека спецмаску, этакую шапку с очками и респиратором, я все еще возилась с замком своего экзокостюма. Увидев мои затруднения, он обернулся, одним движением застегнул меня под горло и протянул такую же новую спецмаску.

– Пересядь на переднее сиденье, потом я тебя отвезу. Дождись меня, хорошо?

Я послушалась, но только отчасти. Перелезла на переднее кресло. Следом включился барьер, заграждающий передние и задние ряды кресел. Как только спаситель открыл дверь и покинул МОТ через левую дверь, я воспользовалась моментом общей разблокировки замков и вышла следом, но уже с другой стороны. Пригнулась.

На мое счастье, наркоторговец Швейн и его прихлебатели отходили вместе с почти «Капитаном Галактика» в конец переулка. Часовой то и дело выглядывал на ту сторону улицы, с этой стороны не было никого. Чем я и воспользовалась. Перед уходом обернулась в последний раз запечатлеть силуэт этого мужчины с большой буквы. Зря я это сделала: увидев, как тот протягивает какой-то внушительный сверток Швейну, я чуть не взвыла от досады. Боже, с кем я связалась!

Еще несколько секунд пялилась на компанию торгашей и этого. Увидела, как он упорно жестикулирует. Судя по жестам, спрашивает – то ли нужно курить, то ли не курить эту смесь. Все понятно.

Насилу заставила себя двигать булками. Обогнув угол переулка, сорвалась на бег. Вначале петляла по городу, потом вовремя вспомнила про хозяйку моего бокса и оплату аренды. Благо пробегала рядом с ее улицей. Заскочила к ней в тамбур, оставила деньги на тумбе. Услышав шарканье в соседней комнате, дождалась, пока Сейга выйдет на порог. Кивнула в сторону налички и быстро вышла.

Добралась к себе еще спустя десять минут, попутно заходя в сетевые забегаловки под не замороченным названием «Перекуси». Выходила из них уже через черный ход. Нет, нет, нет! У Швейна в нашем городе много интересов! Помимо продажи гадких смесей, он еще держал целую сеть боксов с продажными людьми, причем и мальчиками, и девочками. Как говорится, на любой вкус и цвет. Вот это я вляпалась! Быстро собрав свой скарб, достала карту с деньгами на черный день, запрятанную в нагнетателе, и уже собралась уходить. Но в дверь постучали. Я молча осела на пол. Постучали повторно. С осознанием неизбежного протянула руку к хроно-замку, нажала кнопку. Дверь отъехала в сторону. В мой бокс протиснулась хозяйка. Та нажала кнопку, дверь закрылась. После женщина ухватила меня за руку, другой стянула свою маску и испуганно выпалила:

– Ты что натворила? Тебя ищут по всему городу!

– Кто ищет? – поинтересовалась для виду, потому как уже и так догадывалась. Одно из двух: либо незнакомец, что, кстати, маловероятно, либо – как лицензии лишиться – Швейн.

– Издеваешься? – зло произнесла женщина с испещренными морщинами лицом.

– Нет! – искренне воскликнула я.

Но моему ответу хозяйка бокса не поверила, поэтому она продолжила упорствовать:

– А куда ты тогда собралась?

Сейга кивнула в сторону моей небольшой сумки-трансформера.

– Хочу найти другую работу и жилье, – понуро ответила я, понимая, что шансов спрятаться у меня мало.

– Вот как? – Она помяла своими пальцами подбородок, имитируя усиленную мозговую деятельность.

Но я-то ее знала и уж в этот раз умничать не стала. Не до того. А просто молча ждала ее предложения. И оказалась права.

– Есть у меня один билет до Озакара, – сказала старушка, прищуривая глазки, – лицензию не обещаю, но там все равно место поприличнее.

Она отпустила мою руку, указательным пальцем сделала мне предупреждающий знак и, сдвинув брови, произнесла:

– Но придется заплатить.

– У меня только карта, – растерялась я от ее щедрости, полностью игнорируя на первый взгляд строгий вид.

– Сколько там? – Сейга оживилась, взглянув на серый кусок пластика, который я держала в руках.

Вообще-то карта была черной, но из-за налипшей пыли она поменяла свой цвет.

– Двести три кредита, – честно ответила я, понимая, что совсем останусь без денег.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом