Оксана Головина "Добро пожаловать в Ард! Тьма и пламя"

4,5 - Рейтинг книги по мнению 50+ читателей Рунета

Ванда сохранила свою свободу и даже получила возможность продолжить обучение. Близится первый бал академии, и впору вздохнуть с облегчением, но тени прошлого вновь встают у нее за спиной. Они не отпускают, вынуждая Ванду искать правду о своем рождении и о том, кем она является на самом деле. И чем больше ищет, тем сильнее тьма сгущается вокруг нее. Но в этот раз девушка не одна. Поддержка Кристиана станет лучшим щитом, а огонь в руках горит все ярче, придавая сил. Сможет ли Кристиан укротить тьму, а Ванда – принять правду? И так ли важно это, если сердце уже открылось любви?

Год издания :

Издательство :АЛЬФА-КНИГА

Автор :

ISBN :978-5-9922-3103-8

Возрастное ограничение : 16

Дата обновления : 17.10.2020

Добро пожаловать в Ард! Тьма и пламя
Оксана Сергеевна Головина

Добро пожаловать в Ард! #2
Ванда сохранила свою свободу и даже получила возможность продолжить обучение. Близится первый бал академии, и впору вздохнуть с облегчением, но тени прошлого вновь встают у нее за спиной.

Они не отпускают, вынуждая Ванду искать правду о своем рождении и о том, кем она является на самом деле. И чем больше ищет, тем сильнее тьма сгущается вокруг нее. Но в этот раз девушка не одна. Поддержка Кристиана станет лучшим щитом, а огонь в руках горит все ярче, придавая сил. Сможет ли Кристиан укротить тьму, а Ванда – принять правду? И так ли важно это, если сердце уже открылось любви?

Оксана Головина

Добро пожаловать в Ард! Тьма и пламя

Глава 1

Кристиан уже не помнил, сколько проклятий мысленно произнес, пока король наконец изволил убраться из академии. Казалось, что не осталось ни одного уголка Арда, куда не вздумал из любопытства заглянуть их надоедливый монарх. Кристиан был зол и неистово желал придушить венценосного гостя, сопровождая его мрачным демоном. Титанических усилий стоило изображать покорность и радушие.

Что ж, слова короля слышали многие, и не только руководство Арда. К сожалению, проклятые маги воздуха и инрэйги обладали отменным слухом. А Ламон постарался, голося на весь Белый зал, как раненый ханка. Сплетен не остановить. Скоро каждый будет знать, что Ванда – приемная дочь Синхелма. Ему было плевать на данный факт. Но не мелким напыщенным снобам, то бишь воспитанникам академии.

Ванде придется нелегко. Он мог бы хоть завтра потащить ее в храм и принудить дать брачную клятву, чтобы заткнуть всем рты. Но понимал, что этим только подтвердит, что окружающие правы. Не бежать, не стыдиться, не отчаиваться, ходить с высоко поднятой головой. Она упряма, и как бы ни болело сейчас сердце, девушка справится. Ему же остается только поддержать ее, как и обещал.

Трин… Так это настоящее имя? Кем же были ее родители, где ее семья? Действительно погибли во время войны? Хотелось добраться до Синхелма и долго пытать, чтобы немедленно рассказал всю правду!

– Что не так с этими студентами? – сердито спросил Кристиан, шагая по коридору в компании не желающей отставать Вильят.

Он прекрасно слышал, как шептались с удивлением и неким пугающим почтением смотревшие на него воспитанники Арда. Король покинул академию, давая всем возможность вздохнуть с некоторым облегчением. Рэйвану удалось разогнать остальное руководство, но Селма словно прилипла, сопровождая его в кабинет. Демонстративно отослать проректора он не мог, нелепо было бы и использование медальона, чтобы самому исчезнуть. Проклятье… Он желал быть в другом месте, но должен играть роль ректора.

– Все говорят о твоем мужестве, – взволнованно вздыхая, отозвалась Вильят. – Или это было безумие? Временное помутнение рассудка?

– Я же предупреждал, дорогая Селма, что не стану врать королю. И всего лишь сказал правду. В любом случае поступил бы так же, – сдержанно пояснил Кристиан, поднимаясь по лестнице на третий этаж, к своему кабинету. – Только эта единственная причина заставила меня рискнуть головой. Я уверен в своих словах, иначе выбрал бы иное.

– Ванда Синхелм приносит столько проблем! – Сама того не подозревая, Селма вновь вызвала у Рэйвана приступ ярости.

Глаза некроманта стали почти черными, он задержал дыхание, благо стоял спиной к говорливой женщине, перед дверью. Кристиан чувствовал, как черный рисунок проступал на его теле, поднимаясь по шее. Шумно вдыхая, а затем выдыхая уже спокойнее, Кристиан молча толкнул дверь и вошел в кабинет, позволяя проректору последовать за ним.

– Я не знала, что ты посещал Беренгард перед возвращением в академию, – проговорила она.

Селма остановилась у стола, наблюдая за тем, как Кристиан прошел к окну, открыл его настежь и впустил вечернюю прохладу.

– Ты знал о том, что эта девушка…

– Да, – коротко бросил он, не желая обсуждать подробности того, как именно открылась ему правда.

– И не сказал мне?

– А в чем необходимость такого откровения, Вильят?

Кристиан не обернулся, опираясь обеими ладонями на подоконник и подставляя разгоряченное лицо ветру.

– Сегодняшний день не стал для тебя ответом на этот вопрос, Кристиан? – нахмурилась проректор. – Стоило предупредить меня. И возможно, Фергас был очень даже прав, предлагая исключить встречу этой студентки с королем.

– Достаточно! – наконец обернулся Рэйван.

– Ты рискуешь своей жизнью ради этой сироты! – запальчиво воскликнула Селма, шагнув к нему. – Ты подумал, чем это может обернуться для академии? Это проблемы рода Синхелмов! Это не должно касаться тебя. Ты слишком добр! Как и твой отец.

– Я знаю, что делаю, Селма, – холодно ответил Рэйван. – И я поступил, как должен был поступить.

– Ах, моя голова! – застонала Вильят. – Ты сведешь меня с ума!

– Фемир Синхелм просил меня позаботиться о его дочери, видимо, предполагая подобную ситуацию. Ты же знаешь короля. Он простит своему любимцу что угодно.

– Но ты не его любимец, Кристиан. Тебе он не простит. Поэтому никогда больше…

– Тебе нужно хорошенько отдохнуть, Селма. Этот день принес волнения, но он почти окончен. Завтра все будет привычно нудно и скучно – все, как ты любишь. Ступай. Отоспись как следует.

Вильят нехотя подчинилась, и едва дверь закрылась за ее спиной, как Кристиан активировал медальон. Перенесся сам, прекрасно зная, что в обратном случае была вполне реальная угроза подпалить замок. Нет, он должен прийти сам. Оказался на одной из площадок, даже здесь ощущая жар разогретого воздуха. Рэйван прошелся по горячим камням, направляясь в сторону нужной ему части территории, отведенной боевому факультету.

Установленный щит бледно тлел, очерчивая своим сиянием черневший кусок площадки. Ванда сидела на камнях, отрешенно оттирая от гари наручи рукавом рубашки, превратившейся в серую тряпку. На волосах осел пепел, делая ее почти седой. Спутанные пряди, выбившиеся из косы, липли к покрытому испариной и черной гарью лицу. Она посмотрела исподлобья, нервно принимаясь тщательнее тереть наручи краем рукава, натянутого до пальцев.

Кристиан прошел сквозь щит и неспешно приблизился к ней, останавливаясь рядом. На мгновение Ванда замерла, затем снова стала мучить снаряжение. Он чувствовал ее опустошение. Она истратила силу настолько, что вряд ли была способна зажечь и свечу.

– Кажется, они тебе дороги. Вода справится с этим делом лучше. У озера ты сможешь…

– Ты не удивлен, – едва слышно проговорила Ванда. – И не зол…

– Ванда! – Кристиан подступил на шаг ближе.

– Просто ответь, ты знал об этом, когда заключал сделку с отцом?

– Нет. – Он протянул руку, предлагая опереться и подняться с выжженной площадки.

Ванда некоторое время смотрела на его ладонь, рассеянно отмечая тот факт, что она практически зажила, стерлись полученные ранее ожоги. Кто бы стер их с ее души… Подбирая наручи, Ванда свободной рукой приняла поддержку Кристиана и была рывком поднята на ноги. Он не произнес ни слова, пока вел ее к одному из искусственных небольших озер, находившихся за площадками. Молчала и Ванда, благодарная за то, что Кристиан просто пришел. Больше ничего не нужно. Ни слов, ни действий.

Она справится, она будет в порядке. Она сможет. Необходимо лишь время, чтобы все осознать и принять. Огонь высушил слезы, их просто не осталось. Это прекрасно. Она не собиралась реветь и дальше, теша обитателей Арда. И пусть она снова в центре внимания, униженная откровениями короля, но будет идти с прямой спиной. Но кое-что тревожило не меньше. От этого чувства ощутимо кололо где-то в груди. Оно смешивалось с эгоистичным желанием ощутить необходимую защиту, будто была жалким ребенком, а не студенткой боевого факультета. И это нужно немедленно прекратить.

– Откуда эти наручи? – спросил Рэйван, садясь на песчаный берег у самой кромки воды, рядом с Вандой. – Они кажутся совсем старыми. Чьи они?

– Ты не должен так поступать, – глухо отозвалась она, принимаясь расстегивать манжеты испорченной рубашки и подворачивать рукава.

– Ты не хочешь рассказывать об этом снаряжении? Хорошо. – Кристиан упрямо изобразил, что не понял ее слов.

– Ты никогда не должен клясться своей жизнью ради кого-то вроде меня. – Ванда набрала полные пригоршни воды, окуная в нее разгоряченное перепачканное лицо.

– Ну… – не поддался некромант, опускаясь в невысокую траву, росшую на берегу, и закладывая руки за голову для удобства. – Я же ректор этого заведения. Каким я буду руководителем, если не стану вступаться за своих студентов? Это моя работа, Спичка.

Ее плечи напряглись. Он прекрасно видел, как Ванда замерла, держа в пригоршнях воду.

– Неужели ты решила, будто я…

– Нет! – сухо ответила, не оборачиваясь и принимаясь неловко оттирать лицо все тем же вымоченным рукавом.

Ванда не видела, как губы Кристиана тронула улыбка. Давай, сердись, лишь бы встряхнулась немного и отвлеклась. Подпалить его не могла, разве что стукнуть тем старьем, что пыталась привести в порядок. Где взяла эти наручи? Он чувствовал исходящую от них легкую защитную магию хранителей. Артефакт? Не с помощью его ли девушка укрепляла свой дух, контролируя приливы силы? Он покачал головой.

– Будь на твоем месте любой, – продолжал дразнить ее Рэйван, – хоть тот субтильный цветочек. Я поступил бы так же.

– Субтильный цветочек? – Ванда перестала умываться и даже повернулась к нему.

Вода капала с ее подбородка на грязную рубашку. Лицо очистилось от гари и раскраснелось оттого, что тщательно терла кожу грубой тканью. Волнение в глазах сменялось удивлением.

– Ну как же? – хмыкнул Кристиан, про себя радуясь небольшому результату. – Тот самый инрэйг. Первая любовь, полагаю. С которой ты должна перестать бороться.

– Что? – задохнулась Ванда, поочередно обтирая рукавами лицо. – Все его слова, как, впрочем, и твои, – совершенная нелепица. Я не любила никого. Никогда. И не собираюсь.

– Надеюсь, это не клятва? – Кристиан удобнее устроился на траве, глядя в вечернее розовевшее небо.

Что он творит? Ванда прерывисто вздохнула, без сил опускаясь на берег рядом с ним. Пытается нести чушь, чтобы отвлечь ее? Рубашка вымокла и отлично холодила грудь. Так хотелось сейчас, чтобы холод проник под кожу, до самой души, остужая и ее.

– Если ты пожелаешь разорвать наш договор, я пойму тебя, – глухо произнесла она, не смея глядеть на Кристиана и ожидая его ответа.

– Ты ведь прекрасно понимаешь, что я не разорву его, даже если станешь умолять меня, верно? – спокойно отозвался некромант. – Как понимаешь и то, что между нами нечто гораздо большее, чем простой договор. Я не назову это любовью – слишком рано. Но и не влюбленностью – слишком легкомысленно, как флирт на королевском занудном балу. Это скорее некое соприкосновение душ, Спичка. Нечто на ином уровне. Чувство новое для меня и тем интересное. Мне плевать, родная ты дочь Синхелма или нет. Передо мной ты можешь быть кем угодно, Ванда. Играй любую роль. Я все равно вижу тебя, как есть.

Глава 2

То, что сказал Кристиан… Он действительно чувствовал это? Его сердце тоже отзывалось, когда был рядом? Она была особенной для него? Ванда не смогла произнести ни слова в ответ. Наверняка сейчас нужно хоть что-то ответить. Это ведь было некое признание? Но без сил молчала, только чувствовала, как волшебное тепло разливалось в груди, даря желанное успокоение и заставляя глаза едва вызолотиться. Она была так благодарна! Но все, что могла, – смотреть в небо широко открытыми глазами, ловя обрывки смущавших мыслей.

– Королевский раахай вылетит к северной границе королевства на рассвете, неся послание Синхелму. Это самая быстрая и выносливая из почтовых птиц. Письмо Ламона он получит в кратчайшие сроки и должен будет дать ответ, – переводя тему разговора, пояснил Кристиан. – Затем король примет решение и отправит в Ард свой указ. Наверняка будет написана целая речь, на которую истратится не один пузырек золотых чернил.

– А если королю не понравится ответ отца? – Ей не удалось скрыть волнение в тихом голосе.

– Я уверен, что за долгие годы службы твой отец выучил то, что нужно говорить его величеству в подобных случаях, чтобы он остался доволен. Даже если это не будет полной правдой. Я лишь надеюсь, что Синхелм объяснится и откроется тебе. Я знаю, как он любим тобой. Все эти годы он был твоим миром. Был твоей семьей. И остается ею, даже после сегодняшнего откровения. Он далеко не идеальный отец, да таких и не существует. Все мы не идеальны. И я понимаю, что сейчас ты чувствуешь себя преданной. Но у него должны были появиться причины так поступить: принять тебя и воспитать как дочь.

– Я знаю, – сухим шепотом произнесла Ванда. – Я дождусь его ответа. Я хочу его понять.

Но чувство тревоги вновь нахлынуло на нее. Нет, не имело бы значения, родные они или нет, будь между ними любовь и доверие. Но сейчас пелена восхищения постепенно опадала, словно проясняя взгляд. И теперь каждый поступок отца выглядел совсем иначе. Все казалось не тем, что есть на самом деле, будто кто навел морок. Она была обессилена и мысли вновь путались, не давая покоя.

– Я должен признаться еще кое в чем, – выдерживая спокойный тон, отозвался Кристиан.

– В чем же? – Она повернула голову, разглядывая его лицо.

Белые пряди волос Рэйвана казались сейчас золотистыми, с каким-то необыкновенным оттенком, благодаря садившемуся солнцу.

– Это не разговор на берегу. И позже мы обязательно обсудим все в моем кабинете, чтобы понять, как действовать дальше в сложившихся обстоятельствах. Но думаю, что сейчас тебе полезно будет знать кое-что.

– Что же? – Ванда слегка приподнялась на локтях.

– Если раньше я сомневался, то сейчас уверен. Поэтому могу сказать тебе. – Кристиан сел, глядя на нее. – Заклинание иссушения имеет последствия не только для того, к кому применяется. Забирая жизненную силу, некромант может получить вместе с нею и часть знаний, воспоминаний этого человека.

– Ты хочешь сказать, что получил их от меня? – тревожно нахмурилась Ванда, продолжая внимательно слушать его.

– Да, – кивнул Кристиан. – И именно так я впервые заподозрил, что ты и Синхелм не родные по крови.

– Что же ты увидел? – взволнованная, она придвинулась ближе к Кристиану. – Что? Почему не сказал мне раньше?

Она закусила пересохшую губу, понимая, что и сама не спешила делиться своими секретами с женихом. Сам же Кристиан сейчас опустил подробности того, что нечаянно пришлось увидеть убийство возможного отца Ванды. Но полученной им информации пока слишком мало. Этот человек мог оказаться кем угодно. Хоть братом.

– Я видел пожар в томаринском лесу. Шел бой. Некий человек укрыл тебя щитом, спасая от смертельной опасности. Я не знаю, кто этот воин. Но судя по всему, ты была дорога ему. Он звал тебя Трин.

– Трин… – эхом повторила Ванда. – Поэтому ты произнес это имя в своем кабинете? Ты тогда окликнул меня так.

Рэйван кивнул.

– Да. Я не удержался, признаюсь. Тогда мне все казалось путаным. И я посчитал, что мои объяснения в тот день принесли бы тебе лишние тревоги. Я верю, что однажды ты вспомнишь все сама. Но сейчас хочу, чтобы ты знала это имя. Ты не обязана откликаться на чужое. Ты не обязана быть кому-то заменой. При всем уважении к утрате Синхелма, ты тоже чья-то дочь, чей-то мир, чья-то жизнь. Ты уже не дитя. Я надеюсь, что вскоре он даст ответ и откроет тебе правду. Полагаю, это меньшее, что должен сделать после всего, через что тебе пришлось пройти.

– Кристиан…

Удивительно, настолько странным было чувство, когда впервые обратилась к нему по имени.

– Я слушаю тебя. – Он поднял из травы небольшой камешек и бросил его в воду.

Тот долетел до небольшого деревянного моста, падая и заставляя листья бледно-голубых лилий мерно покачиваться. Светящаяся мошкара встревоженно поднялась в воздух, сверкая над лепестками, словно волшебная пыльца.

– Спасибо за все, – рискнула заговорить Ванда.

Кристиан повернулся к ней, наблюдая за выражением бледного лица. Синяки под глазами были так заметны. Сейчас он от всей души жалел, что был сыном Смерти, не способным ни исцелить, ни даровать хоть немного жизненной силы. Признаться честно, на мгновение даже ощутил некую зависть к мальчишке-инрэйгу.

– Пожалуйста, – ответил он, чувствуя сам некоторое опустошение.

– Скажи…

– Нет, – медленно качнул головой Кристиан, прекрасно поняв по выражению лица, что именно хотела спросить Ванда.

– Но вдруг так ты сможешь узнать больше, раз я сама сейчас не способна…

– Я не стану снова использовать это заклинание на тебе. – Взгляд Кристиана опустился к ее губам. – В тот раз это была вынужденная мера. Никакие воспоминания не стоят того, чтобы расстаться с жизнью. Ты поняла меня?

– Да, – сдалась Ванда, склонив голову набок и отрешенно глядя на блестевшую внизу озерную воду.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом