Берта Свон "Институт высшей магии. Любовь под запретом"

grade 4,0 - Рейтинг книги по мнению 10+ читателей Рунета

Меня, независимую землянку, закинуло в тело ученицы института высшей магии. Теперь мне придется учиться левитировать, впадать в транс и варить зелья. Пути назад нет, и я усиленно грызу гранит науки. Вот только телу моему хочется любви. А мне – положения в обществе и денег. И как все это совместить, если замуж я выходить не желаю?

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 16

update Дата обновления : 18.02.2022

Институт высшей магии. Любовь под запретом
Берта Свон

Меня, независимую землянку, закинуло в тело ученицы института высшей магии. Теперь мне придется учиться левитировать, впадать в транс и варить зелья. Пути назад нет, и я усиленно грызу гранит науки. Вот только телу моему хочется любви. А мне – положения в обществе и денег. И как все это совместить, если замуж я выходить не желаю?

Берта Свон

Институт высшей магии. Любовь под запретом




Глава 1

– Левее! Левее заходи! Лассо! Лассо кидай! Да куда ты… Мазила! Анька, я кому говорил, левее?! И вот что теперь делать? Где эту сволочь ловить?!

Иштван ронт Ольгер, красавец оборотень, аристократ в энном поколении и мечта чуть ли не всех женщин института от восемнадцати до восьмидесяти лет, распекал одну из адепток на пересдаче, Аннет ронт Щаркан, эльфийку, тихоню и страшную трусиху.

Как и все оборотни, он был невероятно несдержан и мог «приголубить» даже крепким словцом. К адептам часто обращался на «ты», особенно когда объяснял народным языком, в чем именно те провинились.

Жгучий брюнет с карими глазами, тонкими чертами лица и практически идеальным телосложением, он сейчас привлекал внимание адепток всего курса бытовиков. Ну и мое заодно. Я была безнадежно влюблена в оборотня с тех пор, как оказалась в теле адептки-первокурсницы, то есть уже полтора года.

Я, Виктория Александровна Кракова, взрослая тридцатисемилетняя женщина, прекрасно понимала, что у теперь уже девятнадцатилетней адептки бушуют гормоны. Понимала, что это – первая любовь, как писала сама адептка в своем дневнике. Понимала, да. Но ничего не могла с собой поделать. Меня тянуло к этому красавчику как магнитом.

По слухам, Иштвану было около сотни лет, что по земным меркам считалось самой молодостью. То есть в пересчете на привычные мне года оборотень мог считаться моим «земным» ровесником.

Я радовалась, что тихая скромная Залина ронт Гортон, приехавшая в институт из дальней провинции, практически не попадалась Иштвану на глаза. Она старалась быть незаметной из-за врожденной легкой хромоты и чересчур грубых, по ее мнению, черт лица. «Как у крестьянки», – писала она в своем дневнике.

Я так не считала, видела в зеркале довольно миленькую шатенку с карими глазами и острым носиком, но образ жизни Залины меня полностью устраивал. У меня не было ни малейшего желания оставаться в институте после обучения, а уж тем более – связывать свою жизнь с кем-то из местных преподавателей. Полтора года отучилась, еще три с половиной впереди – и можно устраивать свою жизнь вне стен академии. Планы у меня были – Наполеон рядом не стоял. Так что я грызла гранит науки, строила из себя серую мышку и пыталась поменьше засматриваться на красавчика Иштвана.

Получалось вроде неплохо. По крайней мере, первые красавицы группы, желавшие залезть к оборотню в постель, не видели во мне соперницы от слова «вообще».

– Залина! – окликнул меня препод, и я самым натуральным образом вздрогнула, умело играя роль забитой тихушницы. – Твоя очередь!

Пришлось вставать со скамейки, на которой адепты ожидали сдачи экзамена, и идти к единорогу – моему билету. В буквальном смысле этого слова. Иштван ронт Ольгер преподавал на втором курсе «Особенности общения с магическими животными». Вот так, просто и незамысловато. Особенности общения, как же. Аннет ронт Щаркан только что «пообщалась» со своей живностью – химерой. Так от нее сбежала, не выдержав и нескольких секунд. Теперь мне предстоит насладиться разговором с единорогом. Отличная перспектива.

Правда, я понятия не имела, какой будет реакция. Ведь я, Виктория, далеко не девственница. Но надеялась, что животное ограничится восприятием тела скромняжки Залины.

Одетая, как и все адепты на практических занятиях, в штаны и кофту, не стеснявшие движений, я подошла к «билету». Как и писали в учебнике, медленно вытянула вперед руку, позволяя единорогу обнюхать меня. Полуразумная лошадь, как говорил Иштван, подошла поближе, принюхалась, затем заинтересованно осмотрела меня и заржала. Ну, что дальше? По идее. Единорог должен был или с негодованием сбежать, или начать облизывать руку. Он же стоял, смотрел на меня, трепетал ноздрями и ржал.

– Оч-чень интересно… – послышался рядом задумчивый голос Иштвана. Я снова вздрогнула. – Да не дергайся ты. Я не кусаюсь.

Группа заржала, подражая единорогу. Я покраснела.

– А скажи-ка мне, Залина, почему единорог от тебя не отходит?

Мне откуда знать, что у этой животины на уме? Я единорога вживую второй раз в жизни вижу.

– Не знаю, шерр[1 - Обращение к преподавателю.] преподаватель, – честно ответила я. – А должен?

Группа заржала повторно. Да, я – наивная чукотская девочка. Пусть смеются. Лишь бы козни не строили.

– Естественно, – хмыкнул Иштван. – Он как будто не знает, что ему делать, так сказать на распутье находится. И это странно. Потому что обычно желания у единорогов выражены четко. Ладно, садись. Сдала.

Я облегченно выдохнула, дошла до скамейки, плюхнулась на нее и стала наблюдать за сокурсниками.

За мной, покачивая бедрами, вышла сдавать предмет первая красавица на курсе, вампирша Марисса рон Дартс.

Подошла к Иштвану, обольстительно ему улыбнулась. А уже через минуту с визгом и ором убегала от разъяренного грифона. И вот что она ему сделала, спрашивается? Жаль, со скамейки не видно.

Минут через сорок-пятьдесят выяснилось, что из тридцати разных существ сдало только восемь, и я в их числе, спасибо глюкнувшему единорогу.

Мы, сдавшие, довольные и счастливые, разошлись по своим комнатам. Остальные остались возле Иштвана – получать задания для пересдачи.

Я шла по широкой, усыпанной гравием дорожке, и уже планировала, чем буду заниматься вечером. Мне нужно разобраться с домашним заданием по зельеварению, затем – попытаться снова войти в транс, а потом, если получится, постараться изготовить пару-тройку простейших артефактов «от сглаза», на продажу.

Найти бы на все это драгоценное время… У меня было слишком мало теоретической базы. И слишком многое требовали от меня преподы.

Глава 2

Залина ронт Гортон была одной из пяти дочерей малоземельного барона Альфина ронт Гортона. Кроме девочек, барон настрогал еще четверых сыновей. Правда, уже со второй женой. Первая, Шарисса, мать Залины, умерла при родах, давая жизнь пятой дочери. Впрочем, с мачехой, Дариной, девочкам повезло. Она любила их так же, как своих шебутных сыновей. Шумная большая семья давно приросла внуками. Три старших сестры Залины уже были замужем, каждая родила двоих-троих детей. Младшую, семнадцатилетнюю Аврору, просватали, ждали ее восемнадцатилетия через три месяца.

И только у Залины пока не было жениха. Не потому что она не хотела. Нет, судя по ее дневникам, она была не прочь последовать по стопам сестры. Но закон империи, в которой жила Залина, был суров. В тебе проснулась магия? Откладывай все дела, и вперед, в институт. Нарушишь – получишь штраф, который станешь выплачивать всю жизнь крупными суммами. А так как семья Залины была бедна, ее отправили учиться на следующий день после того, как она на дне рождения одного из племянников внезапно создала огненную голубку.

С родителями и двумя братьями я виделась и общалась полгода назад, когда они приезжали навестить Залину. За день до этого я сдавала трудный экзамен и на встрече была уставшая, вялая, не выспавшаяся. Не пришлось и притворяться, изображая радость от встречи.

Теперь, в конце этого учебного года, мне предстояла поездка в отчий дом. Не сказать, что я трусила, но опасения имелись. Ведь дневники далеко не все рассказывали о жизни Залины.

Я дошла до пятиэтажного общежития. Построено оно было в форме буквы «П», и жили здесь адепты обоих полов. У девушек – левое крыло, у парней – правое.

Приложив ладонь к двери, я дождалась, пока магия опознает меня, и дверь откроется, а затем перешагнула порог.

В просторном светлом холле было тихо. Шумели здесь обычно по утрам, когда адепты разбегались на пары. В остальное время суток в общежитии появлялись по одному-три адепта за раз.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/berta-svon/institut-vysshey-magii-lubov-pod-zapretom/?lfrom=174836202) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Обращение к преподавателю.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом