Маргарита Дюжева "Мой злой Фей"

grade 4,8 - Рейтинг книги по мнению 40+ читателей Рунета

Есть в нашей семье поверье: не родишь до двадцати шести -все, жизнь пойдет под откос. Мне уже двадцать пять, постоянных отношений нет. И что делать? Конечно же, искать нужного кандидата! Такого, что бы по всем параметрам подходил: целеустремленный, умный, успешный. Непременно голубоглазый брюнет! А если у него ужасный характер? Неважно! Мне же замуж за него не выходить. Главное гены хорошие. Содержит нецензурную брань.

date_range Год издания :

foundation Издательство :ЛитРес: Самиздат

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 20.07.2020

Мой злой Фей
Маргарита Дюжева

Есть в нашей семье поверье: не родишь до двадцати шести -все, жизнь пойдет под откос. Мне уже двадцать пять, постоянных отношений нет. И что делать? Конечно же, искать нужного кандидата! Такого, что бы по всем параметрам подходил: целеустремленный, умный, успешный. Непременно голубоглазый брюнет! А если у него ужасный характер? Неважно! Мне же замуж за него не выходить. Главное гены хорошие. Содержит нецензурную брань.

Глава 1

Наташа




– Натусь, а оно тебе надо? – Лика вывалила из белого, хлопкового, вообще ни разу не привлекательного лифчика налитую грудь и Юля в мгновение ока к ней присосалась. Чмокая, блаженно жмурясь, обхватив розовой ладошкой мамкину титьку.

– Конечно, надо! – праведно возмущаюсь, продолжая наблюдать за маленькой жадиной, – или, по-твоему, только тебе ребенок нужен, а мне не обязательно?

– Наташ, я не об этом

– А, о чем?

– Я замужем. То есть у меня есть муж! – уточняет на тот случай, если я не знаю значения слова "замужем".

– И?

– И у тебя мужа нет!

– И?

– Как ты собираешься заводить ребенка, если мужа нет?

– У нас мужики размножаться только в браке начинают? У них краник открывается? – хмыкаю, бросив на нее выразительный взгляд, – чтобы забеременеть обязательно муж нужен? Достаточно любого носителя члена.

– Извини, что напоминаю, но носителя члена у тебя тоже нет! Ай!

Юлька ухватилась своими беззубыми деснами за сосок и потянула его в сторону, так что у мамаши слезы из глаз. Хорошая девочка! Мне нравится! Хочу такую же, только свою!

– Найду! – фыркаю уверенно.

– В этом то я не сомневаюсь, – она пренебрежительно машет рукой, – с твоей внешностью это не проблема. Я о другом. Как ты будешь растить ребенка без мужика?

– Нормально! Деньги у меня есть, но, если что – родители помогут.

– Я опять не о том говорю! Не о деньгах! Как ты справишься без поддержки? Это ведь не игра, не развлечение на пять минут. Это на всю жизнь! Настрогать ума много не надо, а что дальше? Тут и бессонные ночи, и усталость постоянная, и раскалывающаяся от хлопот голова. Если бы не муж, не его поддержка – я бы померла. Потому что постоянно хочется тишины, поплакать, и вдобавок попа не влезает в старые юбки.

– Купи новые!

– Наташ! Я пытаюсь до тебя донести, что ребенок – это серьезно! И «абы как» тут не проканает. Тем более одной его растить! Как ты себе это представляешь?

– Можно подумать, я одна такая! Да у нас тьма одиноких женщин рожающих детей. И ничего, живут и радуются.

– Поверь, они не по доброй воле такую участь выбрали!!! – Лика грозит пальцем, с видом всезнающего Конфуция.

– Кто как, – жму плечами, – в общем, это вопрос решенный. В ближайшие пару месяцев мне надо забеременеть! Тем более ты мою сложную ситуацию знаешь.

– Ситуация в том, что кому-то, – она выразительно стреляет в меня сердитыми глазенками, – надо лечиться. Нет у тебя никакой сложной ситуации!

– Лика, все уймись! Я так решила. А ситуация есть!

– Ты имеешь в виду ваше семейное поверье? Что если до двадцати шести не родишь – будешь несчастна всю жизнь? Это бред, – для пущей убедительности у виска крутит. Дважды.

– Нет! Это жестокая статистика. Все женщины в нашей семье, а она о-о-о-чень большая, если успели родить до двадцати шести – счастливы, и по-женски, и в карьере, да во всем. А опоздуны, которые хотя бы на пару дней задержались – все, отрезанный ломоть. Не жизнь, а сплошные неурядицы.

– Это стечение обстоятельств!

– На протяжении трех поколений? – в эту статистику я свято верила, потому что факты на лицо, – не смеши. У моей матери семь сестер, у каждой не по одному ребенку, в основном девочки. Так что выборка вполне репрезентативная. Двоюродная баба Аня родила в двадцать шесть, в результате вся жизнь с алкашом прожила. Нюрка, мамина сестра, дотянула до тридцати – живет как бомж, еле концы с концами сводит. Ленка, моя троюродная тетка в двадцать семь родила. Все. Муж бросил, едва ребенку два года исполнилось. И это только малая толика примеров. А у тех, кто успел до двадцати шести все хорошо! Дом – полная чаша, детки, женское счастье. У всех! Без исключения! Так что тут можешь даже не пытаться меня переубедить! Беременности быть! Причем, чтобы уложиться в сроки, мне надо все провернуть за два месяца. – Я никого не собираюсь переубеждать, что-то доказывать. Просто сделаю, как надо, и все.

– Сумасшедшая, – ворчит Лика, и поднимает объевшуюся, довольную Юльку столбиком, похлопывает ее по спинке и получает смачную детскую срыгушку. Прелесть какая! – От кого ты рожать собралась? Кандидаты есть?

– Нет, – жму плечами, – найду.

– Если не найдешь?

– Да найду! – порой подружкина нерешительность, и тяга к долгим нудным раздумьям меня просто добивает.

– Натусь, а если все-таки нет? – продолжает выносить мне мозг, своими сомнениями, – что тогда?

– Тогда пойду в клинику! Благо у нас их предостаточно.

– Точно сумасшедшая! Молодая, здоровая, можешь детей методом естественного тыка завести!

– Все! – сделала категоричный жест рукой, призывая ее к тишине, – хватит об этом. Отцом моего ребенка будет голубоглазый, умный, успешный брюнет. Я так решила. Точка.

***

Домой еду на общественном транспорте, потому что машина в очередной раз забарахлила. Устала старушка, поэтому я отогнала ее на сервис на оздоровительные мероприятия. Ладно, Бог с ней, с лирикой. Есть вещи поважнее.

Итак, что мы имеем?

Девушка, двадцати пяти лет. Не Мэрилин Монро, конечно, но тоже очень даже ничего: метр семьдесят, пятьдесят пять килограммов чистого веса. Губки бантиком, попа кантиком. Ноги – есть. Длинные, ровные, на всякий случай тщательно проэпилированные. Ну а что? Вдруг, судьба на подходе? Не встречать же ее в шерстяных кудрявых колготках? Грудь? Здесь все скромно. До пятнадцати лет вообще боялась, что на такой каланче как я, она принципиально не собирается расти. Но потом ничего, наскребалось маленько. Ну и ладно! Не все же любят буфера? По крайней мере, я на это очень надеюсь.

В общем, вердикт очевиден – я очень даже ничего. Поэтому вдвойне странно, отчего моя личная жизнь упорно не хочет складываться… Редкие, непродолжительные романы – мой предел. Хотя, может внешность не причем, все дело в характере? Я не их тех, кто будет прыгать вокруг мужика, изо всех сил поднимать ему самооценку, и словами "ты мой герой", на коленях, восхвалять, после того как открыл банку или вбил гвоздь. Звание героя надо заслужить, а мне пока такие экспонаты не попадались.

Конечно, хотелось бы заделать ребенка «методом естественного тыка», как говорит Лика, с любимым человеком. Но такового нет, и надеяться на то, что в ближайшие два месяца он появится на моем горизонте – пустая трата времени. Поэтому буду действовать по обстоятельствам.

Троллейбус неторопливо ползет по вечерним улицам, а я придаюсь мечтаниям.

…Высокий брюнет, с глазами цвета морской лазури. Плечистый. Уверенный в себе. Умный, как сам дьявол. Конечно же, успешный, способный достичь всего, чего захочет. Чувство юмора? Можно, но не обязательно. А вообще, все эти мелочи роли не играют, главное, чтобы по основным параметрам подходил.

Прибежав домой, поставила чайник, принесла на кухню ноутбук и набрала в поисковике: голубоглазый брюнет.

О, мой Бог!

Вот это мужчины! Просто фантастика. Подобрав слюни, капавшие на клавиатуру, продолжала смотреть на фотографии красавцев, все больше растекаясь в мечтательной улыбке.

О да! Вот именно от такого самца я бы хотела ребенка. Или от такого. А может от этого? Глаза разбегались от голубоглазого великолепия, наполняя меня грезами и уверенностью в том, что стоит только захотеть и вот такой принц станет моим…

Когда вынырнула из плена сладких иллюзий, часы уже показывали половину второго ночи, поэтому нехотя выключила ноутбук и пошла спать.

Надо хорошенько выспаться! Завтра начинается новая жизнь!

А какие мне снятся сны! В голубом развевающемся на ветру платье, иду по белоснежному песку. Теплые морские волны ласкают мои ножки, а по пятам за мной следует толпа высоких, как на подбор великолепных брюнетистых самцов, наперебой выкрикивающих "выбери меня, выбери меня".

Я даже взмокла от такого количества тестостерона.

***

С утра я мало похожа на соблазнительную фею. Скорее на взлохмаченное, подпухшее нечто с вороньим гнездом на голове. Нет, так дело не пойдет! Какой голубоглазый принц позарится на такое великолепие? Разве что слепой. Поэтому долго и упорно приводу себя в порядок – делаю укладку, крашу физиономию, превращая лягушку, в прекрасную царевну. Времени на завтрак не остается, но не беда. Перекушу на ходу, главное красоту навела, для охоты готова.

На работу прибегаю за три минуты до положенного времени, занимаю свое рабочее место – офисный стол у самого окна, и облегченно выдыхаю. Успела!

Включила компьютер, и с деловым видом в монитор уставилась. Типа я вся в работе, не кантовать, а сама косынку открыла и залипла, надеясь в таком состоянии время до обеда скоротать, благо сегодня день «легкий» без отчетов и аврала.

Если уж на чистоту, то работница из меня так себе, на троечку. Впрочем, совесть по этому поводу молчит, и я не парюсь.

В обеденный перерыв коллеги отправились кто куда: в комнату отдыха, со своими баночками с провизией, в кафе, в курилку. В общем, разбрелись, оставив меня в гордом одиночестве.

Еще раз воровато оглянувшись, открыла браузер, чтобы еще раз посмотреть на прекрасное голубоглазие, но была жестоко прервана. В кабинет, бодрой походкой вошел наш курьер – Антон. Увидев меня, одинокую и беспомощную, схватил стул, подтащил его к моему столу, поставил задом наперед, и сел облокотившись нам спинку.

– Привет! – вальяжно, расслабленно, словно мачо, подкатывающий к телочке на пляжной вечеринке.

Правда мачо из него так себе – долговязый неопрятный дрищ, с темными пятнами подмышками, сильно сдобренными одеколоном «вырви глаз», вечно жующий жвачку. С неизменной кривой ухмылкой, которая, по-видимому, должна была расцениваться, как неотразимая, он в очередной раз решил подкатить ко мне свои яйца.

Черт! И вокруг нет никого, с кем бы разговор завязать, чтоб от него отделаться.

– Привет, – пробубнила, недовольно на него поглядывая.

За что мне такое счастье привалило, а?

– Пойдем вечерком, прошвырнемся по набережной, – все тем же тоном неотразимого самца предлагает он, и смотрит на меня так нагло, оценивающе. Наверное, в кино приемчик подсмотрел, и теперь пытается на мне его отработать.

– Нет, спасибо! – улыбка вышла натянутой, и больше походила на оскал людоеда.

– Да ладно детка, что ты ломаешься?

Чуть не застонала, услыхав такое обращение. Детка, блин! Терпеть не могу! Всяких деток, крошек, малышек и прочую уменьшительно-ласкательную, но вместе с тем до оскомины пошлую хрень.

– У меня планы, – держись Наташа, держись. Это недоразумение рано или поздно поймет, что ловить здесь нечего и свалит в туман. Не обязательно хамить и троллить его. Парень и так природой обижен.

Смотрю на рученьки его чахлые, увешанные кожаными, нелепыми в своей брутальности браслетами. На джинсики драненькие, причем своими собственными усилиями, а не на фабричном оборудовании. На большой, острый кадык, гордым бугром выпирающий на жидкой шейке. Хоро-о-о-ош!

Потом взгляд выше поднимаю, и становится мне дурно. У него темная, немытая шевелюра. Восемь сальных волосин неровной грядой прикрывали его посверкивающую в свете софитов раннюю лысину.

Брюнет. И глаза, голубые, светлые, как поблекшее осеннее небо.

Твою мать!

Как по заказу. Голубоглазый брюнет. Получите, распишитесь!

Тут же шальной мозг начал рисовать пошлые картинки одна хлестче другой, и горлу тошнота подкатила.

Я представила его унылого богатыря, ни разу, не бывавшего в битве, который томился в потном плене синтетических труселей – чуток взопревший, в обрамлении гаденьких кудряше, но не теряющий надежду.

Бу-у-у-э-э-э-э.

Моя фантазия – мой самый большой враг!

Еле сдержала брезгливую гримасу. Я, конечно, хочу в отцы своему ребенку голубоглазого брюнета, но не такого же!

Хочу нормального мужика! На котором мышцы растут! И его рученьки не похожи на ножки цапельки! И чтобы мыться любил!

– Какие планы, детка? Забей на все! Этим вечером город наш! Ты, я и сплошная романтика, – он откинул назад жидкую челочку, – зажжем!

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом