Амалия Чейз "Девственница для чудовища"

Мой отчим хотел отдать меня за долги мерзкому человеку. Я бросилась в бега, но моя машина сломалась в глуши. В поисках помощи я забрела в странный дом… Я заключила сделку с дьяволом, чтобы не умереть с голоду. Я продала монстру свою девственность, но он меня обманул. Одной ночи ему было мало. Теперь я – пленница страшного монстра в маске. Он держит меня под замком с одной целью… чтобы я утоляла его чудовищный голод в постели, воплощая в реальность все его грязные фантазии. По мотивам сказки «Красавица и чудовище». [i]Книга содержит нецензурную брань.[/i]

date_range Год издания :

foundation Издательство :Амалия Чейз

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 07.08.2020

Девственница для чудовища
Амалия Чейз

Мой отчим хотел отдать меня за долги мерзкому человеку. Я бросилась в бега, но моя машина сломалась в глуши. В поисках помощи я забрела в странный дом… Я заключила сделку с дьяволом, чтобы не умереть с голоду. Я продала монстру свою девственность, но он меня обманул. Одной ночи ему было мало. Теперь я – пленница страшного монстра в маске. Он держит меня под замком с одной целью… чтобы я утоляла его чудовищный голод в постели, воплощая в реальность все его грязные фантазии. По мотивам сказки «Красавица и чудовище».[i]Книга содержит нецензурную брань.[/i]

Амалия Чейз

Девственница для чудовища




Амалия Чейз

* * *

Глава 1

Сильвия

Уставшая после ночного дежурства, еле-еле передвигая ногами, я бреду к фургону отчима. Возвращаться туда не хочется совершенно. Я лишь хочу забрать мамины фотографии и уехать. Навсегда. В другой штат. Подальше от вечно фырчащей пьяни. Поздно. Его не исправить, как бы я не старалась. Мне нравился мамин второй супруг, но он оказался законченным тюфяком. Он продал душу выпивке и картам, а после смерти мамы пустился во все тяжкие. Я долго терпела, но, когда он заложил наш дом, не выдержала.

Я тяну руку к ручке трейлера, собираюсь войти внутрь, как вдруг замираю. Не дышу. Моё сердце падает в пятки и бьется там в агонии. Окна фургона открыты, оттуда сочится пьяный говор и грязная брань. Два голоса. Оба мужские. Один я знаю как своё имя – надломленный, картавый. Этот голос принадлежит моему отчиму – Брюсу Лейтсу. А второй… Чёрт. Подонку Баку Картеру – владельцу казино «Bino-bang». Я так сильно устала, что не заметила внедорожник ублюдка, который он припарковал напротив трейлера соседей, по правой стороне дороги.

– Сукин сын! Я убью тебя, мразь!

– Нет у меня д-денег!

– Сильвия есть зато. Я хочу её! Отдай мне девчонку в оплату долга! Она повертится дырочкой на моём члене или на члене моих гостей клуба пару недель, и я прощу тебе долг. Девка-то твоя сочная, красивая. Пусть она телом отработает! Пусть не сидит без дела! Добро такое понапрасну пропадает. Ну хошь, я сам за неё тебе доплачу? Ха! – мерзко острит Картер.

Проклятье! Я почти падаю на грязную землю как фарфоровая кукла.

– Ай, лады! – хрипит Брюс, прочищая горло. – Забирай!

«Отмирай же, Сильвия! И делай ноги», – приказываю я себе, следуя инстинкту самосохранения. К чёрту фотографии, пора бежать! Прямо сейчас. Старый чмошник совсем слетел с катушек. Он решил меня продать! Как какую-то сраную вещь. А я… я помогала ему, до последнего надеялась, что он выкарабкается. Мне было жаль Бака. Я слишком добрый и ранимый человек. Он переживал смерть мамы острее меня. Но, увы, я, видимо, плохо разбираюсь в людях. То, что я только что услышала, бросило меня в адский шок.

Мои вещи всегда со мной. В моем стареньком «жуке», в багажнике. Иногда я сплю в машине, когда отчим устраивает вечеринки с соседями у нас в трейлере. Поэтому все необходимые вещи для побега лежат там. Жаль мамины фото остались в трейлере. Если он и их тоже не пропил.

Почему я раньше не сбежала? Я жалела его. Он ведь из-за потери мамы спился. Но теперь я поняла, что я жалела мерзкую тварь. Он никогда не исправится. Разговор с Баком поверг меня в шок. И они продолжали нагло болтать, решая мою судьбу без моего ведома, будто я приходилась Баку не падчерицей, а домашним питомцем, которого он выгодно продал новому хозяину.

– На вот!

– Что это?

– Трусики моей п-падчерицы, – язык спившейся свиньи заплетается. – Это предоплата.

Идиот. Он вдребезги пьян! Мозги что ли пивом разъело? Что он такое несёт?

– Когда она с работы возвращается?

– Вот уже должна, – пьяным тоном тянет он.

– Тогда я заберу её прямо сейчас, – грохот кулака по столешнице.

– Бери. Пользуйся.

– Трахайся, – грязно шутит Бак, перебивая.

Они оба ржут.

Свиньи! Ненавижу! К чёрту всё!

Я со всех ног бегу обратно к машине, прыгаю в салон. Дрожащими руками вставляю ключ в замок зажигания. Не получается с первого раза попасть ключом в разъём. Руки трясутся как проклятые.

– Давай, детка, давай! Не подведи, только не сейчас!

Мой старенький «Juke» кряхтит как восьмидесятилетний дед. Я несколько раз проворачиваю ключ в замке зажигания – не хочет заводиться. Фак! Я матерюсь шёпотом, бью кулаками по рулю, пробую ещё раз, страшась того, что меня обнаружат. Бак может выйти из трейлера в любой момент. Я, кажется, уже слышу шаги. Совсем рядом. Или это моё воображение сходит с ума от паники? Его отвратительный голос угрожающе хрипит мне в ухо: «Она повертится дырочкой на моем члене или на члене моих гостей клуба…».

– Да заводись ты, долбанная железяка! – ещё раз бью по рулю.

Слава небесам! Моя старушка реанимируется. Кряхтит, порыкивает. Я газую, срываясь с места и мчусь по разбитой дороге района для малоимущих семей, выруливая на почти пустынную трассу. По ней – выезжаю за город.

Начинается ливень. Дворники противно скрипят по стеклу, смывая ручьи дождевой воды. Из-за чёрных туч на небе не видно звёзд. Я выезжаю за город, поэтому путешествую почти в полной тишине, да ещё и под сумасшедшими потоками воды. Я планирую провести в пути три дня, чтобы добраться до соседнего штата.

Я любила своего отчима. Он был хорошим человеком. До тех пор, пока не влез в долги. Потом ещё и эта его зависимость от азартных игр… Всё началось с того дня, когда мамы не стало. Мы долго боролись за её жизнь, но опухоль побороть не удалось. Чтобы оплатить лечение Катрин, и прочие долги, нам пришлось продать всё. Теперь я живу на окраине Юты в тесном трейлере с вечно пьющим отчимом. Сейчас я на всех парах мчусь в Калифорнию. Там живёт моя тётя, о ней я узнала буквально на днях и, немедля, решила бежать. Моя мама полжизни прожила в приюте, соответственно, о её родственниках мы не знали ничего. Хорошо, что я не успела ничего рассказать полоумной пьянчуге о тёте Рэйчел. Мне предстоит трудное и рискованное путешествие, но я надеюсь, у меня всё получится. Буду молиться. У меня нет больше никаких других вариантов. Я сильно рискую, отправляясь в длительную поездку на своём старом корытце.

Полчаса в пути, можно расслабиться. Я как дёрганная через каждые пять секунд бросаю взгляд в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что меня никто не преследует. Ненавижу кретина Бака! Он давно к моей заднице примерялся. Всё в клуб свой звал работать. Шлюхой предлагал стать. Но я отказалась. Как бы не было трудно в жизни, но общественной тряпкой я ни за что не стану, уж лучше с голоду сдохну, чем в бордель. А теперь «папочка» любезно согласился подложить меня под бородатого урода. Как же бесит!

С внешностью мне повезло. Красота досталась мне от мамы. Большие синие глаза, длинные кукольные ресницы, аккуратный курносый нос, пухлые бледно-розовые губы. Волосы длинные, почти достают до талии, белые, как снег. Редки такой, необычный оттенок. Упругие аккуратные троечки, подтянутый зад, плоский живот, хроническая худоба. Хоть в чём-то мне по жизни повезло.

Я смачно зеваю, глядя на унылую пустынную дорогу. Однотипность пейзажей утомляет. Хотя, какие тут пейзажи? Сплошная тьма и дождина хлещет как из ведра. Я делаю музыку громче и двигаюсь по навигатору, который то и дело лагает в моей старенькой «Nokia». Я хлещу себя ладонями по щекам, чтобы не заснуть за рулём, останавливаться нельзя – слишком опасно. Бак этот пренеприятнейший тип, он бандит. Он руководит местной бандой головорезов, которые «держат район». Жуткие бородачи, с виду здоровенные как медведи, расхаживают в чёрных кожанках и наводят страх на простых жителей района. Баку принадлежит сеть клубов и казино. Я вспоминаю его уродливую бородатую рожу и меня воротит. Лучше под свинью лечь, чем под это мерзопакостное чмо.

Я кое-как дотягиваю до рассвета. Дождь закончился, на тёмно-сером небосводе просматриваются яркие вспышки солнечного света. Я торможу на захудалой заправке, покупаю себе сэндвич с колбасой, кофе – перекусываю. Решаю час прикемарить там же, на парковке, после снова двигаюсь в путь.

Местность кажется мне вообще незнакомой. И какой-то странной. Я въезжаю на территорию густого леса с высокими корявыми соснами. Видок такой себе, если честно, как в фильме ужасов. Странно вообще, что это за местность такая? Чтобы сократить путь и сэкономить время, навигатор повёл меня через глушь. С одной стороны – вереница бесконечных деревьев, а с другой – скалистые горы. Машин вообще практически нет. Ощущение такое, будто эту дорогу намеренно объезжают стороной. Тут даже асфальт старый, стёршийся, без разметки.

Вскоре, с приближением темноты, я понимаю, почему здешняя трасса не пользуется особым спросом. Она извилистая, размашистая. Да здесь запросто можно потеряться! Навигатор лагает. И… чёрт! Зависает.

Связь вырубается. Машина глохнет. Писец! Вот и приехали.

* * *

Около получаса я ковыряюсь в своём «жуке», пытаюсь реанимировать клячу – бесполезно. Это ж надо такое! Из-за гор и высоких сосен связь отсутствует напрочь. Телефон, к тому же, садится. Я что умру здесь? Ни одной встречной машины, будто вымерли все, хоть бери и прямо сейчас снимай фильм про постапокалипсис. Солнце плавно катится к горизонту – скоро стемнеет. Если я не заведу развалюшку, то насмерть здесь замёрзну с наступлением темноты.

Бесполезно! Я почти рыдаю, захлопывая крышку ржавого капота.

Обозлившись на скуку-судьбу, я с яростью пинаю колесо машины, прячу руки в карманы толстовки и бреду вдоль дороги куда глаза глядят. Кругом непроходимые джунгли. Ни намёка на цивилизацию. Около получаса я иду вдоль дороги, как вдруг натыкаюсь на крутой поворот, ведущий в чащу леса. Бездорожье. На глиняной земле виднеются свежие отпечатки шин.

Была, ни была! Спасибо боже, что послал мне хоть какой-нибудь лучик надежды…

Холодает. Челюсть начинает стучать от холода. Солнце уже скрылось за горизонтом. Полный трэш! Я срываюсь на бег, бегу строго по следам шин, становится жутко не на шутку. Дорога извилистая, она петляет крутым серпантином, то вправо, то влево, я будто карабкаюсь вверх по скалам. Вскоре, я понимаю. Дорога – горная. Задыхаясь от одышки, я поднимаюсь на самый пик горы. А здесь нереально красиво! Высокие сосны заслоняют собой удивительный вид на живописный пейзаж. И дышится здесь легко. Девственная местность. Ни души. Полный релакс. Аж дух захватывает.

Но сумерки всё сгущаются и сгущаются. Лес оживает. Его территория наполняется сладким пением ночных птиц. Прямо над головой ухает филин. Я вздрагиваю, когда наступаю на сук. Щелчок. Становится очень страшно, мурашки бегут по коже. Вдали я слышу нечто, похожее на волчий вой. Интересно, водятся ли здесь хищники? Ещё один повод ускорить бег.

Я бегу со всех оставшихся сил. Изнеможённая, голодная, уставшая. Уже почти ничего не вижу в сгущающийся тьме, неужели я вот так вот глупо погибну? А утром, в лучшем случае утром, меня найдут местные охотники разодранную диким зверьём. Почему мне так не везет по жизни?

Я спотыкаюсь, падаю. Позади слышу шелест. Паника усиливается. Отряхивая грязь с ладоней, задыхаясь от быстрого бега, я вскакиваю на ноги. Куда бегу, зачем? На что надеюсь? Я плачу. Слёзы жгут глаза, а душа предчувствует скорый конец. Ощущение такое жуткое, что за мной гонится хищник. Он играет со своей сладкой жертвой, гонит её в западню. В пяти шагах от меня слышится урчащее рычание. Я боюсь обернуться, чтобы увидеть во тьме жёлтые глаза волка и его белые, острые, как лезвия, клыки.

Я вылетаю из лесной гущи, спотыкаюсь о булыжник, кубарем качусь по рыхлому склону куда-то вниз. Падаю. Не дышу, закрывая голову руками, и готовлюсь к боли. Но… вой и клацанье зубов прекращается. Выдохнув, я поднимаюсь на ноги. Смотрю сначала на свои счёсанные ладони, потом машинально бросаю взгляд перед собой. Ох! Что это? Огни… Они манят меня к себе, завораживают, как бабочку на свет подзывают своим теплом и красотой.

С груди будто сваливается каменная глыба, тело обмякает от облегчения. Я спасена! Я вижу огни, когда подхожу ближе – вижу дом, за высоким каменистым забором. Он огромный! Я даже хорошенько тру кулаками глаза, чтобы убедиться, что то, что я вижу – реальность.

Прихрамывая, я подхожу ближе. Кладу руку на холодный камень забора, провожу по нему ладонью, кожей чувствуя его холод и шероховатость. Нет, не иллюзия. Я правда ЭТО вижу. Дом. В горах. В лесной глуши. Удивительно! Чей он? Кто здесь живёт?

«Да нет же. Это не дом, а настоящий замок!» – Делаю заключительный вывод я, когда подхожу ближе к главным воротам.

Кованые, с изображением золотых львов на них. Не уж-то настоящее золото? Я несмело дотрагиваюсь кончиком пальцев до льва. Обвожу контур могучего грозного зверя подушечкой указательного пальца, как вдруг ворота распахиваются передо мной, приглашая внутрь. Я чувствую себя странно. Будто я попала в сказку… В одну из тех волшебных историй, что однажды читала мне мама.

С замиранием сердца, любуясь зрелищем, я вхожу внутрь незнакомых мне роскошных владений. Ворота за моей спиной захлопываются, а я нервно вздрагиваю. Оборачиваюсь. Прищуриваюсь, всматриваясь вдаль. Там, во тьме, на окраине глуши, я отчетливо вижу жёлтые блики. Два, четыре, шесть. Как глаза. Они следят за мной. Волосы дыбом! Это… и правда волки. Ну уж нет, к ним обратно я больше ни ногой.

Ворота захлопнулись. Я в безопасности. Внутри загадочного места поразительно спокойно. Я иду вдоль идеально чистой дорожки, подсвеченной желтыми огоньками – фонариками. Поворачиваю голову влево – там журчит фонтан с двумя лебедями, вправо – там раскинулся восхитительный сад из роз. Уютно, зелено, красочно. Территорию чей-то дивной собственности окружает мягкий зелёный газон. Сразу видно, здесь живут обеспеченные люди. Может богатые бизнесмены? Которые устали от шумной городской рутины и перебрались в глушь? Я им по-доброму завидую. Я сама ненавижу городскую жизнь. Пыль, грязь, суета, толпы людей повсюду. Выхлопные газы от машин, от заводов. Грязный воздух, извечная беготня. Моя мечта – вырваться из плена городской западни и уединиться где-нибудь за городом. Построить вот такой вот чудный дом и выращивать на его территории цветы. Блаженство!

Я с наслаждением втягиваю запах цветов, улыбаюсь. Как же здесь хорошо и красиво. И совершенно не страшно. Будто оазис в гиблой пустыне. Кусочек рая на земле! А где же хозяин? Он так любезно пригласил меня внутрь, спас от кровожадного зверья, что мне не терпится поблагодарить его и познакомиться с моим загадочным спасителем поближе.

Я обхожу дом по кругу, останавливаюсь у главного входа. Поднимаюсь по каменным ступенькам вверх, робко стучу. Ожидаю. Ничего не происходит. Разве что дверь от моих стуков открывается сама по себе. Мощная, резная. Тоже с вырезанными на ней ликами двух гордых львов, с золотым напылением на густой гриве. Я чуть толкаю дверь рукой, вхожу внутрь дома. Ох, мама дорогая! Правда, что дворец. Каждая комната – зал музея.

– Простите за вторжение! Здесь есть кто-нибудь? – дрожащим голоском мямлю я, осматривая комнаты. А их здесь очень много. Каждая краше предыдущей. В каждой пестрит свой оригинальный дорогой дизайн. В двух словах особняк можно назвать так – современный замок.

– Здравствуйте! Меня зовут Сильвия Стилл, я заблудилась… Можно воспользоваться вашим телефоном?

Тишина. Первый этаж дома напрочь пустует. Я направляюсь к витиеватой, сделанной под старину лестнице, по которой поднимаюсь на второй этаж. Там тоже пусто. Ни души. Что-то не по себе мне. Ну точно, я будто очутилась в сказке. Стала героиней повести «Красавица и чудовище». Белль. Вот только глупости всё это. Я живу в реальном мире, не верю в чудеса и всякую там магическую ерунду.

Осмотрев второй этаж, я поднимаюсь на третий. Последний. Освещение в доме достаточно мрачное. На стенах горят бархатные бра. Здесь тихо. Настолько тихо, что дух захватывает. Страшная тишина. Она лишь подогревает моторошную атмосферу в стенах загадочного поместья.

На третьем этаже мало комнат. Они почти все закрыты на ключ. Кроме одной. Последней. Мандраж по всему телу усиливается, когда я стучу в чёрную дверь из натурального дерева, на вид, самую простую, вхожу внутрь. В комнате темно, прохладно. Я резко столбенею! Когда перед собой вижу единственный участок света. Это что? Стеклянный куб? На него падает мягкий серебристый свет из одной единственной здесь лампы.

У меня ступор. Нет хватает слов, чтобы выразить то, что я вижу. Большая просторная комната, в центре которой стоит небольшая стеклянная витрина в виде куба, а там? Внутри стекла на бархатной чёрной подставке блестит изумительной красоты колье из драгоценных камней. Что это? Рубины? Алмазы? Наверно алмазы. Оно такое тяжёлое, на вид, большое. С крупными, искрящимися на искусственном свету камнями.

Бесподобно! Я залипаю, застываю мертвым столбом, когда подхожу ближе. Время останавливается. Планета замирает. Когда я, будто загипнотизированная зрелищем, смотрю на ювелирное изделие. Я сама не замечаю, как кладу руку на стекло, как мечтаю прикоснуться к совершенному, взять его в свои руки, надень на себя. Во рту становится сухо. В висках давит.

Что за ерунда со мной творится? Я не могу оторваться от украшения. Хочется любоваться им часами. Я тону в глубине серебристо-белых камней. Они такие большие, такие красивые. Их блеск завораживает, травит мой разум, побуждает во мне нехорошие мысли. А что, если я возьму украшение себе? Хозяев, похоже, нет дома. Я просто возьму его и уйду… Продав его, я ведь смогу жить ещё лет тридцать ни в чём себе не отказывая. Куплю дом, как и мечтала, в такой же непроходимой глуши, и ни отчим, ни мерзавец Бак меня не найдут.

Исходя из богатого интерьера дома, его владелец, не сомневаюсь, не обеднеет, если я возьму себе одну из его вещей. Он себе хоть пять таких колье купит. Видно же, что дом принадлежит безумно богатому миллиардеру.

Глупые мысли! Дура, я дура. Просто устала очень, голодная, измученная. Жить хочу, неимоверно! Поэтому и толкаю себя в грех, от отчаяния. Это оно во всем виновато! Дьявольская вещь! Манит меня, травит разум, как отрава.

«Бери, бери, бери, – подзывает внутри голос дьявола. – Беги, беги, беги».

На витрине даже нет замка. Крышку подними – бери, проклятая вещица твоя.

Сглотнув сухой ком в горле, я решительно тянусь пальчиками к краю стеклянного шкафа. Как вдруг…

– Нравится колье?

Мороз бежит по коже. Я подпрыгиваю на месте, отдергивая руку прочь, будто обжигаюсь. Поднимаю голову, смотрю вперёд, в бликах окна вижу объёмный силуэт.

Я в ужасе, я не дышу. Я сейчас умру на месте! За мной стоит громоздкая чёрная тень. Вот-вот, и пол провалится под моими ногам, а сердце захлебнётся в крови от страха.

Глава 2

Сильвия

– Кто вы?

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом