Александра Салиева "Грязный соблазн"

grade 4,2 - Рейтинг книги по мнению 10+ читателей Рунета

Если жених оказался аферистом, а жизнь катится под откос, определённо пора что-то менять. В конце концов, кто, если не я сама? Тем более, когда рядом две верные подруги и билет на море. А если это всё приправить бутылочкой шампанского (и может даже не одной), знойным солнцем, песчаным пляжем и горячим португальским мачо, то… Погодите! А с мачо-то мне что делать?!

date_range Год издания :

foundation Издательство :Александра Салиева

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 25.08.2020

Грязный соблазн
Александра Салиева

Португальский зной
Если жених оказался аферистом, а жизнь катится под откос, определённо пора что-то менять. В конце концов, кто, если не я сама? Тем более, когда рядом две верные подруги и билет на море. А если это всё приправить бутылочкой шампанского (и может даже не одной), знойным солнцем, песчаным пляжем и горячим португальским мачо, то… Погодите! А с мачо-то мне что делать?!

Александра Салиева

Грязный соблазн




Пролог

– Прости, солнышко, но я вынужден задержаться здесь ещё минимум на неделю, так что придётся свадьбу перенести, – донеслось в трубке, а я чуть не врезалась в машину, которую не заметила при повороте налево.

Успела затормозить лишь в последние секунды.

– Перенести? Опять? Да ты издеваешься! – воскликнула в сердцах, моргнув аварийкой в качестве извинения для автомобилиста.

Кажется, тот меня в ответ банально послал, обозвав самыми недобрыми словами, но я на него уже не смотрела, разум сосредоточился на телефонном разговоре.

Мой гражданский муж – Слава Радионов, находился в своей очередной командировке и должен был вернуться домой ещё три дня назад. Всё бы ничего, но на завтра у нас запланирована регистрация брака. Третья по счёту. И предыдущие два раза не состоялись по той же самой причине.

– Ты же знаешь, это не от меня зависит, была бы моя воля, я бы вообще никуда от тебя не уезжал, – вздохнул он тоскливо.

Утверждение спорное. В конце концов, нас обоих кормила кофейня, в которой я пропадала с утра до ночи семь дней в неделю, а не его заработок в геодезической компании. Но ему его работа безумно нравилась, так что свои умозаключения я оставила при себе.

– Да и ничего катастрофического же не случится, в конце концов, – продолжил мужчина. – Ты же всё равно отказалась от празднования. Ни ресторан не заказывали, ни гостей не приглашали. Всего-то надо будет заново заявление подать, пятиминутное дело, чего ты расстраиваешься из-за такой ерунды, конфеточка моя? Подумаешь, штамп в паспорте. Ты же сама говоришь, это не главное. Главное, что я тебя люблю, мармеладка, а ты любишь меня. Мы же с тобой и так самая настоящая семья. Ты только не расстраивайся, ладно? Я обещаю, скоро вернусь и всё-всё тебе возмещу!

Устало выдохнула. С места, наконец, тронулась. До места моей работы оставалось всего-ничего, так что менее чем за минуту я окончательно припарковалась перед кофейней с шоколадной вывеской, украшенной золотистой гравировкой. Заведение открылось пару часов назад, но посетителей было уже полно. Две официантки носились от столика к столику, успевая расточать приветливые улыбки каждому, кому оставляли заказ. Я тоже невольно улыбнулась, наблюдая за ними. Наняла их недавно, но студентки вечернего прекрасно справлялись, судя по тому, что я видела. А вот у стойки, где брали преимущественно кофе на вынос, в очереди собралось свыше двадцати человек. И проблема была вовсе не в том, что бариста у нас нерасторопный.

– Где Ибрагимова? – нахмурилась я, останавливая пробегающую мимо официантку.

Сколько ни оглядывалась по сторонам, так и не обнаружила администратора, которая отвечала в том числе и за кассу.

– Не пришла, – пожала плечами миниатюрная блондинка в фирменном фартуке, после чего отправилась принимать очередной заказ.

– …а если добираться через Харбин, смогу привезти тебе те штуковины, как их там… не помню, ты мне на позапрошлой неделе все уши ими прожужжала. Но тогда придётся покупать новые билеты, – рассказывал между тем Слава.

– Ладно, как скажешь. Я тебе попозже перезвоню, хорошо? – отозвалась, двинувшись в сторону стойки со скопившейся очередью, которую надо было срочно спасать, а то некоторые из покупателей уже начинали разворачиваться на выход.

– Ты что, меня совсем не слушаешь? – укорил встречно Слава. – Я же тебе говорю, билеты надо новые оплатить! Ты хоть помнишь, сколько билеты в Харбин и из Харбина стоят? Я даже если свои выкупленные билеты верну, всё равно на новую бронь доплата нужна, да и деньги по возврату ещё несколько дней на счёт идти будут. Или ты не хочешь, чтобы я побыстрее приехал? – закончил возмущённо.

Сколько стоят авиабилеты в Харбин я действительно не имела никакого понятия, так что просто признала его правоту.

– Я отправлю, ты только на WhatsApp скинь мне, на какую из карт отправлять и сколько надо, – произнесла, обходя толпу. – В течении часа отправлю, ладно? – добавила, приподнимая откидную часть стойки, пробираясь по ту сторону.

Единственный, кто там находился, радостно заулыбался в явном облегчении. И фартук мне подал.

– Ладно, жду. Только не забудь! А то бронь сгорит! – услышала я последнее от Славы, прежде чем погрузиться в работу.

Про онлайн-перевод я действительно не забыла. Как и не забыла поставить в известность свою маму о том, что регистрация брака опять не состоится. Свекровь позвонила сама. Ей тоже денег пришлось отправить, а то она так распереживалась, что давление поднялось, понадобилось новые лекарства покупать. А вот не вышедшей на работу Маше Ибрагимовой я не дозвонилась. Зато пообщалась с её сменщицей, которая пообещала приехать через пару часов. Пока она добиралась через жуткие пробки, я успела обслужить почти три сотни клиентов. Потом… потом были проблемы с потерявшимся поставщиком, небольшая поломка кофейной станции, поиск малюсенькой, но очень нужной запчасти, ещё один звонок от свекрови, которая напомнила, что совсем скоро у них с её пятым по счёту мужем будет юбилей и было бы неплохо провести его в кофейне, чтобы особо не тратиться.

Присесть я так и не успела ни разу. И это кстати, очень даже зря, потому что в скором времени в мои руки попал один занятный конверт. Адресовался он Славе, и подозрительным он стал в тот момент, когда курьер отказался добровольно мне его отдать. Мол, только лично Вячеславу Леонидовичу Радионову и всё такое. Но что может один юный одинокий студент-заочник против двух прожжённых первокурсниц? Особенно если у них есть халявные латте-макиато и шоколадные пончики… А присесть реально надо было. Ибо на конверте числился отправителем непонятный чувак, а внутри…

– Твою ж мать! – присвистнула я, обнаружив документы о собственности на загородный дом в каком-то там дивном посёлке.

Сперва я долго не могла определиться: то ли радоваться такому сюрпризу, то ли прибить муженька за такое решение без моего на то ведома.

Это же жутко дорого!

И откуда только деньги взял?

Хотя в итоге, прежде чем выносить окончательный приговор, решила сперва позвонить ему. Но Слава, как назло, трубку брать не спешил. А после седьмого гудка я сдалась. И вовсе не потому, что не отличаюсь терпением. Просто одна из официанток подвернула ногу, так что пришлось повторно за сегодняшний день надевать фартук и бежать к столикам в общем зале. Хотя соответствующее сообщение ему всё равно отправила. А в тот момент, когда принимала третий по счёту заказ, ответного звонка я всё же дождалась. Да так и застыла с телефоном в руке, растерянно выслушивая непонятно чьё визгливое верещание:

– Да мне он этот дом купил! Мне! Поняла? Мой он, мой! Даже не мечтай о нём, поняла?!

Было не совсем понятно, это она сейчас о доме, или о муже моём, поэтому я решила сперва уточнить:

– А ты, собственно, кто?

Ответом мне послужил истеричный хохот.

– А ты догадайся, золушка ты наша, бестолковая!

Вот тут я озадачилась. Нет, не потому, что начала догадываться о чём-либо. Просто вся ситуация в целом знатно напрягала. Я даже от столиков подальше к барной стойке отошла, чтобы лишние уши не расслышали того, что будет дальше.

– Я спрошу ещё раз. Последний. Ты кто, млять, такая? – процедила я сквозь зубы.

Потому что если это шутка такая неудачная, то кто-то очень сильно об этом пожалеет. А если не шутка… тогда пожалеет в тройном эквиваленте!

– О-о… А ты, смотрю, реально тупая, – отозвалась со смешком собеседница.

Чтоб её лоси в лесу… затоптали!

Преимущественно в зад.

– Меня Лиля зовут. Уяснила? – хмыкнула она. – Мы со Славой сегодня расписались, теперь я жена его. Законная. А ты… Ну, сама наверное уже догадалась, – сделала паузу, которую заполнил шум грохнувшегося из моих рук подноса. – И дом он мне в подарок на свадьбу купил. Кофейню эту вашу вонючую заложил и купил! Так что можешь собирать свои манатки и валить оттуда тоже, как и из нашей со Славиком жизни!

Кажется, где-то здесь мне совершенно точно было пора послать её саму. Не только пешим эротическим, но и желательно на душевном русском. Однако ни одного звука я из себя выдавить не смогла. А всё потому, что фоном к её воплям прибавился ещё один голос. Тот, что я узнаю из тысячи. Хотя бы по ласковой интонации:

– Цветочек мой, ты с кем там разговариваешь? – поинтересовался… тот, кого я считала семьёй.

И всё. Это мой приговор. Бесповоротный. Не подлежащий изменению. Никаких оправданий. Только горький осадок предательства, который душит и душит, как самая безотказная виселица.

Зря не присела. Снова. И, скорее всего, на этот раз точно упала бы, если бы не заливистый перезвон колокольчиков, что раздался при открытии главного двери входа, который заставил сосредоточиться на реальности, а не на том, что сейчас разрывало моё сердце. Привычка, выработанная годами – отстраняться, когда надо, цепляя маску бескомпромиссной доброжелательности, сколь бы паршиво ни было на душе.

– Вика! У нас ЧП! – завопила через весь зал давняя подруга.

Она же подлетела первой, не дав опомниться. Затараторила о том, что у меня в квартире потоп и нужно срочно ехать, а то у соседей-буржуев, которые снизу, уже начался водный апокалипсис, они собираются подать на меня в суд.

Должно быть, за сегодняшний день в моих мозгах закончились гигабайты оперативной памяти, потому что я машинально кивнула и позволила себя вывести из кофейни. Подруга была не одна, в такси дожидалась вторая. В мозгах засело: «Кофейню эту вашу вонючую заложил и купил!», так что домой мне при любом раскладе надо было срочно. Как минимум для того, чтобы проверить сейф, где хранились документы на заведение, по моей наивности ещё с момента основания записанное на Родионова. Уже потом, усевшись в такси и осознав, что за всем этим кроется ещё один подвох, я задумалась о том, с чего бы это какому-то моему соседу звонить подруге и откуда у него вообще взялся её номер? Тем более, у меня ни одного пропущенного не значилось. А на высказанный вслух вопрос обе девушки коварно заулыбались. И реально меня ко мне домой притащили! Но не потому, что там был потоп. Паспорт мой им понадобился. И… оказывается, мы летим в Португалию! При этом никакие возражения не принимаются. Все же у Ди сегодня день рождения и она собирается отметить его с особым размахом.

На пьянки и безудержное веселье я точно настроена не была. Но это только до того момента, пока не открыла сейф. Он оказался пустым. Совершенно. Я его последний раз около месяца назад открывала, так что… Предложение напиться оказалось весьма кстати! Где… Да без разницы! Главное, забыть всё это дерьмо. Хотя бы на время. А что может быть лучше, чем компания двух моих самых близких подруг, которые умеют веселиться, как никто другой? Вот я и… напилась. До такой степени, что после второй выпитой бутылки помнила остальное весьма смутно. Вернее, вообще ничего не помнила. Весь оставшийся день банально стёрся из моей памяти.

* * *

Голова раскалывалась с такой силой, будто на меня бетонная плита рухнула. Болело абсолютно всё. Ни вдохнуть нормально, ни пальцами пошевелить. Хотя последнее, спустя минуту после пробуждения, я всё же одолела. И даже героически открыла глаза, с ещё одним немалым усилием повернувшись на бок, чтоб взглянуть на это своё достижение. Правда, вместо собственных пальцев увидела… беркута. Здоровенного такого, красивого, чёрного. Нарисованного. На чьей-то мускулистой руке. Определённо мужской. Определённо сильной. Я такую обеими ладонями только если обхватить смогла бы, да и то не факт. О том и задумалась, разглядывая эту самую руку, перевитую проступающими венами, сжатую в кулак, что упирался аккурат перед моим лицом в залитую солнечными лучами зелёную травку… на которой я, по всем видимым обстоятельствам, в данный момент лежала буквально мордашкой вниз.

Глава 1

Виктория

Глаза предательски закрывались. Как ни старалась сосредоточиться на реальности, она всё равно плыла и пропадала.

– Tua m?e… – донеслось мрачное и не совсем понятное, а затем чьи-то руки схватили меня за плечи, после чего довольно грубо встряхнули.

Тут хочешь не хочешь, а глаза снова откроешь.

– Чего? – отозвалась я охрипшим голосом.

Уплывающая, местами пропадающая реальность потихоньку собиралась в обычную. И в этой реальности снова появился беркут. Он красовался на левой руке здоровенного мускулистого амбала, который самым наглым образом продолжал меня лапать – отпускать, судя по всему, вовсе не собирался. Татуировка была не одна и я вполне закономерно залипла на искусном переплетении, создающем образы облаков, среди которых парили крылатые часы, а особенно заинтересовала надпись на английском “Trust”. Вернее, не столь само слово, как то, что оно было набито на верхней части пресса аж из восьми кубиков, низ которого был едва прикрыт резинкой от спортивных штанов. Я такой пресс в живую вообще ни разу не видела, еле стерпела, чтоб ещё и не потрогать, дабы убедиться в том, что мне не мерещится. Прям ладони зачесались от такого порыва. Хотя он быстро пропал. А всё потому, что…

– Voc? quem е? – заговорил снова амбал.

– Чего? – переспросила я повторно.

И лапищи его здоровенные от себя аккуратненько отлепила.

– Russo… – уныло вздохнул он.

И как-то подозрительно поник весь. Физиономия стала ещё мрачнее прежнего. Но я не растерялась.

– Russian! – выдала в подтверждение.

По португальски-то я не особо. В Инязе, где я познакомилась со своими подругами, штурмовала английский и французский.

Впрочем, как оказалось, это не такая уж и проблема.

– Русская, – всё также уныло повторил на моём родном мужчина.

– Ага! – радостно закивала я и только потом огляделась по сторонам.

Лужайка, на которой мы оба сидели, простиралась далеко-далеко за высокие кованые ворота и терялась в апельсиновых деревьях, среди которых гордо возвышалась белоснежная трёхэтажная вилла. На фоне безоблачного неба насыщенно-бирюзового оттенка подобная картина выглядела особенно шикарно, и… я понятия не имела, как сюда попала.

Последнее, что помнила – это распечатывание третьей по счёту бутылки шампанского в компании двух моих подруг на борту самолёта, который должен был доставить нас в солнечный край с шикарными песчаными пляжами. На тот момент самолёт уже находился в воздухе. Саму посадку я тоже запамятовала. Кажется, Ди спала на моём плече… Диана! И Лена!

– Где девочки?! – подскочила с места.

Подруг поблизости не обнаружилось. Мрачная физиономия амбала между тем превратилась ещё и в недовольную. На мой возглас он болезненно поморщился. А когда у меня закружилась голова, и меня пошатнуло, то он к тому же брезгливо усмехнулся. Но надо отдать должное, не всё с ним так плохо, он вновь ухватил меня за плечи, чтоб я своей мордашкой о травку не приложилась. И я бы обязательно поблагодарила его за такую предусмотрительность, да только он сам же всё испортил:

– Девочек здесь нет. Только мальчики, – выдал, повторно усмехнувшись.

Мало того, что вышло это у него как-то подозрительно довольно, так ещё и взгляд, которым он меня одарил с головы до ног, вышел слишком уж пристальным и оценивающим. Я даже на секунду задумалась о том, во что я одета. А какая-то сугубо инфантильная часть меня невольно пожалела, что это всего лишь заурядные джинсы и рубашка в полоску с рукавом в три четверти. Всё же последним моим адекватным утром я на работу собиралась, а не в Португалию, обольщать полуголых мужиков… Стоп! Похмелье мне точно не на пользу. О чём я вообще думаю? Когда есть куда более насущные проблемы.

– Девчонки, я тебя спрашиваю, где? – прищурилась я недобро, подавшись вперёд. – Диана и Лена. Мы с ними вместе в самолёте были, – пояснила следом, потом подумала немного и решила добавить, чтоб уж заодно обо всём: – Как я тут вообще оказалась? – сама же задумалась на эту тему.

Ничего нового я так и не вспомнила. Зато амбал перестал разглядывать меня, будто кобылу на откуп. Тоже задумался. Но к моему величайшему прискорбию совсем не о том, на что я рассчитывала. Ещё парочка секунд дополнительного разглядывания моей персоны, и мужчина поднялся на ноги.

– От тебя воняет, – постановил он, глядя на меня теперь уже сверху-вниз.

Что сказать…

Бывают в жизни огорченья!

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом