Кира Стрельникова "Мой лёд, твоё пламя"

Всю жизнь я прожила на севере в окружении ледяных магов, хотя по рождению – огненная ведьма. И лишь незадолго до совершеннолетия узнала, что же случилось в прошлом, как я оказалась у опекуна. А еще стала просыпаться моя магия… Но мне никак нельзя выпускать ее! Как и возвращаться на юг, в родные края. Вот только стихия не спрашивала моего согласия, желая обрести свободу, и ко всему еще и опекун внезапно стал проявлять ко мне совсем недружеское внимание. Его племянник, мой друг детства, тоже начал ухаживать. Вот соперничества мне еще не хватало! Что ж, придется распутать тайны прошлого и выяснить, кто же на меня охотится, и заодно определиться со своими чувствами.

Год издания :

Издательство :АЛЬФА-КНИГА

Автор :

ISBN :978-5-9922-3129-8

Возрастное ограничение : 16

Дата обновления : 20.11.2020

Мой лёд, твоё пламя
Кира Стрельникова

Всю жизнь я прожила на севере в окружении ледяных магов, хотя по рождению – огненная ведьма. И лишь незадолго до совершеннолетия узнала, что же случилось в прошлом, как я оказалась у опекуна. А еще стала просыпаться моя магия… Но мне никак нельзя выпускать ее! Как и возвращаться на юг, в родные края. Вот только стихия не спрашивала моего согласия, желая обрести свободу, и ко всему еще и опекун внезапно стал проявлять ко мне совсем недружеское внимание. Его племянник, мой друг детства, тоже начал ухаживать. Вот соперничества мне еще не хватало! Что ж, придется распутать тайны прошлого и выяснить, кто же на меня охотится, и заодно определиться со своими чувствами.

Кира Стрельникова

Мой лёд, твоё пламя

Пролог

Грозы здесь, на юге, были очень сильными и громкими, вот и эта не стала исключением. Молнии сверкали почти каждую минуту, гром грохотал такой, что тоненько дребезжали стекла. Мощь стихии поражала, завораживала. Роберт стоял у окна, бесстрашно приоткрыв его, и вдыхал влажный, напоенный ароматами воды и свежей листвы воздух. Несмотря на то что он жил на севере, в суровом зимнем климате, где лето очень короткое и не слишком жаркое, ему здесь нравилось. Роберт Рийон, Страж Гор, молодой ледяной маг, недавно прошедший трудное испытание, чтобы получить управление духами стихий, находился на жарком юге, в столице, в качестве посла. Ну и обговорить некоторые вопросы по торговле и пошлинам, ведь северные охраняли два единственных перехода через горы на ту сторону, к эльфам в леса. А завтра он уже возвращается домой, сначала порталом до границы, и оттуда уже духи донесут до родного Эриона.

С легким вздохом Роберт отвернулся от окна, как вдруг неожиданно в дверь постучали и заглянул дворецкий.

– Ваша милость, к вам посетитель, – огорошил он известием.

Мужчина озадаченно покосился на часы (они недавно пробили одиннадцать вечера) и, поколебавшись, кивнул:

– Хорошо, проводи.

А спустя несколько минут порог гостиной переступил тот, кого Роберт меньше всего ожидал здесь увидеть, еще и с каким-то свертком в руках.

– Добрый вечер, милорд. – На него смотрел лорд Танри, и в его глазах отражалась тревога. – Прошу прощения за вторжение в столь поздний час. Мне нужна ваша помощь. Увезите мою дочь из страны.

Брови Роберта поползли вверх, он уставился на сверток в руках позднего гостя и с недоумением переспросил:

– Простите… вашу дочь?

– Ей небезопасно находиться в Иллаире, вы же помните, не так давно нас с супругой хотели убить. – На лицо лорда Танри набежала тень. – А несколько дней назад она умерла родами. Кто-то подослал повитуху, которая применила магию, и моя жена практически сгорела. – Гость помрачнел и прижал к себе сверток. – Я боюсь, что этот кто-то доберется и до меня и Мирабела окажется в полной его власти. А она – будущая Хранительница. – Лорд посмотрел в глаза молчаливому Роберту. – Как и вы.

Рийон не отвечал несколько долгих мгновений, а потом медленно кивнул. Последний аргумент, несомненно, перевесил остальные.

– Хорошо, – коротко ответил он. – Я увезу вашу дочь.

– Благодарю. – На лице гостя отразилось облегчение, и он бережно передал сверток Роберту. – Как только я выясню, кто стоит за покушением и смертью моей жены, я сразу дам вам знать и заберу Мирабелу.

– Договорились. – Лицо Роберта стало задумчивым, едва он увидел круглое личико спящей девочки.

Она тихонько сопела, трогательно приоткрыв ротик, и, хотя лорд Рийон до сих пор ровно относился к детям, при виде маленькой Мирабелы в груди что-то дрогнуло.

– Вряд ли мой враг догадается искать ее на севере. – Отец не отрывал взгляда от своей девочки. – Для всех вы всего лишь случайно помогли мне избежать нападения разбойников.

– Я присмотрю за ней, милорд, – кивнул Роберт, аккуратно поправив одеяльце.

– Еще раз спасибо. – Гость коротко вздохнул, склонил голову и вышел из гостиной.

Никто и не мог предполагать, что это их последняя встреча. А утром Роберт уехал на север, увозя с собой Мирабелу.

Глава 1

Двадцать лет спустя

Я возвращалась домой. Спустя пять долгих лет в пансионе леди Брадис, престижном заведении для девочек из аристократических семей со всех северных земель. А до того – три года в школе при этом же пансионе. В доме моего опекуна, лорда Роберта Рийона, я бывала только на редких каникулах два раза в год: две недели летом и две недели зимой. И то виделись мы с ним редко, он постоянно в делах. Но при встречах был добр, всегда расспрашивал о моей учебе, нравится ли мне там, и в деньгах я не нуждалась: на мой счет регулярно поступали приличные суммы.

Вчера нам вручили грамоты об окончании с перечнем дисциплин и отметок – мероприятие закрытое, как и сам пансион, даже родители и родственники ждали за воротами в гостевом доме. Да, леди Брадис строго блюла приличия, поэтому попасть в ее пансион было весьма проблематично, образование она давала отличное. И воспитание тоже. Лорд Роберт не смог приехать за мной, и я не обижалась, знала почему: у него сегодня день рождения, и он готовился. Я тоже приготовила подарок и немного волновалась, не зная, понравится или нет. Ведь с моим опекуном я общалась не так чтобы очень часто. Но когда увидела в одном из магазинов в городке рядом с пансионом красивую брошь из серебра в виде головы дракона, держащего в пасти крупный и редкий желтый алмаз, не удержалась. Особенность броши в том, что в глубине камня сверкала отчетливая звездочка, именно это и привлекло в украшении, на первый взгляд достаточно обычном. Надеюсь, лорду Роберту понравится.

Меня ждал экипаж, весьма своеобразный, надо сказать, из-за того, что вместо коней в него были запряжены снежные духи – мой опекун умел управлять ими. Они только отдаленно походили на лошадей, сверкающие снежинки лишь очерчивали контуры, а гривы и хвосты походили на вьюжные шлейфы, красиво переливающиеся на ярком солнце. И хотя уже наступил май, здесь, на севере, весна и лето приходили сразу и считались одним временем года, длившимся всего полтора месяца. Снег только-только начал сходить, а сегодня так и вовсе в холодном воздухе посверкивали ледяные кристаллики, оседая на серебристом меху моей шубки бриллиантовой пылью.

– Ой, Мира, это за тобой?! – восторженно выдохнула Аирис, остановившись рядом и глядя на снежных духов. – Какие краси-ивые! Папа редко позволяет нам видеть своих. – Она с легким сожалением вздохнула.

С Аирис мы общались в пансионе ближе всех, пожалуй, я могла назвать ее своей подругой. Остальные сохраняли вежливость, но сторонились, очень уж я непохожа на снежных леди, и в первую очередь внешностью. Ярко-рыжие волосы, смуглая кожа, большие зеленые глаза – все явно указывало, что я не совсем с севера. Местные женщины отличались светлыми волосами всех оттенков от холодного платинового до золотистого с перламутровым отливом и цветом глаз от серого до синего. А кожа… Я завидовала фарфоровой белизне и казалась себе дурнушкой на фоне утонченной, хрупкой красоты девушек вокруг.

– Вы порталом отсюда? – поинтересовалась я, взявшись за ручку двери.

– Да, родители хотят устроить вечер в честь моего возвращения только для близких. – Аирис смешно сморщила аккуратный носик и закатила ярко-голубые, как аквамарины, глаза. – Вот готова спорить на что угодно, среди гостей будут преобладать холостые сыновья папиных знакомых!

Я хихикнула, спрятав лицо в мех на воротнике шубки и озорно глянув на Аирис.

– Ну как же, дорогая, тебе скоро стукнет двадцать один и замуж пора, – поддела я ее, скопировав высокий голос одной из классных дам, леди Виттен. – А это основная задача воспитанной молодой леди: выйти замуж и быть примерной женой и матерью!

Аирис вздохнула и потупила взор.

– Это же ужасно скучно! – едва слышно прошептала она, а потом лицо подруги стало задумчивым. – Хотя, если выйти замуж по любви…

– Аирис, дорогая! – прервал наш диалог громкий голос ее матери. – Мы возвращаемся!

– Увидимся в Эрионе, Мира, – быстро попрощалась подруга и чмокнула меня в щеку. – Я зайду к тебе!

Я помахала ей и забралась в экипаж, где было не в пример теплее, чем снаружи, – воздух согревала специальная жаровня с углями, рассыпаться и загореться им не позволяла все та же магия. Я с удовольствием скинула сапожки и забралась с ногами на сиденье, с любопытством уставившись в окно. Снежные духи тут же взвились в воздух в вихре сверкающих снежинок, и окружающее скрылось за пеленой. Пансион леди Брадис находился в одном дне езды от Эриона, столицы северных земель, если ехать по дороге. Духи доносили экипаж за полчаса и доставляли прямо во двор просторного, внушительного особняка в старинном центре города, где жили мой опекун и его племянник Кевин. Он тоже учился в академии для молодых людей и, как писал лорд Роберт, должен был вернуться на пару дней раньше. Кевина я видела еще реже, чем опекуна, наши каникулы не совпадали практически никогда, и помнила его весьма смутно. А сегодня мы все соберемся под одной крышей. Почему-то от этой мысли сердце начинало биться быстрее, и грудь сжимало от странного предчувствия.

Ох, опять моя мечтательность, мне частенько влетало за нее в пансионе. Ну а что поделать, если оно само как-то выходило? Засмотрюсь на танец снежинок за окном и представлю, как под ними медленно кружится влюбленная пара… И сердце сладко замирало, хотелось, чтобы той девушкой непременно была я… Стало совсем жарко, и я расстегнула шубку, глубоко дыша: корсет немилосердно стискивал ребра, и иногда так хотелось избавиться от этого пыточного предмета, но – нельзя. Правила приличия. Даже дома благовоспитанной молодой леди не разрешалось от них отступать, пусть никто и не мог увидеть, есть он на мне или нет.

Духи донесли до Эриона быстро, я только успела слегка задремать, прислонившись к мягкой стенке и прикрыв глаза, а экипаж уже плавно опустился на площадку перед крыльцом особняка. Быстренько надев сапожки, но не став застегивать шубку, я вышла из экипажа, поднялась по ступенькам, и дверь передо мной тут же распахнулась.

– Добрый день, леди Мирабела, добро пожаловать домой, – встретил теплой улыбкой Джойс, дворецкий.

Пожилой статный мужчина с аккуратно уложенными серебристыми волосами, пышными бакенбардами и отеческим взглядом светло-серых глаз склонил голову и тут же вышел забрать мои сумки. Хотя вещей не так уж и много у меня было: несколько платьев, белье, чулки, кое-какие безделушки и прочие милые девичьему сердцу мелочи.

– Ваша комната готова, – добавил он, входя обратно в дом.

– О, Мирочка, дорогая моя девочка! – послышался звонкий голос экономки Атиссы, и я попала в крепкие, пахнущие сдобой и ванилью объятия. – Ну, наконец-то! – Она чуть отстранилась и расцеловала меня в обе щеки. – Как раз обед готов, а то что-то ты худенькая какая-то. – Атисса окинула меня прищуренным взглядом. – Небось не кормили в этих твоих пансионах? – Она фыркнула и решительно стянула с моих плеч шубку. – Давай быстренько переодевайся и спускайся, как раз накроют.

– А лорд Роберт дома? – немного неуверенно спросила я, послушно снимая верхнюю одежду.

– Нет, он и Кевин поехали на фермы, но к вечеру обязательно вернутся! Сегодня же прием, ты знаешь? Ой, тебе же платье нужно! – всплеснула руками Атисса, подталкивая меня к лестнице. – Так, ты тогда обедай пока, а я пошлю весточку портнихе, что ты к ней заглянешь сегодня. Наверняка найдется что-нибудь!

Слегка оглушенная напором экономки, я безропотно поднялась наверх, в свою комнату, и быстро переоделась в одно из привезенных платьев из теплой шерсти темно-зеленого цвета с отделкой золотистой атласной лентой. Собрав непокорные локоны в свободный хвост, я поспешила вниз обедать. В пансионе хорошо кормили вопреки наветам Атиссы, но несколько однообразно, надо признать. А повар у лорда Роберта был мастером своего дела. Ну и после снова оделась и поспешила к портнихе, решив прогуляться пешком, благо ее салон располагался недалеко от дома. Эрион встретил суетой и шумом, строгой элегантностью особняков и уютными, вкусными запахами из кофеен и булочных, в которые тут же захотелось зайти. Снежинки все так же серебрились в прохладном воздухе, а солнце подсвечивало их, и казалось, вокруг вспыхивают искорки, оседая на меху, волосах, ресницах. Хотелось похулиганить и ловить их ртом, но я сдержалась: воспитанной леди не полагается так открыто демонстрировать эмоции. Вот когда вернусь, позади особняка лорда Роберта есть небольшой сад, закрытый оградой, там и повеселюсь.

Пока же я торопилась по широкой улице мимо домов с лепниной, балкончиками и эркерами; кое-где на фасадах поблескивали красивые узоры из мозаики, похожие на морозные. Очарования добавляли кованые ограды то в виде причудливо переплетенных веток с цветами, то изображающие каких-то фантастических зверей. Смотрелось необычно и добавляло сказочности окружающему меня городу, и я не пожалела, что решила пройтись пешком, насладиться этой прогулкой.

Добравшись до портнихи, я зашла в теплое помещение, заставленное манекенами, тихо звякнул колокольчик, и ко мне тут же подошла одна из помощниц – сама хозяйка салона была занята с двумя другими клиентками.

– Мне нужно платье сегодня на вечер, – обратилась я к девушке. – На прием в честь дня рождения…

Я не собиралась выбирать ничего слишком вычурного и почти сразу нашла то, что подходило: шелк глубокого сине-зеленого цвета, словно застывший тысячелетний лед, квадратный вырез, белоснежная пена кружев на рукавах и серебристая изморозь узора по подолу. Управившись с покупкой за полчаса, я поспешила обратно к дому: время приближалось к пяти вечера, и у меня в запасе всего пара часов, чтобы привести себя в порядок и подготовиться. И в первую очередь понежиться в горячей ванне! Нет, я спокойно переносила суровый климат севера, холода не причиняли особого неудобства, но все же ванна была моей слабостью. Особенно если взять интересную книгу, обязательно про любовь и приключения, и что-нибудь вкусненькое…

Ну вот, опять замечталась и чуть не прошла мимо дома лорда Роберта. Он и Кевин все еще не вернулись, видимо, дела требовали тщательного внимания. Фамильное дело – фермы по разведению снежиков, маленьких юрких зверьков, чей нежный мех очень ценился. Но убивать их совсем не нужно для его получения: снежики раз в месяц линяли, сбрасывая шкурки. В дикой природе ловить их утомительно, они живут в норках среди камней и снегов. Как и искать сброшенные ими шкурки, поэтому их и разводили. Что ж, ладно, я пока займусь собой. И, разложив на кровати в своей комнате купленное платье, отправилась в ванную. С книгой, конечно, и блюдом восхитительных пирожных с фруктово-кремовой начинкой. Там и провела все время почти до самого вечера, а когда вышла, часы показывали уже половину седьмого. Вечер же, по словам Атиссы, начинался как раз в семь.

– Дорогая моя, пора собираться! – В мою спальню заглянула экономка, выполнявшая и обязанности горничной в мои редкие приезды.

Кстати, надо бы, наверное, все-таки обзавестись личной помощницей, а то у Атиссы и своих обязанностей достаточно.

– Гости уже собираются, и лорд Роберт с Кевином вернулись. – Экономка зашла в спальню и улыбнулась. – Думаю, они будут рады увидеться с тобой, девочка моя. – Она окинула меня внимательным взглядом и кивнула. – Ты похорошела, Мира, совсем красавицей стала. – И сентиментально вздохнула, чем слегка смутила.

– Да ну какая красавица, что вы, – пробормотала, снимая халат и оставаясь только в тонкой батистовой нижней сорочке и коротких шелковых трусиках на ленточках. – Кожа не белая, волосы рыжие…

– Красавица, красавица, уж поверь, – заявила решительно Атисса и взялась за корсет. – Ну, давай одеваться.

Через четверть часа я уже сидела перед зеркалом в платье, а экономка колдовала над моими непокорными локонами, пытаясь уложить их в прическу и закрепить шпильками. Наконец что-то получилось, несколько прядей вились около ушей и щекотали шею, остальная рыжая масса сплеталась в сложную конструкцию, производившую обманчивое впечатление небрежной укладки. Ох, Атисса, волшебница! Я покрутилась, с удовольствием рассматривая себя, отмечая и ярко блестевшие глаза, и румянец на щеках. Ну… хорошенькая, да, сама себе я нравилась. Пусть и не такая утонченная, как северные леди. Ну и ладно. Остался последний штрих. Я достала шкатулку и открыла, там внутри лежали сережки и цепочка с кулоном-капелькой, довольно редким по цвету топазом, сине-зеленым. Как раз под мое платье. Надела украшения, бросила последний взгляд в зеркало и убедилась, что теперь образ цельный. Можно спускаться.

Я глубоко вздохнула, унимая внезапно нахлынувшее волнение, и повернулась к Атиссе.

– Ну, я готова, – тоненьким от эмоций голосом произнесла.

Экономка же умиленно сложила руки на груди и расплылась в довольной улыбке.

– Ну как есть красавица моя! Иди, конечно, – кивнула она и заторопилась. – И я пойду, надо ж проследить, чтобы закуски всем хватило и выпивки тоже. – И она вышла, а я, помедлив и прихватив с туалетного столика коробочку с брошью, за ней, только к центральной лестнице.

Мой первый официальный прием. Ох. Живот слегка подводило от возраставшего с каждым шагом волнения, сердце грохотало в ушах, и мысли скакали в голове бешеными кроликами. Как меня встретят? Не оплошаю ли? А может, лорд Роберт вовсе не хотел, чтобы я присутствовала на его дне рождения?! Но он не оставил никаких указаний или записки, значит, наверное, не против… По лестнице спускалась, вцепившись в перила до побелевших костяшек, и чудом не споткнулась. А потом медленно пошла к центральному залу, где и проходило торжество, вслушиваясь в нараставший гул голосов и звуки музыки. Приходилось то и дело сглатывать сухим горлом, напоминая себе, что настоящая леди не должна сутулиться и шаркать, подбородок нужно держать прямо, а плечи – развернутыми.

Наконец анфилада закончилась, и я переступила порог центрального парадного зала, предназначенного для торжественных мероприятий. Натертый до блеска паркет из дорогих пород дерева, на стенах узорчатый шелк цвета слоновой кости, широкие окна, множество магических светильников и позолоты. Расписанный потолок, создававший иллюзию переплетенных ветвей, украшенных распустившимися цветами. Мне здесь нравилось, красиво и вместе с тем невычурно. А сейчас тут толпилось множество гостей, как мне от чрезвычайного волнения показалось, и я понятия не имела, где среди них искать лорда Роберта! Я едва не запаниковала, как вдруг услышала знакомый голос, точнее, смех откуда-то справа. И глубоко вздохнув, решительно направилась в ту сторону.

Гости стояли не очень плотно, и протискиваться не приходилось, я просто проходила мимо, ловя любопытные взгляды и замечая, как некоторые леди перешептываются, прикрываясь веерами. Ну да, я разительно отличалась от них, и мой наряд тоже… Леди предпочли светлые пастельные оттенки, подходившие их внешности, только некоторые отваживались на столь яркие цвета, как красный, синий, зеленый. Что ж, Мира, как там учили в пансионе? Леди должна сохранять лицо при любых обстоятельствах, вот и не станем показывать никому своего страха и переживаний. Ну, где же лорд Роберт?!

Наконец очередные приглашенные отступили с моего пути, пропуская, и я оказалась чуть ли не нос к носу с хозяином особняка. И замерла, оторопело рассматривая именинника, а он смотрел на меня. Сердце пропустило удар, и я словно заново увидела лорда Роберта Рийона, Стража Гор, моего опекуна. Высокий, широкоплечий, с правильными чертами лица и квадратным подбородком, в серо-стальных глазах отражались огни светильников, а четко очерченные полные губы изогнуты в легкой улыбке. Темно-серый камзол с едва заметной искрой придавал его облику строгости и элегантности, прекрасно сочетаясь с общим видом. Взгляд лорда Роберта медленно прогулялся по мне от макушки до кончиков туфелек, выглядывавших из-под юбки, и меня вдруг обдало жаром, на несколько мгновений стало трудно дышать.

– Кто эта юная леди, Роберт? – разбил волшебство момента грудной женский голос с едва уловимыми снисходительными нотками. – Я ее не знаю. Твоя новая знакомая?

Я моргнула и перевела взгляд на стоявшую рядом с опекуном роскошную женщину в весьма открытом платье насыщенного голубого цвета, лениво обмахивавшуюся веером.

– А это моя воспитанница, леди Мирабела, – глубоким бархатистым тоном ответил лорд Роберт, и его улыбка стала шире, а в глазах мелькнуло странное выражение. – Добро пожаловать, моя дорогая. – И он шагнул ко мне, взял мою ладонь и поднес к губам.

От прикосновения я вздрогнула, показалось, кожу обожгло, и от поцелуя во все стороны брызнули обжигающие мурашки. Как-то разом пропали все слова, я судорожно соображала, что ответить, но тут заиграли музыканты, и лорд Роберт, не выпуская моей ладони, спросил:

– Не окажешь мне честь? Откроем этот вечер первым танцем?

У меня даже не возникло мысли отказать, я как зачарованная последовала за ним на освобожденное гостями пространство, не в силах отвести взгляда. Тело попеременно окатывало то прохладой, то жаром, ужасно хотелось облизать губы, но я сдерживалась от такого откровенного проявления волнения. Рука лорда Роберта легла на мою талию, и… он вдруг подмигнул.

– Посмотрим, чему тебя научили в пансионе, Бела, – чуть тише добавил он. – Прекрасно выглядишь, кстати. Тебе очень идет этот цвет.

Не дав мне ничего ответить, лорд Роберт плавно повел меня в танце, а я… Лицо вспыхнуло от его слов, горло перехватило, и волнение достигло наивысшей точки. Не знаю, с чего вдруг так распереживалась, в чем причина моей такой странной реакции, но даже голова закружилась, а перед глазами все поплыло. Хорошо еще, не споткнулась и не отдавила лорду Роберту ноги, тело само следовало рисунку танца, вбитые за пять лет навыки никуда не делись. Даже удалось пролепетать непослушными губами:

– Б-благодарю…

А вот потом случилось странное. Непонятное напряжение внутри нарастало с каждым шагом, я неожиданно начала задыхаться, воздух стал плотным и едва проникал в горло. В висках молоточками застучал страх, я испуганно уставилась на партнера, чувствуя, как слабеют коленки, по рукам и ногам прокатилась волна жара, закрутившись в животе в огненную спираль.

– П-простите… Кажется, мне плохо… – прошептала я, вцепившись в лорда Роберта и едва не упав на паркет.

С каким-то отстраненным любопытством отметила, что на коже вдруг вспыхнули искорки, но ничуть не жалили, не обжигали. А лорд Роберт неожиданно перестал улыбаться, в его глазах отразилась тревога, и… я лишь слабо ахнула, оказавшись у него на руках. Несмотря на то что сознание плыло, я все же смогла кое-как выговорить:

– Все же видят…

Дальше реальность окончательно смешалась, я только ощущала, что меня куда-то несут и становится все жарче, тело перестало слушаться. Кажется, лорд Роберт что-то говорил, но я не слышала. Гул голосов стих, свет стал приглушеннее, не так резал глаза, и пришло осознание, что вроде мы вошли в одну из гостиных рядом с залом. Меня бережно поставили на ноги, и в голове немного прояснилось, только вот огонь во мне требовал выхода, щекоча изнутри, словно пузырьки шипучки. Я тихонько рассмеялась и подняла руку, искорки собрались на кончиках пальцев в маленькие лепестки пламени, готовые вот-вот сорваться, но все испортил лорд Роберт.

– Мирабела, нет! – Его строгий и одновременно встревоженный голос заставил поморщиться.

Сильные пальцы аккуратно сжали мои запястья, и воздух ощутимо похолодел. Я жалобно посмотрела на него и протянула:

– Но почему?! Мне хочется… Так жарко… – Последнее вышло совсем как хныканье, но я уже плохо контролировала себя.

Лорд Роберт прищурился, в его взгляде мелькнуло странное выражение, а потом он обхватил мое лицо ладонями и наклонился, всем видом выражая непонятную решимость. Его губы накрыли мои настойчиво и вместе с тем нежно, и я от растерянности замерла, позабыв про огонь в крови, приоткрыв рот и… позволяя… целовать себя?! О-о-о. До сознания далеко не сразу дошло происходящее, и несколько долгих упоительных минут продолжалось это безобразие. По телу прошла волна дрожи, губы начало покалывать от нежных прикосновений, а пальцы лорда Роберта тихонько погладили мои щеки. Несколько мгновений казалось, что жар еще усилился, а потом начал стремительно уходить, оставляя вместо себя слабость и опустошение. Я издала невнятный возглас, вцепившись в плечи милорда, воздуха стало резко не хватать, и в висках словно молоточки застучали, нахлынули паника и острое смущение. Снежные духи, я стою посреди гостиной и целуюсь с лордом Робертом, моим опекуном…

Всхлипнув, я дернула головой, прервав вопиющее безобразие, ошалело уставилась на него и моргнула, совершенно не зная, что сказать, и не понимая, что нашло на меня, на него, зачем он это сделал и… почему мне это понравилось…

– Бела? – тихо позвал лорд Роберт и снова погладил мои щеки. – Все в порядке?

Ответить не успела. Дверь в гостиную резко распахнулась, и я услышала молодой, смутно знакомый голос, полный возмущения:

– Дядя! Ты что творишь с Мирой?!

Вот тут эмоции нахлынули разом, и вместо жара тело охватил озноб, такой, что зубы застучали, а сознание «решило», что с него хватит столько переживаний. Слабо вздохнув, я потеряла сознание, обмякнув в объятиях подхватившего меня лорда Роберта.

Видимо, в беспамятстве я провела недолго, потому что, когда пришла в себя, первым делом услышала голоса.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом