Элина Лунева "ШИП"

grade 4,9 - Рейтинг книги по мнению 20+ читателей Рунета

Все герои строго совершеннолетние. Персонажи, действия, места и события в данной книге являются вымышленными и созданы исключительно в развлекательных целях. Они не являются побуждением или поощрением к какому-либо действию или поведению. Это история пятерых молодых парней, которым в самом начале их карьеры в шоу-бизнесе судьба преподнесла неприятный сюрприз в виде пандемии коронавируса. И что теперь делать? Уйти на самоизоляцию и забыть о мечте стать популярными певцами? Или у их продюсера появилась другая идея? – Я решил создать группу из вас пятерых. И это будет не обычная группа, а группа раскрученная с помощью соцсетей в условиях пандемии и самоизоляции. Для этих целей я снял целый загородный комплекс, и нанял штат съемочной группы. Вы будете жить в отдельном доме, напичканном камерами, которые будут транслировать вашу жизнь, ваши репетиции, ваши тренировки и занятия в онлайн-формате зрителям. Мы создадим целое реалити-шоу. Содержит нецензурную брань.

date_range Год издания :

foundation Издательство :Автор

person Автор :

workspaces ISBN :

child_care Возрастное ограничение : 18

update Дата обновления : 28.12.2021

IntimShop

ШИП
Элина Лунева

Все герои строго совершеннолетние. Персонажи, действия, места и события в данной книге являются вымышленными и созданы исключительно в развлекательных целях. Они не являются побуждением или поощрением к какому-либо действию или поведению.

Это история пятерых молодых парней, которым в самом начале их карьеры в шоу-бизнесе судьба преподнесла неприятный сюрприз в виде пандемии коронавируса. И что теперь делать? Уйти на самоизоляцию и забыть о мечте стать популярными певцами? Или у их продюсера появилась другая идея?

– Я решил создать группу из вас пятерых. И это будет не обычная группа, а группа раскрученная с помощью соцсетей в условиях пандемии и самоизоляции. Для этих целей я снял целый загородный комплекс, и нанял штат съемочной группы. Вы будете жить в отдельном доме, напичканном камерами, которые будут транслировать вашу жизнь, ваши репетиции, ваши тренировки и занятия в онлайн-формате зрителям. Мы создадим целое реалити-шоу.

Содержит нецензурную брань.




Элина Лунева

ШИП

От автора:

Все герои строго совершеннолетние. Персонажи, действия, места и события в данной книге являются вымышленными и созданы исключительно в развлекательных целях. Они не являются побуждением или поощрением к какому-либо действию или поведению.

Прошу не проводить никаких аналогий с реальными людьми. Всё, что Вы прочтете в этой книге – исключительно фантазия автора. Желаю Вам всем приятного чтения. Прошу поддержать эту мою работу вашими звездочками и комментариями.

Глава 1

Артём

Я сидел на кожаном диване в огромной приемной в элитном бизнес-центре в самом центре Москвы, нетерпение и одновременно страх заполняли меня всего.

Вот, наконец, и закончились эти тяжелые два года подготовки, мне исполнилось восемнадцать, и я переезжал в Москву под крыло своего продюсера. Контрактом было предусмотрена запись моей первой песни, а к ней и клипа, в ближайшие полгода.

Помню, как два года назад я услышал в трубку своего телефона басовитый голос менеджера: «Вы приняты».

Именно с того телефонного звонка и началась моя настоящая жизнь. Жизнь, о которой я грезил и к которой готовился с малого детства. Сбылась моя мечта – меня заметил крупный продюсерский центр CR-I, под руководством самого Семена Леонидовича Раевского.

Эта удивительная машина индустрии шоу-бизнеса выпустила в свет не одну звезду мирового масштаба. Песни и клипы её исполнителей всегда занимали первые места в топах и чатах.

Для простого пацана, который только окончил музыкальную школу по классу фортепиано в одном из провинциальных городков России, было невероятным чудом, когда его совершенно случайно заметил на каком-то захудалом кастинге в Москве самый крупный продюсер шоу-бизнеса страны.

После этого памятного дня жизнь моя перевернулась в буквальном смысле с ног на голову. Но это коснулось не только меня, но и моей семьи. Продюсерский центр поставил передо мной и моими родителями жесткие условия, которые я должен был выполнять в течение двух лет: индивидуальный репетитор по вокалу, хореограф, физические нагрузки и диета. Но, помимо этого, были и другие ограничения, касающиеся моей личной жизни: никаких наркотиков, алкоголя и скандалов, а также девушек.

В тот самый день в кабинете Раевского, когда он положил передо мной и моими родителями контракт, произошел странный разговор между продюсером и моими родителями:

– Я хочу, чтобы ты всё хорошенько обдумал, – грозно посмотрел на меня невысокий брюнет с сединой на висках и серьезными карими глазами.

Это, наверное, было единственное, что я отчетливо запомнил в нём в тот момент, ведь я был так ошарашен этой встречей, встречей со своим кумиром. Это с его легкой руки зажглась не одна звезда нашего российского шоу-бизнеса. И вот теперь, я сидел в его кабинете, а передо мной лежал тот самый желанный контракт с CR-I. Мне казалось всё это каким-то невероятным фантастическим сном. И не удивительно, что я никак не мог сосредоточиться на том, что говорил мне этот удивительный человек. Я даже не мог нормально прочесть текст контракта, не говоря уже о том, чтобы уловить смысл. Буквы плыли перед глазами, всё вокруг смешалось, звуки, цвета, люди и лица.

И только через некоторое время ко мне пришло понимание, что я тупо сижу и пялюсь в первый лист договора, а вокруг меня разворачивается нешуточная битва. Мои родители горячо спорили с продюсером, размахивая руками и тыча пальцами в текст контракта.

– То, что вы предлагаете, это недопустимо, он совсем ещё ребенок, – возмутилась моя мама, недовольно пыхтя и с сомнением посматривая на меня.

– Я полностью согласен с супругой, – недовольно проговорил мой отец и добавил, – И что это ещё за намеки на гомосексуализм?

Ой, я, кажется, пропустил что-то важное? Что за спор? И что так возмутило моего всегда такого спокойного и уравновешенного отца?

А в это время Раевский с невозмутимым видом достал из пачки сигарету и медленным выверенным движением прикурил её дорогой золотой зажигалкой.

– Я просто хочу быть уверен в том, в кого выкладываю свои деньги. Центру не нужны скандалы и проблемы. Он должен быть абсолютно чист. Я вложу деньги только в чистый лист бумаги, чтобы в дальнейшем сделать из него то, что мне хочется.

От слов продюсера мама заметно поморщилась:

– Он живой человек и наш сын, а вы рассуждаете, словно о бесчувственном материале для вашего бизнеса.

– Именно так, – согласно кивнул Семен Леонидович, и на его лице не отразилось ровным счетом никаких эмоций, – Для меня он в первую очередь материал, ресурс, если хотите. И я готов вложить в него немалые деньги. Но если вас что-то не устраивает в условиях нашего контракта…

С последними словами Раевский подвинул документ ближе к себе, а у меня вдруг расширились глаза, и поднялась паника.

– У меня на его место очередь из таких вот мальчиков выстроится от Москвы до Сахалина.

Я в ужасе вскочил с кресла и схватил экземпляр контракта:

– Я согласен! – закричал я, – Я согласен на всё!

Переведя взгляд на своих родителей я, наконец, смог различить на их лицах разочарование и печаль. Они явно не хотели этого. И чтобы не допустить себе и мысли пойти на попятную, я схватил со стола продюсера ручку и некрасивым неровным почерком подписал договор там, где стояли мои фамилия и инициалы.

– Мам, пап, пожалуйста, – умоляюще посмотрел я на своих родителей, – Я очень этого хочу.

Мама со вздохом прикрыла глаза, а отец раздосадовано покачал головой, но всё же взял из моих рук стальное перо Parker и подписал контракт. За ним последовала и мама.

И только спустя несколько дней, вернувшись в свой родной город, и когда волна эйфории наконец отступила меня, и я смог нормально мыслить, до меня дошел смысл слов родителей в кабинете продюсера.

Условия моего контракта накладывали на меня жесточайшие ограничения на ближайшие два года. Я не имел права заключать контракты с другими центрами, распространять информацию и заключенном договоре и его условиях, я обязан был удалить профили из всех соцсетей, не выкладывать свои фото в профилях своих друзей и знакомых, не выкладывать песни своего сочинения и исполнения. Короче, в ближайшие два года я обязан был быть тише воды и ниже травы. И самое главное, контрактом было предписано прекращение всех личных и сексуальных отношений, причем не только с девушками, но и с парнями. Вот, что так сильно возмутило моего отца, намек на гомосексуализм.

– Они видно там, в своей Москве, совсем уже…, – многозначительно посмотрел он на мою маму, – Это надо же такое прописать в контракте! Как вообще можно было допустить такую мысль, что наш сын может состоять в отношениях с человеком своего пола!

– Коль, не обращай внимания, – мягко попыталась успокоить она папу, – Это же шоу-бизнес, они там что только не вытворяют. Наверняка продюсеры и не такое видели, вот и вынуждены сразу прописать все нюансы.

Да, теперь выражение «чистый лист» стал мне понятен. Никаких отношений, соответственно никаких неприятностей и скандалов, и не нужных компрометирующих фото не должно у меня быть. Ведь любое, самое невинное фото или видео, можно так перевернуть и интерпретировать, что волосы на голове встанут дыбом. Журналисты, блогеры и хейтеры будут только рады переврать любую информацию как угодно и во что угодно, лишь бы пополнить число своих подписчиков и лайков.

Да, меня ожидали два долгих года прежде, чем, наконец, исполилась моя мечта. Обо мне узнают люди, я запишу свою первую песню, а возможно даже снимусь в клипе.

И вот, наконец, прошли эти два долгих года, мне восемнадцать лет, и я здесь в CR-I. Подумать только, два года – это двадцать четыре месяца ожидания, или 730 дней тяжелой кропотливой работы с репетитором по вокалу и хореографом, однотонной ненавистной диеты, изнурительных тренировок в тренажерном зале, ну и конечно же, как финал всего – окончание школы.

И теперь я сидел в приёмной офиса Раевского, а у моих ног стояло два больших чемодана с вещами. Сегодня для меня должны снять квартиру, где я и буду жить в ближайшие два года, согласно условиям договора. Радужное будущее кружило мне голову, мысли и мечты совсем унесли меня из этой реальности, что я даже не заметил, что рядом со мной стояли несколько человек и настойчиво пытались до меня достучаться.

– Артём! – услышал я сердитый голос Семена Леонидовича и от неожиданности подпрыгнул на месте.

– А? Что? – растерянно переводил я взгляд от продюсера на его помощника, вынимая из ушей беспроводные наушники.

– Он ещё и в наушниках, – устало закатил глаза к небу Раевский, – Иди за мной, – припечатал продюсер и направился в свой кабинет.

В кабинете продюсера за длинным дорогим столом красного дерева сидело ещё четверо молодых парней, которые с интересом посмотрели на робко входящего меня. На их лицах было написано полное непонимание, впрочем, как и на моём.

– Занимай свободное место, – кратко кинул мне Раевский и уселся в высокое кожаное кресло.

Тишина длилась не долго, пока у кого-то из парней не зазвонил мобильник.

– Твою мать, Денис, я же просил отключить мобильники, – проговорил он сердито и строго посмотрел на остальных ребят и меня.

Я же от его взгляда весь похолодел и, достав трясущимися руками свой смартфон, поставил его на беззвучный.

– Кхм, Кхм. Итак, если все в сборе, то приступим, – проговорил мужчина, – Согласно условиям ваших контрактов каждый из вас должен до конца этого года выпустить песню и сняться в клипе. Но…

На последнем слове продюсер сделал многозначительную паузу, от которой у меня мурашки поползли по спине. Неужели он хочет разорвать со мной контракт?

Очевидно, все мои эмоции отразились у меня на лице, да и не только у меня, так как у рядом сидящих со мной ребят я также заметил выражение взволнованности и страха на лицах.

– Спокойно, – поднял ладони вверх Раевский, – Не надо переживать, контракты расторгать мы не собираемся, но некоторые изменения все-таки внести придётся. Для вас ни для кого не секрет, что сейчас творится во всем мире. Китай закрыл свои границы, вслед за ним и страны Европы. Не ровен час, это же ожидает и Россию.

Наступила минута молчания, в течение которой мы впятером с непониманием сверлили глазами Раевского и переглядывались между собой.

– Вы что, новости не смотрите? Вы все взрослые люди, ну или почти все, – на последней фразе мужчина строго посмотрел на меня и продолжил, – Совсем не интересуетесь, что в мире делается? Коронавирус, мать его, чтоб его! Пандемия! – вскричал продюсер, – Скоро мы все сядем на карантин, на самоизоляцию, будь она неладна. А это значит «нет» съемкам и записям песен, и соответственно клипам. Это значит «нет» концертам и гастролям.

Он прервался, налил из стеклянной бутылки воды в стакан и медленно её выпил, и только потом продолжил:

– Короче, выражаясь простым языком, это полная жопа. И учитывая, сколько я потратил денег на каждого из вас, эта жопа растёт в геометрической прогрессии. Как я могу раскручивать молодых исполнителей в подобных условиях, ведь я должен по идее отправить вас всех по домам на самоизоляцию.

Паника все больше начала заполнять меня. Я прям ощутил, как все мои мечты, словно замок из песка, смыло волной. Мой мир рухнул, вместе с моими надеждами. Казалось, если продюсер скажет ещё хоть слово, я расплачусь прям здесь, в его кабинете.

– Но, – спокойно произнес Раевский, поднимая указательный палец вверх, – Мы нашли выход из сложившейся ситуации.

После этих слов я увидел, как настороженно уставились все парни на лицо продюсера, жадно ловя каждое его следующее слово.

– Я не намерен больше терять свои деньги, раскручивая каждого из вас по отдельности. Поэтому, я решил создать группу из вас пятерых. И это будет не обычная группа, а группа раскрученная с помощью соцсетей в условиях пандемии и самоизоляции. Для этих целей я снял целый загородный комплекс, и нанял штат съемочной группы. Вы будете жить в отдельном доме, напичканном камерами, которые будут транслировать вашу жизнь, ваши репетиции, ваши тренировки и занятия в онлайн-формате зрителям. Мы создадим целое реалити-шоу. Только таким образом мы сможем раскрутить вас и увеличить рейтинги центра.

Снова наступила гнетущая тишина, которую совершенно неожиданно нарушил мой сосед справа. Он внезапно громко икнул, и очевидно сам себя напугал этим, отчего подпрыгнул на месте.

Это вероятно стало сигналом для других парней, так как они внезапно все заговорили в один голос. И тут началось какое-то безумие. Каждый пытался перекричать другого. Один возмущался, второй что-то спрашивал, третий кричал о договоренностях о сольной карьере, четвертый так громко икал, что даже не мог говорить. И только я не издавал ни звука, а лишь растерянно и испуганно переводил взгляд с одного на другого.

– А ну заткнулись все! – вдруг раздался сердитый голос продюсера, – Если кого-то что-то не устраивает, то пошли вон отсюда! Но перед этим, согласно контракту вы оплатите неустойку и возместите мне всё, что я уже успел на вас потратить.

Это было жёстко. По крайней мере, мне так показалось. Но слова Раевского мгновенно привели всех в чувства, все разом умолкли и притихли, и как-то вжались в свои стулья. И даже мой сосед перестал звонко икать.

А дальше, всё происходило словно в режиме ускоренной перемотки. Нас вместе с нашими вещами запихнули в микроавтобус и несколько часов везли в неизвестном направлении.

Ехали мы практически в полной тишине, очевидно, каждый думал о своём. У меня же сильно чесались руки позвонить родителям, но мне этого сделать не дали, изъяв у меня и у остальных парней перед выездом все наши смартфоны, планшеты и ноутбуки, пообещав вернуть их к вечеру. По объяснению помощника продюсера, Михаила Негодяева, все гаджеты были изъяты для проверки и чистки, а также установки новых программ. Помимо этого, каждому участнику должны будут создать свой аккаунт в различных соцсетях для продвижения и пиара. Естественно все наши странички будут жестко просматриваться и контролироваться менеджером и продюсером CR-I. В конечном счете, все созданные аккаунты будут представлять собой ни что иное как фан-сервис для продвижения группы.

Уже под конец нашего маршрута один из парней не выдержал и заговорил первым:

– Ребят, раз уж так получилось, и нам все равно придется работать вместе, давайте знакомится. Меня зовут Максим Голубев, можно просто Макс. Мне двадцать лет. Я пою, в основном рэп, немного поп, немного пишу музыку и тексты.

Все парни с интересом посмотрели на говорившего и от этого неожиданно смутившегося Макса. Я же про себя отметил, что он был роста примерно 170-175 сантиметров, с русыми волосами и умными большими серыми глазами. Стройный, подтянутый, и довольно симпатичный. Единственное, что отталкивало в его внешности, это его длинные неухоженные волосы и очки батаника на носу.

– А я Денис Кудряшов, можно просто Дэн, – пожал руку Максу высокий брюнет с почти черными глазами, короткой стрижкой и большими раскаченными плечами. Н-да, этот парень выглядел, как ходячая реклама тренажерного зала, – Мне двадцать два года, я ударник, а также тоже могу быть вокалистом. Во всяком случае, до сегодняшнего дня я очень рассчитывал на сольную карьеру, – закончил с видимым раздражением Денис.

Следующим решил представиться парень, что сидел рядом со мной в кабинете у Раевского и постоянно икал. Это был также вполне симпатичный парень, довольно высокий, как и все мы, стройный, со спортивным телосложением и чуть рыжеватыми вьющимися волосами. Его огромные зелёные глаза смотрели на нас рассеянно и без явного интереса. Я ещё подумал про себя, что если его подстричь и причесать, то он станет просто шикарным красавцем.

– Меня зовут Алексей Смирнов, можно просто Лёха. Но в своём кругу меня называют Алекс, и это мне как-то привычнее. Мне девятнадцать лет. Я увлекаюсь электронной музыкой и вокалом.

– В своём кругу это где? Что ты имел в виду? – заинтересованно посмотрел на Алекса Дэн.

– Ну, это просто мой ник в сети игр. Я увлекаюсь компьютерными играми, – пояснил парень.

Все снова окинули его придирчивым взглядом, а Дэн посмотрел на этого странного парня как на задрота, который кроме игр ничем не интересуется. Затем его прищуренный взгляд остановился на мне, отчего мне стало как-то не по себе.

Все книги на сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом